Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экологическая акция «Речная лента» в России


Программу ведет Светлана Толмачева. В программе принимают участие - Ольга Подосенова, координатор программ Уральского экологического Союза, Галина Ситникова, заместитель председателя Общества охраны природы Сибири, и Мария Дронова, председатель Свердловского отделения партии «Яблоко».

Светлана Толмачева: В России проходит экологическая акция «Речная лента». Участники общественных объединений пытаются навести порядок на берегах рек – убрать несанкционированные свалки и привлечь внимание местных властей к удручающему состоянию водоемов.

Итак, представляю гостя Екатеринбургской студии – это Ольга Подосенова, координатор программ Уральского экологического Союза.

Доброе утро, Ольга.

Ольга Подосенова: Доброе утро.

Светлана Толмачева: Расскажите, пожалуйста, поподробнее, как организована и как проходит акция «Речная лента».

Ольга Подосенова: Акция «Речная лента» началась в конце мая, во время форума «Великие реки» в Нижнем Новгороде. И был передан первый кусочек вот этой «Речной ленты». Он был передан нашим дальневосточным коллегам и улетел на Амур. И, собственно, сама практическая часть «Речной ленты» началась в мае на Амуре, то есть в городе Хабаровске. И смысл этой акции в том, что с востока эта «Лента», как эстафета, будет передаваться от региона к региону, от реки к реке, как система капилляров, мелких родничков, которые впадают в реки, и будут передаваться добрые дела и вшиваться кусочки этой «Ленты». И к сентябрю эта «Лента» должна пройти через всю Россию, через 18 регионов и вернуться снова в Нижний Новгород. И в дальнейшем планируется, что группа общественных экологических активистов направится в Москву вот с этой «Речной лентой», с информацией о том, что вообще сделано на реках, с информацией о ситуации на реках группа отправится в Москву, в Министерство природных ресурсов и, возможно, даже к президенту.

Светлана Толмачева: Скажите, пожалуйста, впервые в России проходит такая акция или уже были подобные попытки каким-то образом провести летние экологические десанты на берегах рек?

Ольга Подосенова: Ну, акция проводится ежегодно уже больше 10 лет. Но вот такой масштабной акции, именно спланированной как эстафетное движение, такого не было. Конечно, мы проводили каждый год Единые дни защиты малых рек. Но все это было, знаете, в регионах, как крошечки, не очень заметные действия. А вот это мероприятие мы хотим сделать более массовым, более видимым для всех людей. То есть лозунг этой «Ленты» - «Речная лента» - российская сеть рек. Вливайся!». То есть мы как бы преследуем две цели. Во-первых, привлечь новых сторонников из общественности, из инициативных групп, и во-вторых, привлечь внимание властей к тому, что существуют проблемы малых рек и рек больших. И мы считаем, что в России этому не уделяется не то что большого, а вообще никакого внимания.

Светлана Толмачева: Ольга, а сейчас кто среди ваших активистов – это школьники, это студенты или все-таки те люди, которые приходят, потому что у них есть свободное время и они хотят помочь общественному движению?

Ольга Подосенова: На самом деле актив речного движения, он очень разнообразен. И мы смеемся, что у нас от пионеров до пенсионеров, от 7 до 70, и даже выше. Но, конечно, основной актив – это дети. Потому что они первыми откликаются на какие-то проблемы экологические. И детей, по нашему опыту, их проще поднять на какое-то доброе дело. Взрослые дяди и тети, они, как правило, долго думают.

Светлана Толмачева: Скажите, Ольга, насколько просто летом, или не просто, собрать школьников? Ведь большинство детей на каникулах, большинство уезжает, кто-то одержим идеей заработать во время летнего отдыха. А тут вы предлагаете бесплатный труд на благо общества. Каким образом собираете людей?

Ольга Подосенова: Ну, собираем... На самом деле у нас есть активисты, которые работают с нами многие годы. И, в общем, любой наш клич они готовы поддержать. И это все, конечно, на энтузиазме, и люди просто бросают свои дела и вливаются в нашу «Ленту».

Светлана Толмачева: А вот по силам ли подросткам разгрести свалки вдоль берегов рек, например, в Екатеринбурге вдоль Исети?

Ольга Подосенова: Однозначно скажу, что все свалки разгрести не по силам школьникам. И вообще, на самом деле, мы всегда, когда проводим акции, говорим, что наши школьники – это не дворники, и не их дело убирать эти свалки.

Светлана Толмачева: К этой теме мы еще вернемся. А сейчас звонок от нашего слушателя. Доброе утро.

Слушатель: Добрый день. Это Сергей из Санкт-Петербурга. У меня вопрос. У вас очень хорошая, конечно, идея насчет очистки наших рек ужасных. А почему не было никакой информации? Почему вы не посылали информацию хотя бы в Петербурге, например, на телевидение? Вот сейчас у нас «белые ночи», тут масса людей гуляет по берегам. Вообще это ужасное, конечно, зрелище – вот эти наши загаженные реки. Можно ли как-то сделать так, чтобы вы инициативу продвигали в наши средства массовой информации?

Светлана Толмачева: Спасибо, Сергей, за замечание. Вот продвигаем.

Ольга Подосенова: Да, на самом деле вот то, что мы сейчас говорим об этом, это и есть элемент... Дело в том, что мы общественная организация, мы не делаем рекламу, но мы постоянно стараемся об этой акции сообщать. И, кстати, в Санкт-Петербурге у нас тоже есть коллеги, и «Лента» туда прибудет ближе к сентябрю. И я постараюсь коллегам передать, чтобы они более активно работали с прессой, чтобы люди обычные тоже знали об этой акции и включались в нее. Так что, Санкт-Петербург, включайтесь!

Светлана Толмачева: Но опять же Санкт-Петербург не может ждать до сентября, потому что «белые ночи» сейчас, проблема обостряется сейчас, именно сейчас скапливается мусор по берегам рек.

Скажите, вот в данный момент только ли на коммунальные службы надежда или все-таки общественники в том же Санкт-Петербурге какие-то шаги предпринимают, чтобы в это пиковое время как-то разрешить ситуацию?

Ольга Подосенова: Получается, да, что коммунальные службы нам всегда не приходится ждать. И, конечно, мы туда пишем и мы стараемся брать под свой контроль. Но просто получается, что мы как санитары выходим и ликвидируем конкретные свалки. Но просто мы подчеркиваем, что наших сил не хватит, чтобы ликвидировать все.

Светлана Толмачева: Кто следит за чистотой на берегах водоемов в вашем городе? – этот вопрос мы задаем сегодня слушателям Радио Свобода.

Напомню, что мы говорим об акции экологов по очистке берегов рек в крупных российских городах. Акция под названием «Речная лента» проходит сейчас в Сибири. В июле эстафета будет передана Уралу. В Екатеринбурге экологии заранее готовятся к встрече «Речной ленты». Накануне уральские экологический Союз устроил праздник – День рождения Исети – реки, на которой стоит Екатеринбург. На празднике побывала наш корреспондент Дарья Здравомыслова.

Дарья Здравомыслова: К эстафете «Речная лента» в Екатеринбурге начали готовиться почти за месяц. Около 100 школьников собрались на берегу городской реки Исеть, чтобы поздравить ее с днем рождения, который сами и учредили.

Школьники читают стихи: Мы реку свою спасем и порядок наведем!

Дарья Здравомыслова: Празднование дня рождения – это не только песни, стихи и рисунки на соответствующую тему. По мнению экологов, это еще одна возможность привлечь внимание окружающих к проблеме загрязнения реки. Только за последний год участники движения «Поможем Исети» вывезли с ее берегов 20 тонн мусора.

В разгар праздника две жительницы близлежащих домов обрушились с гневными жалобами на координатора движения «Поможем Исети» Ольгу Подосенову. Возмущенные горожанки требовали, чтобы экологи немедленно поставили общественные туалеты и вывезли мусор из их дворов.

Ольга Подосенова: Мы не дворники, наши дети не дворники.

Жительница Екатеринбурга: Вы эколог. На что вы смотрите?! Вы посмотрите, что там делается! Общественный эколог... Что делается на той стороне?! Общественный туалет.

Ольга Подосенова: Нам часто звонят люди и говорят: «Вот у нас горит то-то. Экологи, куда вы смотрите?! Давайте, делайте что-то за нас». Так вот дети, которые пришли сюда, я надеюсь, что у них такой позиции не будет.

Жительница Екатеринбурга: А почему я должна за всем городом убирать?..

Дарья Здравомыслова: Экологи часто сталкиваются с ситуацией, когда люди не желают ничего делать сами, а просто ждут помощи от других. Именно такие акции, где дети берут в руки метла и лопаты, приносят должный результат. Взрослым становится стыдно, говорят защитники окружающей среды.

Основная проблема – это несанкционированные свалки, которые находятся в верховьях Исети. Именно от этого мусора планируется очистить реку во время кампании «Речная лента». Организаторы понимают, что только руками школьников и студентов все свалки не убрать. Поэтому они собираются обратиться за поддержкой в районные администрации. Но не всегда чиновники идут навстречу таким предложениям.

Так, школьники лицея номер 110 решили привести в порядок пару лет назад одну из набережных Исети. Как рассказала преподаватель Светлана Кузахметова, с вывозкой мусора тогда им помогать отказались.

Светлана Кузахметова: Когда мы обращались к администрации нашего города, чтобы вывезли мусор, администрация на наше обращение не откликнулась. Тогда Сергей обратился к своему папе, и у того на предприятии взяли машину - и своими силами ученики вывезли мусор.

Дарья Здравомыслова: Всероссийскую «речную эстафету» Екатеринбург примет 18 июля - большая тряпичная лента из сшитых лоскутков с названиями рек, где экологи уже поработали. В финале акции организаторы хотят привезти ее в администрацию президента, и, таким образом, убедить чиновников, что без государственной поддержки в этом деле не обойтись.

Светлана Толмачева: Ольга, вот только что в репортаже нашего корреспондента мы слышали ваш весьма эмоциональный диалог с жительницами Екатеринбурга. Как часто приходится сталкиваться с такой иждивенческой позицией горожан - «придите и уберите»?

Ольга Подосенова: Да практически каждый день. Нам звонят по телефону и говорят: «Идите и решите все за нас».

Светлана Толмачева: Вы как-то пытаетесь переубедить людей или это уже на уровне менталитета и тратить время на разговоры здесь бессмысленно?

Ольга Подосенова: По нашему опыту, переубедить немногих удается. Но, в принципе, бывают ситуации, когда, действительно, если люди озабочены проблемой и они готовы... то есть они приходят, мы помогаем им и решаем конкретные дела. Например, было дело по строительству кольцевой дороги в водоохранной зоне Исети. И там практически инициативная группа все взяла в свои руки, и при нашей поддержке дошли до общественных слушаний на уровне области – и дело решено. И таких случаев было несколько. Но их, к сожалению, гораздо меньше, чем поступающих звонков. То есть все-таки скорбное бесчувствие среди нашего населения – это действительно большая проблема.

Светлана Толмачева: Какой у вас фронт работ на июль? Как много вы хотите охватить прибрежных зон, когда к вам придет эстафета «Речная лента»?

Ольга Подосенова: Ну, в июле это будут, скорее, акции для журналистов. Потому что в основном мы уже начали работать с апреля, и с апреля уже наши активисты убирают какие-то участки. То есть это работа ежегодная. А в июле мы будем просто встречать «Речную ленту», проведем какую-то одну из акций в Екатеринбурге. И вот мы, например, хотим установить табличку на одном из мест, где был приток Исети – малая река, о которой все уже забыли. Мы хотим напомнить людям о том, что у нас есть и такие реки, и о них нужно помнить.

Светлана Толмачева: Скажите, вы работаете только в городе или в область тоже выезжаете? Потому что, понятное дело, река ведь не только в городе.

Ольга Подосенова: Конечно, мы работаем не только в городе. И у нас очень сильные связи, например, с Каменск-Уральским, со Станцией юных натуралистов. Они многие годы работают с нами. То есть мы, на самом деле, с них начали свое активное движение, потому что именно там началось уральское движение в защиту российских рек. Мы начали брать под охрану участки реки именно в Каменске.

И вы правильно заметили, что река – это действительно естественный организм, его административное деление не интересует. И спасать реку в одном месте бессмысленно. То есть нужно это делать на всем протяжении реки. Естественно, у нас есть экспедиции в область и в конкретные населенные пункты.

Светлана Толмачева: И сейчас у нас на связи Омск. К нашему разговору присоединилась наша гостья в Омской студии – это Галина Ситникова, заместитель председателя Общества охраны природы Сибири.

Доброе утро, Галина Владимировна.

Галина Ситникова: Доброе утро.

Светлана Толмачева: Галина Владимировна, по вашему мнению, может ли, в принципе, быть чистой вода в таком большом, крупном городе, как Омск? Или же действительно предприятия сбрасывают воду, реки становятся уже какими-то сточными придатками больших предприятий, и влиять на этот процесс, допустим, общественным экологам невозможно?

Галина Ситникова: На сегодняшний день, на мой взгляд, ситуация улучшается, активистов появляется все больше. Мы убираем мусор. На улице появляется больше урн. Предприятия на сегодняшний день улучшают свое экологическое состояние на своей территории, а также улучшается ситуация со сливными канализациями.

Светлана Толмачева: В Екатеринбурге часто говорится о необходимости введения экологической полиции. Но пока те же самые несанкционированные свалки в Свердловской области исчезают только после нажима общественности или уж когда действительно общественность сама берет в руки лопаты и разгребает то, что видит собственно перед своими окнами. В Омске были ли попытки учредить экологическую полицию?

Галина Ситникова: Около пяти лет назад экологическая полиция у нас существовала при мэре Рощупкине. На сегодняшний день наш новый мэр хочет возобновить эту структуру. Насколько она будет эффективна, я еще не могу сказать. Но если данная структура будет выполнять свои обязанности, то, я думаю, ситуация будет намного лучше.

Светлана Толмачева: В июле вы так же ждете у себя эстафету «Речная лент». Скажите, пожалуйста, как вы к ней готовитесь, и насколько широкий фронт работ для себя определяете?

Галина Ситникова: Мы очень активно к ней готовимся. Да, числа 8-9 июля мы будем встречать «Речную ленту» у себя. Как сказала Ольга, мы ежегодно проводим, в принципе, такие акции. И эта акция ничем не будет отличаться. Мы будем убирать, так же будем продолжать уборку территорий пляжей, мы будем выходить на стрелку, где Омь впадает в реку Иртыш, и там произойдет передача «Речной ленты».

Светлана Толмачева: Кому после вас будет производиться передача?

Галина Ситникова: Далее мы везем «Речную ленту» в город Екатеринбург.

Светлана Толмачева: Скажите, пожалуйста, Галина Владимировна, ваши основные силы, так же как и в Екатеринбурге, - это школьники, или все-таки у вас более серьезный коллектив, более сильный, я бы так сказала?

Галина Ситникова: Около 80 процентов – конечно же, это школьники. Это самый активный на сегодняшний день народ. Около 10 процентов – это студенты, а также взрослое население.

Светлана Толмачева: Спасибо, Галина Владимировна.

И сейчас к нашему разговору о состоянии рек в больших городах присоединяется председатель Свердловского отделения партии «Яблоко» Мария Дронова.

Доброе утро, Мария.

Мария Дронова: Доброе утро.

Светлана Толмачева: Не случайно ваше участие в нашем сегодняшнем эфире. На прошлой неделе в Москве руководители «Яблока» приняли заявление об экстренных мерах по предотвращению тяжелых экологических последствий техногенных катастроф. Активисты вашей партии всерьез озаботились экологическими проблемами России или заявление появилось, что называется, на злобу дня?

Мария Дронова: Знаете, Светлана, я считаю, что партия «Яблоко» единственная политическая структура, которая заинтересована в сохранении той экологической ситуации, точнее, стабильной экологической ситуации в нашей стране. И наша партия всегда занималась экологическими вопросами. Мы всегда очень трепетно относились к экологии, и в ближайшее время, и вообще в будущем также будем относиться с таким же трепетом к окружающей среде.

Светлана Толмачева: Мария, ну, это все, что называется, лирика. А вот конкретно, что решили руководители вашей партии, когда подписывали это заявление?

Мария Дронова: Я вкратце расскажу, с чем это связано. Во-первых, мы считаем, что в стране, в России, не существует государственной экологической политики. Для нашей страны это катастрофа. Последние реальные угрозы для жизни и здоровья наших людей, которые возникли с последними катастрофами, я напомню, - это Ногинск, это Москва, отключение электроэнергии, это Тверская область – приводят к тому, что это очень сильно влияет не только на саму экологию, но и на жизнь людей.

Светлана Толмачева: А что вы предлагаете?

Мария Дронова: Мы предлагаем в первую очередь запретить строительство и эксплуатацию опасных объектов без заключения государственной экологической экспертизы, предписывать обязательно комплексную аттестацию предприятий первого класса, вводить обязательное страхование рисков не только в связи с авариями, но и с возможным ущербом в результате текущей деятельности «опасных» предприятий. Так же, естественно, активизировать Министерство экологии и природных ресурсов, которое у нас существует и, к сожалению, бездействует. И последнее – это оплата ликвидации аварий не из государственного бюджета, не за счет наших собственных с вами средств, а за счет того предприятия, которое загрязнило окружающую среду. Это вот основное, что предлагает «Яблоко», и с этим мы выступаем в настоящий момент.

Светлана Толмачева: Мария, мы в эфире сегодня обсуждаем акцию «Речная лента», которая проходит сейчас в Сибири, скоро на Урале экологи так же будут принимать эстафету - и будут чистить прибрежные зоны рек и озер. Как вы считаете, в Свердловской области прибрежная речная зона, в общем-то, в удовлетворительном состоянии или заявление, о котором вы только что говорили, адресовано и местным властям в связи с состоянием рек в том числе?

Мария Дронова: Знаете, я считаю, что прибрежная зона, как и городская, собственно, нашей реки Исеть просто в отвратительно загрязненном состоянии. И это нужно убирать. К этому нужно привлекать не только экологов и местные власти, но, я считаю, и жителей, которые отчасти загрязняют окружающую среду, в частности реки и озера, существующие вокруг Свердловской области.

Светлана Толмачева: И у меня вопрос к Ольге Подосеновой. Ольга, как вы считаете, действительно ли сегодня в России нет внятной экологической программы? И меня удивило заявление «Яблока» по поводу того, что нужна экологическая экспертиза объектов. Ведь на самом деле это законодательно закреплено, что при строительстве, при сооружении каких-то объектов обязательно должна быть экспертиза. Так о чем мы говорим?.. Ведь она проводится.

Ольга Подосенова: Я абсолютно согласна с позицией «Яблока». В России действительно не существует экологической политики, водной политики, и вообще любой политики, касающейся окружающей среды. И по закону в некоторых случаях... существует закон об экологической экспертизе, но он нарушается. Я бы добавила еще к этому заявлению, что и обязательная общественная экспертиза, причем она должна быть прописана законодательно, а не так, как существует сейчас – она существует только на бумаге. И общественность свою позицию совершенно никак не может донести до уровня законов.

Светлана Толмачева: Сейчас у нас есть слушатель на линии. Доброе утро.

Слушатель: Доброе утро. С вами говорят с берегов Волги, из Самары. У нас такая же проблема с Волгой, как и у вас с сибирскими и с уральскими реками. Но меня возмутила позиция жителей и вообще населения в отношении экологов. Вместо того чтобы направить свой гнев на чиновников, которые разворовывают и без того скудные средства, отпускаемые на экологию, и вместо этого они направляют свой гнев на тех, кто борется с этим делом – на экологов, на «яблочников» и так далее. И до тех пор, пока наш народ, наше население будет обращать свой гнев не туда, куда надо, не на тех, на кого надо, в нашей стране, в том числе и с очищением рек, ничего не будет происходить. Поэтому все зависит от наших вороватых чиновников, которые все разворовывают в стране. И вот с кем надо бороться, и направлять свой гнев только на них. Именно от них все это зависит.

Светлана Толмачева: Спасибо за вашу реплику в эфире.

И вновь я обращаюсь к Марии Дроновой. Мария, скажите, заявление, о котором мы с вами начали говорить, оно существует только на уровне Москвы или в Екатеринбурге Свердловское отделение партии «Яблоко» так же будет что-то пытаться делать в этом направлении?

Мария Дронова: Заявление было принято, как вы правильно сказали, на прошлой неделе. Естественно, региональные отделения во всех регионах присоединяются к этому заявлению, так как бюро, на котором было принято это заявление, - это орган, в который входят «регионалы» в том числе, то есть люди из регионов. Это во-первых.

А во-вторых, естественно, мы здесь в Екатеринбурге занимались проблемой экологии, и будем заниматься. В частности, могу привести несколько примеров. Это пример с Асбестом, с захоронением ядовитых веществ в Асбесте. В частности, благодаря «Яблоку» эта проблема всплыла, и жители Асбеста помнят эту историю, которая была три года назад. Ну, естественно, мы занимаемся экологическими проблемами. Сейчас не так уж сильно, честно признаюсь, но я надеюсь, что мы возвратимся к этой достаточно острой проблеме в ближайшее время, и будем изучать экологическую ситуацию совместно, надеюсь, с Ольгой, совместно с другими экологическими организациями. Так что мы готовы к сотрудничеству по данной теме.

Светлана Толмачева: Спасибо, Мария.

И возвращаюсь к беседе с гостем Екатеринбургской студии. Ольга, пару месяцев назад мы встречались именно здесь, в студии Радио Свобода, чтобы поговорить о вашей акции. Активисты вашего Союза требовали от МЧС обнародовать варианты эвакуации населения в случае радиационной катастрофы, например. Местное представительство не пошло вам навстречу. Тогда было сказано, что эти сведения представляют государственную тайну и широкому распространению не подлежат. Но у МЧС все под контролем, и об этом заявил представитель МЧС в нашем эфире.

Вот после того, что произошло, начиная от энергокризиса в Москве и заканчивая крушением железнодорожного состава в Тверской области, вы собираетесь продолжить после всего, что было, диалог с МЧС? Или вы считаете, что это бесполезно? И мы просто видим, какова сейчас позиция властей в отношении населения и в отношении техногенных катастроф.

Ольга Подосенова: Естественно, мы собираемся продолжать диалог и с МЧС, и со всеми другими государственными структурами. И все, что происходит в последнее время - вот эти катастрофы, они стали видны только потому, что они произошли в столице. На самом деле каждый день, по оценкам экспертов, происходят подобные случаи с разливами нефти. Каждый год 5 миллионов нефти, только по официальным данным, выливается, а по неофициальным источникам – в три раза больше. Вот то, что говорят наши коллеги, которые работают на Севере, там ужасные разливы нефти, и они не текут в наши сибирские реки и не дотекают до Екатеринбурга только потому, что мерзлота держит. А вот с этим потеплением, на самом деле, очень скоро все это начнет проникать и к нам.

И мы будем продолжать эту работу. И «Речная лента» - это один из элементов. В частности, что касается этой катастрофы, мы параллельно с «Речной лентой» будем составлять «черную карту», вот как Красная книга, только будет «черная карта» с нанесенными пунктами опасности для рек и для всего живого. И мы хотим эту карту представить, в том числе, и на властном уровне. Потому что чиновники – и МЧС... На самом деле вся ситуация подчеркивает, что никто не готов был к этой ситуации – ни МЧС, ни РЖД. То есть лица, которые должны быть ответственными, они только говорят, что они все готовы. Но на самом деле это не так.

Светлана Толмачева: И вновь у нас есть звонок от слушателя. Доброе утро.

Слушатель: Здравствуйте. Владимир, Москва. Вы знаете, я говорю о том, что всем известно, что идет полное разрушение экологии России при попустительстве всех, начиная с правительства. Причем тут чиновники?! Чиновники должны быть встроены в государственные структуры и выполнять свою работу. Бороться против чиновников – это глупо. Потому что во всем мире они есть. Но они должны качественно делать свою работу. Если они делают ее некачественно, в этом виновато правительство.

Лесной кодекс, который сейчас принимается, он полностью разрушает лес. Даже под Москвой рубят лес, и вырастает там ивняк, осина и ольха.

Светлана Толмачева: Спасибо вам, Владимир, за замечание. Смысл вашего высказывания понятен.

Действительно, когда нет внятной экологической программы у правительства, какой смысл бороться с чиновниками, которые не выполняют какие-то свои отдельные функции?! Если экологи и общественники следят за чистотой прибрежной зоны в городской черте и убирают мусор, то состояние дна они не могут контролировать никак, хотя бы потому, что не имеют специального оборудования. В Екатеринбурге Инспекция по маломерным судам принимает заявки от пионерских лагерей и баз отдыха на очистку дна. Как работают сотрудники Инспекции, выяснил наш корреспондент в Екатеринбурге Сергей Соловьев.

Сергей Соловьев: «Работа у нас не пыльная», - сказал мне в машине Алексей Задорин, старший водолаз Инспекции по маломерным судам. Только что мы приехали на берег Верхсысертского водохранилища. Здесь водолазы будут чистить дно купальной зоны одной из туристических баз. «Работа не пыльная, но мокрая», - добавил Александр Бастрон. Сейчас они с другим Александром, Немченко, уже под водой. Время от времени вытаскивают на пирс всякий подводный мусор. Вот только что достали стул. Алексей Задорин рассказывает.

Алексей Задорин: В Свердловской области прозрачных водоемов не так уж и много. Обычно приходится работать по мутной воде, в засоренных местах. Водоемы у нас, конечно, в плохом состоянии.

Сергей Соловьев: А нормальное – это какое?

Алексей Задорин: Ну, мало стекол, мало стульев под водой, штырей, гвоздей, банок консервных… Мы, например, в некоторых лагерях собираем по два-три мешка стекол. Сдача пляжа происходит чисто под подпись. На наше честное слово. Ну и проверяют уже отдыхающие. Заказчики надеются на нашу совесть, что мы чистим пляжи добросовестно.

Сергей Соловьев: Оценить состояние водоема мы, простые отдыхающие, можем только внешне. Берег чистый, вода мокрая - вот и вся информация. Что творится на дне, понимаешь, что называется, на собственном печальном опыте, когда наступишь на стекло или консервную банку. Не дай Бог, конечно.

Экологическое состояние речки или озера могут проследить только специалисты. Санэпиднадзор Екатеринбурга в начале июня вообще ни одного городского водоема не признал пригодным для купания. До сих пор у городского бюджета средств на очистку прудов не нашлось. Водолазы Инспекции по маломерным судам работают только в области по заявкам организаций, содержащих базы отдыха и детские лагеря.

Впрочем, у водолазов, оказывается, есть еще один, свой показатель чистоты. Я попрошу о нем рассказать двух Александров, когда они вернутся из воды.

Александр Бастрон: На Белоярке было море раков вообще. Лобстеры такие! А потом ездили – нет, все меньше, меньше, меньше… На Таватуе так же было, на ВИЗе, на Шарташе тоже раки появлялись, есть, но мало. Раки и ракушки-двузубки, по-моему, они ведь тоже только в чистой воде. Загаживают водоемы. За последние годы все хуже и хуже.

Александр Немченко: Лет за 5-6, может быть. Сейчас у нас даже с дайверами просто договор, что они раков там не вылавливают, мы раков не вылавливаем. Есть рак – посмотрел, показал, может быть, кому-то - и обратно отпустил. Вчера я всего двух раков видел. И то один из них мертвый был.

Сергей Соловьев: Верхсысертское водохранилище в окрестностях Екатеринбурга.

Светлана Толмачева: Тот, кто заинтересован в безопасности отдыхающих, тот и заказывает уборку. И тут уже находятся силы и средства, и никто не взывает к общественным экологам. Тему продолжит корреспондент Омской телерадиокомпании «Антенна 7» Вячеслав Суриков.

Вячеслав Суриков: Первый омский коммерческий пляж появился три года назад. Он расположен на берегу реки Иртыш и занимает площадь в один гектар. При строительстве на это место привезли 5 тысяч кубометров экологически чистого песка. Этот песок, равномерно рассыпанный по всему пляжу, постоянно поддерживается во взрыхленном состоянии. По словам директора пляжа «Центральный» Мэри Евсеевой, уборкой территории они начинают заниматься с восьми утра.

Мэри Евсеева: Восемь рабочих с 8 до 10 часов утра производят уборку той территории, которая принадлежит непосредственно пляжу. Это берег. Собираются пустые бутылки, которые приносит река. И все свободные люди, не только рабочие, это могут быть и администраторы, и официанты - все приводят пляж в порядок. За территорией мы метем, вдоль нашего забора, и убираем «дикий» пляж. Складываем все в пакеты и увозим. Нигде и ничего не бросается – все убираем абсолютно. Лишние листья убираем, траву пропалываем везде, где возможно. То есть практически до открытия пляжа. Если погода не очень способствует отдыху, то занимаемся практически весь день. Основной мусор - это пустые бутылки из-под «Бон-Аквы», которая выдается на билет. То есть 600 человек прошли – у нас 600 маленьких бутылочек, которые, естественно, мы складываем в бак, и у нас их вывозят.

Вячеслав Суриков: Каждый день на пляж приходит до тысячи человек. В реке здесь никто не купается. На пляже есть три бассейна. Вода в них тщательно очищается. Провести на пляже три часа обойдется омичам в 200 рублей. Из 50 человек, которые здесь работают, 15 заняты исключительно уборкой. Им приходится следить и за «диким» пляжем, который находится совсем рядом. Там они собирают пустые бутылки из-под пива. Их набирается до 4-5-ти больших полиэтиленовых мешков в день. По мнению Мэри Евсеевой, причина – низкий уровень культуры.

Мэри Евсеева: Можно ставить урну, можно покрасить скамеечки. Но все равно будут бросать мимо урн и с ногами залезать на скамеечки. Я не знаю, как это исправлять и когда люди испортились в этом отношении, но это уже замечено даже по нашему соседнему «дикому» пляжу. Когда пришли такие же 18-летние ребята, которые у нас работают, они в основном все студенты, и приходят на время, на лето просто заработать деньги, и они видят, что прошли, все собрали, все привели в порядок - и тут же, через полчаса все то же самое начинается. Поэтому надо начинать с культуры.

Вячеслав Суриков: К своим посетителям у сотрудников пляжа нет претензий. Они считают, что каждый, кто хоть однажды побывал на их пляже, более ответственно относится культуре поведения на побережье реки.

Светлана Толмачева: Ольга, можно ли надеяться на инициативу предпринимателей, и вообще возлагать надежду на то, что когда у прибрежной зоны, ну, хотя бы у какой-то ее части, появятся реальные хозяева, то проблема загрязнения будет как-то решаться?

Ольга Подосенова: Надеяться можно на любую инициативу, начиная от обычного человека, горожанина, до предпринимателя и до властных структур. То есть инициатива любая тут нужна. Но я, честно говоря, не хотела бы тут путать. Сейчас по новому Водному кодексу поднимается вопрос о том, что в частную собственность... Я, например, категорически против передачи водоохранных зон, и вообще водных объектов, в частную собственность. В хозяйственное пользование – да. То есть вот то, о чем сейчас рассказывали из Омской студии, вот такие формы приемлемы и нужны. То есть, действительно, когда есть хозяин на территории, только он, наверное, может отвечать за надлежащее состояние этой территории.

Светлана Толмачева: Ну а если в частную собственность?.. Почему вы думаете, что тогда хозяин не будет отвечать?

Ольга Подосенова: А знаете, что будет - то, что уже сейчас происходит. То есть берег будет поделен, там невозможно будет пройти. И когда это будет частной собственностью, уже будет сложно именно природоохранные вопросы там решать. То есть там может быть видимость чистоты, но на самом деле там, извините, что-то будет такое стоять, какое-нибудь смывное устройство, которое будет выходить из дома и загрязнять эту реку, и проконтролировать это будет очень сложно.

Светлана Толмачева: В репортаже из Омска прозвучало предложение: чтобы меньше мусорили, нужно или культуру поднимать, или уже жестко штрафовать. Вы какой точки зрения придерживаетесь?

Ольга Подосенова: И той, и другой. Я считаю, что, действительно, то скорбное бесчувствие, о котором мы говорили в начале нашего разговора, о том, что люди, в принципе, как-то неправильно относятся вообще ко всему происходящему, - это большая проблема. И штрафовать тоже надо. Например, после наших акций с детьми очень многие звонят и становятся тоже нашими активными помощниками, взрослые люди, и им достаточно вот этого, чтобы как-то поменять свою точку зрения и активно помогать природе. А другим, наверное, нужны штрафы, чтобы не делать этой гадости.

Светлана Толмачева: Сейчас «Речная лента» проходит в Красноярске. В июле эстафету встречает Екатеринбург. Я думаю, что мы еще не раз в наших репортажах расскажем о действиях экологов на Урале, в Омске, в Омской области, и не раз еще встретимся с Ольгой Подосеновой.

Спасибо вам, Ольга, за участие в нашей программе. Удачи вам! Всего доброго!

Ольга Подосенова: Спасибо!

XS
SM
MD
LG