Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Оглашен приговор по делу об убийстве Галины Старовойтовой


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Дмитрий Казнин и бывший помощник депутата Государственной Думы России Галины Старовойтовой Руслан Линьков.

Дмитрий Волчек: Вынесен приговор по одному из самых громких политических убийств последних лет. Городской суд Петербурга приговорил к 20 и 23 годам лишения свободы Юрия Колчина и Виталия Акишина по обвинению в убийстве Галины Старовойтовой. Колчин назван организатором, а Акишин - исполнителем преступления.

Дмитрий Казнин: Приговор по делу об убийстве Галины Старовойтовой стал неожиданным для всех - и для потерпевших (об этом сразу после оглашения приговора заявила сестра Галины Старовойтовой Ольга) и для большинства обвиняемых.

Юрий Колчин, которого суд признал организатором преступления, признан виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 277 УК РФ ("Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля") и приговорен к 20 годам лишения свободы с отбыванием срока в колонии строгого режима.

Виталий Акишин, один из двух непосредственных исполнителей убийства, признанный виновным по статьям 277 и статьям 30 и 105 УК РФ ("Покушение на убийство") получил в общей сложности 23,5 года лишения свободы.

Остальные четверо подсудимых были отпущены в зале суда. Игорь Краснов и Юрий Ионов, обвинявшиеся по 277-й статье, оправданы за непричастностью.

Что касается Алексея Воронина и Игоря Лелявина, после прекращения в отношении них дела по 277-й статье сохранялось обвинение в укрывательстве, которое прекращено судом по сроку давности.

От следствия скрывались еще пять человек - Евгений Богданов, Сергей Мусин, второй, по версии следствия, стрелявший в Галину Старовойтову человек, Олег Федосов, Павел Стехновский и Вячеслав Лелявин, старший брат Игоря Лелявина. Последние двое в прошлом году были арестованы. Недавно в городской суд передано дело в отношении них. Богданов и Мусин до сих пор числятся в розыске.

Адвокат потерпевших Леонид Сайкин так прокомментировал приговор…

Леонид Сайкин: Мы удовлетворены тем, что, хоть и спустя 7 лет, лица, которые виновны в убийстве Галины Васильевны и покушении на убийство Руслана Линькова, некоторые из этих лиц, а именно организатор и один из исполнителей, были осуждены и понесли заслуженное наказание. Мы также удовлетворены тем, что суд согласился с квалификацией обвинения в части того, что было совершенно именно преступление, предусмотренное статьей 277-й ("Посягательство на жизнь государственного деятеля, совершенное в целях прекращения его политической деятельности"). Что же касается решения суда об оправдании двух подсудимых - Краснова и Ионова, а также прекращении уголовного дела в отношении подсудимых Воронина и Лелявина в связи с переквалификацией их действий, то мы будем думать в отношении того, будем ли мы обжаловать приговор в этой части.

Дмитрий Казнин: Правозащитник, соратник Галины Старовойтовой по демократическому движению, бывший депутат Государственной Думы России Юлий Рыбаков, присутствовавший на оглашении приговора, оценил его отрицательно.

Юлий Рыбаков: Те, кому уже нечего терять, получили свои сроки и будут молчать, потому что понятно, что никто их не сократит, а скорее наоборот. Те же, кто мог бы что-то сказать о заказчиках, организаторах, освобождены от ответственности и таким образом выведены из процессуального поля.

Дмитрий Казнин: Адвокат Юрия Колчина Вячеслав Михайлов заявил после оглашения приговора, что он им доволен.

Вячеслав Михайлов: Будем говорить, что приговор мы оцениваем больше положительно, нежели отрицательно, поскольку этот приговор дал нам все возможности для его обжалования. Понятно, что мы на оправдательный приговор особо не рассчитывали, но тем не менее реакция моего подзащитного, мы с ним встречались до этого, я думаю, на 60% хорошая и на 40% плохая, если 100% вот так разделить. То есть у нас появились все основания для того, чтобы обжаловать данный приговор. Я думаю, судья сама умышленно даже нам предоставила все эти основания.

Дмитрий Казнин: Уликой, послужившей отправной точкой для следствия, стала неисправность автомата "Аграм-2000", из которого стреляли преступники. Затем уже со следствием стал сотрудничать один из арестованных Игорь Воронин. Однако, по мнению адвоката Юрий Колчина Вячеслава Михайлова судья во время оглашения приговора признала, что осталось невыясненным, откуда взялось оружие, из которого убили Галину Старовойтову, что рождает сомнения и в остальных выводах суда.

Вячеслав Михайлов: Соответственно, если не доказано, откуда взялось это оружие, как сказано, у неустановленного лица, очень много появляется вопросов в этом деле. Неустановленное лицо - заказчик. У неустановленного лица было признано оружие. Поэтому у защиты Колчина есть все основания, доводы и доказательства для подачи кассационной жалобы, что мы и будем делать.

Дмитрий Казнин: По мнению адвоката потерпевших, Леонида Сайкина, имя заказчика во время оглашения приговора названо не было.

Леонид Сайкин: Дело в отношении заказчика по-прежнему продолжает расследоваться и мы, также как и вы, надеемся, что он когда-нибудь выйдет из тени. К сожалению, время работает не на сторону потерпевших.

Дмитрий Казнин: Руслан Линьков, бывший помощник депутата Государственной Думы России Галины Старовойтовой, получивший огнестрельное ранение во время покушения на нее, считает, что прозвучавшее в свидетельских показаниях имя бывшего депутата Государственной Думы России от партии ЛДПР Михаила Глущенко, скрывающегося в настоящее время за границей, и есть та ниточка, которая может привести следствие к полному раскрытию этого преступления.

Дмитрий Волчек: Руслан Линьков - гость программы "Время Свободы". Руслан, я вспоминаю наш разговор примерно полгода назад. Уже тогда у вас были серьезные сомнения в том, что организаторы преступления понесут наказание. Первый приговор вынесен, но далеко не все участники заговора наказаны. В первую очередь, неизвестно имя заказчика. Почему? Кто и что мешает поставить точку в этом деле и разобраться во всех его обстоятельствах?

Руслан Линьков: Действительно, дело об убийстве Галины Васильевны Старовойтовой находится сейчас все-таки не в стадии уже решенного судопроизводства, а в стадии расследования, на мой взгляд. Решение суда оставляет больше вопросов, чем дает ответов. Если говорить о том, куда могут привести нити от посредника, предполагаемого посредника в организации убийства Галины Старовойтовой, который получил заказ и разместил его в той группе, которая сейчас находилась на скамье подсудимых, трудно ответить, назвать какую-то конкретную фамилию этого заказчика. Я думаю, что посредник, скрывающийся сейчас за рубежом Российской Федерации, скорее всего, шантажирует этого заказчика и угрожает ему тем, что в случае ареста этого посредника он начнет называть те или иные фамилии и имена. Возможно, это сдерживает ход следствия в целом, потому что мы видим, что не только на заказчика следствие не может выйти или замахнуться… То есть, может быть, информация об этом заказчике уже есть в распоряжении Федеральной службы безопасности и прокуратуры, которые ведут расследование. Но и стопорится следствие даже там, где уже явно видно, что в ходе этого судебного процесса люди давали ложные показания, пытаясь создать лжеалиби для одного из основных обвиняемых, для Юрия Колчина. И гражданин, который пытался это алиби создать, главный редактор газеты "Русь православная", друг Юрия Колчина, господин Душенов, бывший пресс-секретарь митрополита Иоанна, известный своей антисемитской позицией, от ответственности опять-таки ушел, хотя в принципе у прокуратуры и у суда были все возможности дать определение его деятельности в суде по делу Галины Васильевны Старовойтовой.

Дмитрий Волчек: В суде называлось имя бывшего депутата Госдумы от фракции ЛДПР Михаила Глущенко, и вы сказали, что это важная ниточка. Давайте уточним, какова его роль. Он и есть посредник? И почему не удается привлечь его к ответственности?

Руслан Линьков: Пока официально его фамилия в качестве посредника не названа, она звучала в суде сегодня, в том числе и в приговоре неоднократно со ссылками на показания свидетелей, которые участвовали в процессе. И судья говорил о том, что свидетели заявляли о руководящей и направляющей роли в этой группе, которая сегодня сидела на скамье подсудимых, и эту руководящую и направляющую роль играл, по сведениям этих свидетелей, их показаниям, именно Глущенко. Что же касается причин, почему он до сих пор не привлечен к уголовной ответственности или не объявлен в розыск, это вопрос, скорее, к правоохранительным органам. Но его фамилия неоднократно звучала.

Дмитрий Волчек: На журналистов произвело впечатление последнее слово Юрия Колчина. Подсудимый говорил, что чекисты пытаются повесить убийство на человека по кличке Хохол и таким образом участвуют в переделе собственности, находящейся под контролем так называемого тамбовского преступного сообщества. Какое на вас впечатление произвели его слова?

Руслан Линьков: Насколько я понимаю, передел собственности вообще в России - постоянная вещь, которая происходит на протяжении уже последнего десятилетия беспрерывно. Что касается передела внутри тамбовского сообщества, наверное, господину Колчину виднее, где кто внутри этого сообщества что делит. Я не могу отвечать за его слова и как-то комментировать все эти предположения. Что же касается Федеральной службы безопасности, то мы знаем, что во многих преступных группировках, в том числе и в тамбовской группировке, есть и представители - как действующие сотрудники правоохранительных органов, так и бывшие. Поэтому ничего удивительного в этих словах нет.

Дмитрий Волчек: Вскоре перед судом предстанут еще двое обвиняемых, экстрадированные из Бельгии Павел Стехновский и Вячеслав Лелявин. Какова их роль в организации преступления и может ли этот новый процесс, на ваш взгляд, прояснить обстоятельства дела?

Руслан Линьков: Обвиняемые Стехновский и Лелявин, которые сейчас задержаны и находятся под стражей в специзоляторе ФСБ, проходят по делу, как лица, которые совершали незаконную закупку и хранение оружия, с одной стороны, с другой стороны, вели незаконные розыскные действия и действия, связанные с подглядыванием и прослушиванием, устанавливали прослушивающие устройства в доме, где проживала Галина Васильевна Стровойтова. Я не могу точно сейчас предсказать, каким будет решение суда по этим двум обвиняемым, поскольку канва обвинения в их адрес несколько совпадает с теми обвинениями, которые следствие выдвигало в отношении сегодня освобожденных из-под стражи.

Дмитрий Волчек: Как вы расцениваете оправдание двоих подсудимых и освобождение еще двоих в связи с истечением срока давности преступления?

Руслан Линьков: Действительно, как сказал наш адвокат Леонид Сайкин, время работает не на потерпевших, а, скорее, в пользу обвиняемых и тех, кто активно содействовал в организации этого преступления. Действительно, сроки давности по целому ряду преступлений, в том числе по незаконному хранению, закупке оружия (6 лет) уже истекли. Сейчас уже прошло 7 лет после убийства Галины Васильевны Старовойтовой, и те, кто совершали преступления, были фактически прямыми пособниками в убийстве Галины Старовойтовой, уже фактически могут не опасаться какого-либо преследования. К сожалению, это так.

Дмитрий Волчек: Оценивая весь сюжет в целом, можно ли сказать, что это был разветвленный заговор, нити которого шли, идут в высокие эшелоны тогдашней, может быть, и сегодняшней власти, или это был все-таки заговор фанатиков-маргиналов?

Руслан Линьков: Я полагаю, что заговор был достаточно серьезный. Заказчики занимают и по сей день весьма высокие посты в нашем государстве. Другое дело, что они очень грамотно подобрали на роли исполнителей достаточно отмороженных маргиналов из национал-патриотических организаций, в частности, из движения "Фонд "Александр Невский"", который близок был по своему духу и был учрежден в память о митрополите Санкт-Петербургском, Ладожском Иоанне, известном антисемите и ксенофобе.

XS
SM
MD
LG