Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Еженедельник Московские новости меняет собственника:окончится ли редакционный конфликт?


Программу «Итоги недели» ведет Андрей Шарый. Принимает участие журналист Людмила Телень, бывший заместитель главного редактора еженедельника «Московские новости».

Андрей Шарый: Гость программы сегодня – известный журналист Людмила Телень, бывший заместитель главного редактора еженедельника «Московские новости».

Напомню сначала суть истории. Конфликт в «Московских новостях» бурно развивался на этой неделе. В понедельник сложил с себя полномочия Наблюдательный совет еженедельника, который – по просьбе владельцев издания - пытался разрешить конфликт, возникший после увольнения новым в ту пору главным редактором «Московских новостей» Евгением Киселевым группы ведущих журналистов издания, в их числе и Людмилы Телень. Разрешить конфликт не удалось, и один из собственников газеты, живущий в Израиле бизнесмен Леонид Невзлин, раздосадованный ситуацией и, насколько можно понять, позицией главного редактора, заявил о продаже газеты. В пятницу стало известно о покупке «Московских новостей» компанией «Медиа Интернэшнл груп», которую возглавляет украинский бизнесмен Вадим Рабинович. Официального подтверждения этой информации пока нет. Из Киева сообщает корреспондент Свободы Владимир Ивахненко.

Владимир Ивахненко: Глава компании «Медиа Интернэшнл груп» Вадим Рабинович сейчас постоянно проживает в Израиле. На Украине ему принадлежит Издательский дом «Столичные новости» и несколько Интернет-изданий. В конце 90 Рабинович входил в тройку влиятельных украинских олигархов, он был один из акционеров популярного ныне телеканала «Один плюс один» и финансировал партию «зеленых». Тогда же служба безопасности Украины, обвинив бизнесмена в нанесении ущерба национальной экономике, запретила ему въезд в страну сроком на пять лет. Западная пресса не раз писала о причастности Рабиновича к нелегальной торговле оружием. Известно также, что четыре года назад он пытался приобрести 30% акций телекомпании НТВ. Однако эти планы ему так и не удалось осуществить. С приходом новой власти на Украине Вадим Рабинович пытается восстановить былое политическое влияние. Он ведет переговоры о расширении своей медиа-империи и, судя по всему, на предстоящих в следующем году парламентских выборах на Украине будет поддерживать провластные политические силы.

Андрей Шарый: Сегодня состоялось собрание коллектива газеты «Московские новости», на котором Евгений Киселев не присутствовал. Имя нового собственника газеты журналистам не объявили: по условиям сделки, такое объявление будет сделано в понедельник. Было заявлено, что формат издания и периодичность его выхода не изменятся, а вот информация о новых руководителях остается противоречивой. Официально о назначениях обещают тоже объявить в понедельник. Евгений Киселев, отказался комментировать ситуацию для Радио Свобода. Не захотели или не смогли принять участие в этой нашей программе некоторые работающие сейчас в «Московских новостях» журналисты. Впрочем, в данной ситуации я коллег могу понять.

Людмила, правда ли, что прежние уже теперь владельцы издания в последние дни вели с Вами переговоры; можете ли Вы, например, подтвердить, что в июне к вам и вашим товарищам с письмом обращался Михаил Ходорковский?

Людмила Телень: Я могу подтвердить, что через адвокатов мы вели некоторые переговоры с Михаилом Ходорковским. Но Михаил Ходорковский не являлся собственником «Московских новостей» в последнее время. Когда в декабре контрольный пакет акций группы «Менатеп» перешел к Леониду Невзлину, он и стал формальным собственником газеты «Московские новости». Поэтому участие в событиях Михаила Ходорковского было скорее его позицией как человека, который стоял у истоков этого проекта и как человек, у которого есть некоторый общественный взгляд на эту проблему.

Андрей Шарый: А вы не можете сказать, в чем заключается этот взгляд на проблему?

Людмила Телень: Позиция Михаил Ходорковского, повторю, не как владельца, а как читателя и, может быть, как человека, который претендует на звание общественный деятель, была выражена публично и передана через адвокатов вскоре после того, как произошел конфликт между Киселевым и ведущими сотрудниками редакции. Тогда Ходорковский сказал, что он считает, что необходимо найти компромисс и в любом случае окончательное решение должно быть за Наблюдательным советом «Московских новостей». Наблюдательный совет очень добросовестно, очень терпеливо, очень деликатно занимался разрешением этого конфликта. Он сделал все возможное и, на мой взгляд, все невозможное для того, чтобы эту ситуацию урегулировать. Но, к сожалению, Евгений Алексеевич Киселев не шел ни на какие компромиссы, его позиция была однозначная. Какая позиция была у Леонида Борисовича Невзлина, мне трудно понять, потому что он за эти три месяца сделал такое количество противоречивых заявлений, что мне трудно понять как менялась и как трансформировалась его позиция все это время. Но к рекомендациям Ходорковского никто не прислушался, точно так же, как и к рекомендациям Наблюдательного совета. Стало совершенно очевидно, что пока Наблюдательный совет проводит эти тяжелые, трудные и изматывающие переговоры, за их спиной идут какие-то совершенно другие переговоры и, собственно говоря, все последующие события это подтвердили. Мне не очень верится в ситуацию, что в понедельник Наблюдательный совет заявил об отставке, и в понедельник не было никаких реальных покупателей на газету, как об этом говорилось, а в пятницу сделка уже состоялась.

Андрей Шарый: Людмила, скажите, пожалуйста, вам понятно, почему Невзлин продал газету: если ему не нравятся действия главного редактора, можно просто его уволить?

Людмила Телень: Вы знаете, насколько я знаю позицию Леонида Борисовича Невзлина и, собственно говоря, он ее не скрывал, в том числе и от меня, мы вели с ним переговоры по телефону некоторое время назад, уже после конфликта, он говорил о том, что он не видит смысла в том, что «Менатеп» владеет газетой «Московские новости» и что он хочет газету продать, и что покупателей на газету нет. Именно тогда Наблюдательный совет предложил ему как собственнику марки передать марку в управление Наблюдательному совету и Наблюдательный совет брал на себя ответственность за сбор средств в поддержку «Московских новостей» на некоторый период форс-мажорных обстоятельств, чтобы потом уже выстраивать Издательский дом как бизнес-проект. Мы готовы были представить такие планы и, собственно, представляли их. Но, к сожалению, собственник не прореагировал на это, я имею в виду Леонида Борисовича Невзлина.

Андрей Шарый: Людмила, по вашему мнению, то, что происходит вокруг «Московских новостей», - это просто личный конфликт Евгения Киселева с частью редакции или вы склонны ставить события в более широкий контекст?

Людмила Телень: Конечно, не личный конфликт между Киселевым и журналистами, и то, как развивались события, показывает, что, конечно, это не личный конфликт. Речь идет о том, что на рынке российских СМИ происходит перегруппировка в преддверии парламентских выборов и в преддверии того, что, наверное, происходит накануне парламентских выборов. С одной стороны, перегруппировываются средства массовой информации, близкие к Кремлю, Кремль собирает их в единый кулак. Перемены происходят в газете «Известия», где контрольный пакет переходит Газпрому, перемены происходят в некоторых других печатных средствах массовой информации. Перемены происходят на REN-TV. С другой стороны, люди, которые называют себя оппозицией, радикальной оппозицией, я имею в виду Бориса Абрамовича Березовского, тоже занимаются перегруппировкой сил в своих средствах массовой информации. Мне кажется, что это такая предвыборная подготовка, она идет полным ходом, и «Московские новости» тоже часть этой общей перегруппировки сил.

Андрей Шарый: Вам понятно, где тут позиция «Московских новостей», в каком направлении газета движется?

Людмила Телень: Вот это очень серьезный вопрос. Наверное, если слушатели Радио Свобода следили за конфликтом в «Московских новостях», они помнят, что не раз и не два высказывались подозрения о том, что за всеми конфликтами в «Московских новостях» стоит Борис Абрамович Березовский, который присматривается к этой газете. Неслучайно на разных этапах этого конфликта в газете появлялись люди, прямо связанные с Борисом Абрамовичем. Возможно, что его планы не изменились, может быть изменились. Сегодня есть факт – газета куплена Вадимом Рабиновичем. Если это его собственный проект и если его собственные планы, то тогда в соответствие с этими планами, с этими проектами он будет назначен на руководство газеты. Какие это могут быть планы? Допустим, Вадим Рабинович хочет укрепить свою медиа-империю, для него «Московские новости» престижный проект, который поднимает его в глазах не только российской, украинской, но и, может быть, международной общественности. Других резонов я, честно говоря, не вижу. Рассматривать этот проект как бизнес, конечно, можно и нужно, но прибыльным он станет вряд ли в ближайшие три-четыре года, расчет может быть на пять лет и далее. У Рабиновича нет никакого бизнеса в России, поэтому политическое влияние в России ему вряд ли нужно. В общем одни вопросы.

Если за Вадимом Рабиновичем стоят другие люди или, скажем, он купил «Московские новости» в паритете с кем-то, нам тоже это станет ясно сразу же после того, как будет названа фамилия главного редактора. Потому что все понимают, что фамилия главного редактора и есть ответ на многие вопросы, которые мы сегодня задаем.

Андрей Шарый: У нас дозвонился слушатель. Александр из Петербурга, добрый вечер.

Слушатель: Добрый вечер. Реплика и вопрос. Господин Лошак очень точно обозначил что Ходорковский и Невзлby - суть разные абсолютно люди, хотя в одной команде были. Позиция господина Невзлина, может быть прокомментируете, ему безразлично – Россия, Израиль, США. То есть это человек, которому интересны только деньги и бизнес. Нет этих амбиций, за которые я уважаю Березовского, Ходорковского и прочих, хоть в разных аспектах, но, тем не менее, есть этот аспект мессианский.

Андрей Шарый: Ваша позиция понятна, Александр, вопрос, пожалуйста.

Слушатель: Может ли такое издание как «Московские новости» быть коммерчески успешным, самоокупаемым? Никто не ответил на этот вопрос. Существуют ли такие проекты реальные, ориентированные на западную модель?

Андрей Шарый: Спасибо, Александр. Действительно, вопрос у вас очень серьезный, очень точный. Людмила, я собирался и сам вам его задать. На собственном опыте, я работал когда-то в такой очень либеральной газете, я помню, смысл всех дискуссий сводился к тому: нужна ли умная газета или надо ее коммерционализировать? На эту же тему говорила бывший теперь уже член Наблюдательного совета «Московских новостей» Людмила Алексеева.

Людмила Алексеева: Он мотивировал тем, что газета должна расширить круг своих читателей и что, он считает, что прежний коллектив сделал в этом отношении все, что мог, и для того, чтобы круг читателей дальше рос, надо просто поменять лицо газеты. Я согласна, что, наверное, при сохранении прежнего стиля газеты, самое главное, прежнего ее такого идейного направления вряд ли широко расширится круг читателей. Просто потому, что эта газета либерального направления. Поэтому, мне кажется, что сама задача ставит невыполнимая, если сохранить лицо газеты.

Андрей Шарый: Людмила, какой у вас ответ на вопрос: может ли быть бизнес-составляющая у таких газет для либерального и интеллигентного читателя, как «Московские новости», на ваш взгляд?

Людмила Телень: Вы знаете, я не изобрету велосипед, все достаточно просто, просто надо последовательно, долго, тщательно и изобретательно заниматься. Дело в том, что, конечно, такая газета как «Московские новости» со своим характером, со своим профилем, со своим читателем вряд ли может быть высокоприбыльной газетой, в идеальном варианте она может быть самоокупаемой, если очень грамотно и точно выстраивать всю бизнес-политику. Но газета, которая существует как один из проектов Издательского дома, вполне может существовать в этом Издательском доме, если в нем есть другие проекты, которые ориентированы на прибыль, коммерческие проекты. И именно так, как нам казалось, надо развивать Издательский дом «Московские новости», возможности для этого были. Необходимо было запускать проекты, которые будут привносить прибыль, такие идеи были и возможности были. К сожалению, за те два года, которые прошли с момента покупки «Менатеп» «Московских новостей», ни один из таких проектов запущен не был. И как можно говорить о бизнес-проекте, если весь Издательский дом сконцентрирован на газете «Московские новости», газете такого направления, о котором мы говорим.

Андрей Шарый: Людмила, не воспримите как личный укол, но вы все-таки много лет проработали в «Московских новостях» и были одним из руководителей газеты, газета не была прибыльной. Понятно, что это не строго ваша обязанность, ваша работа – писать хорошие статьи. Тем не менее, изнутри той редакции, которая была, ответьте на вопрос: почему не удавалось запустить эти коммерчески выгодные проекты?

Людмила Телень: Это очень просто. Дело в том, что газета «Московские новости» находилась в очень тяжелом финансовом состоянии все эти годы, мы едва сводили концы с концами. Чтобы запустить какие-то новые проекты, естественно нужны были первоначальные вложения. Когда газету купила группа Менатеп, такие возможности, реальные возможности появились. Скажем, у нас был проект, который на первых порах финансировался Министерством образования, назывался «Родительское собрание». Этот проект вполне можно было развивать как коммерческий проект, для этого были все возможности, был потенциальный рынок рекламы, был уже в достаточной степени раскрученный бренд, конечно, условно. Проект был оценен как один из лучших проектов Союзом журналистов России. Этот проект был просто закрыт без всяких мотивировок.

Андрей Шарый: Татьяна из Москвы, пожалуйста, вам слово.

Слушательница: Добрый вечер. Произошел тот редкий случай, когда можно сказать, что справедливость восторжествовала. Я очень переживала за вас, госпожа Телень. Желаю вам успехов и так держать. Благодарю.

Андрей Шарый: Спасибо вам за теплые слова в адрес нашей гостьи.

Людмила, как вы считаете, как может сложиться ваша судьба? Вы вернетесь в газету или нет?

Людмила Телень: Знаете, во-первых, я пока не понимаю, что же собственно произошло с покупкой и продажей «Московских новостей». Пока не будут сделаны официальные заявления, пока не будут представлены новые руководители, новые собственники газеты, какие-то прогнозы строить рано. Я могу сказать, что со мной никто никаких переговоров не вел, никто их не вел и с моими коллегами, которые ушли из «Московских новостей». После того, как Наблюдательный совет подал в отставку, мы тоже подали заявление, в котором поблагодарили Наблюдательный совет, коллег, читателей, которые помогали нам все это время, и сказали, что мы поставили в этой истории точку и ищем работу. Примерно половина нашей команды уже нашли себе работу, другие ищут, я в числе тех, кто ищет.

Андрей Шарый: Может быть вы скоро получите интересные какие-то предложения, я на это надеюсь. Я хочу вернуться к вопросу более общему - к вопросу о состоянии газетного рынка в Москве, о состоянии либеральных газет. У вас нет впечатления, вы говорили о движениях, о новом позиционировании разных групп бизнесменов и так далее, по одной из позиций, что либеральные средства массовой информации печатные как-то начали осыпаться по разным причинам. И «Московские новости» самый яркий пример. Тем не менее, происходит исчезновение или самоуничтожение или вытеснение из рынка либеральных средств массовой информации. Нет у такого впечатления?

Людмила Телень: У меня есть такое впечатление. Это прямое следствие того изуродованного рынка средств массовой информации, который существует в России. Посмотрите, фантастическая вещь: сейчас происходит перепродажа газет и покупают люди, для которых это совсем не профильный бизнес. Покупает Газпром, покупает Промсвязьбанк, покупает Искандер Махмудов, который занимается металлургией, REN-TV покупает Мордашов, «Северсталь», прямо такой хэви-металл в масс-медиа. Причина в том, что за эти 15 лет у нас собственно нет ни одного успешного собственника печатных медиа, для которого это был бизнес, который бы делал на этом деньги, который бы развивал этот бизнес. Есть более-менее успешные газеты. У Бориса Березовского «КоммерсантЪ» успешный Издательский дом, история которого тоже непростая и тоже нуждается в специальном разговоре, чтобы понять, какое количество денег было вложено прежде, чем этот Издательский дом начал приносить прибыль, хотя это, безусловно, успешное предприятие. И есть газеты, в которых есть иностранное участие, скажем, газета «Ведомости». А на своей почве ничего не произрастает. Те же процессы происходят в российской провинции, где газеты оказываются под контролем, чаще всего под контролем властей местных.

Андрей Шарый: Юрий Николаевич из Самары, добрый вечер.

Слушатель: Здравствуйте. Я хочу сказать по поводу всех этих событий, с газетой связанных. В 99 или 2000 году, когда Егор Яковлев и Телень, весь замечательный коллектив работал, вектор общественного развития в России был демократический. То есть различные ветви ложились на главный вектор и усиливали его. В настоящий момент с некоторого момента стал этот вектор резко отклоняться в сторону, то есть в противоположном направлении, антидемократический. И это надо понимать, и Телень особенно.

Андрей Шарый: Спасибо, Юрий Николаевич. Я уверен, что моя собеседница понимает это очень ясно. Татьяна Константиновна из Москвы, добрый вечер.

Слушательница: Добрый вечер. У меня такой вопрос к Людмиле Телень. Скажите, пожалуйста, было заявление Наблюдательного совета, не было подписи Егора Яковлева. Не знаете ли вы хотя бы его позицию по создавшейся ситуации?

Людмила Телень: Я знаю, конечно. Там подпись Егора Яковлева была. Егор Яковлев все знает. Он находится, к сожалению, в больнице, к сожалению, четвертый месяц Егор Владимирович болеет. Но он очень подробно следит за тем, что происходит с «Московскими новостями», и его подпись есть практически под всеми заявлениями Наблюдательного совета, которые делались в это время, может быть за исключением первых двух, когда он был в совершенно тяжелом состоянии и просто был вне этой ситуации.

Андрей Шарый: Людмила, скажите, у вас не складывается впечатление, что так называемые опальные олигархи, и Гусинский, и Березовский, и Невзлин, и может быть, Ходорковский, хотя его опала несколько иного порядка, все-таки потихоньку теряют интерес к российскому рынку средств массовой информации, и значит ли это, на ваш взгляд, что политика Кремля приносит свои плоды?

Людмила Телень: Мне не кажется, что, как вы выразились, опальные олигархи теряют интерес к российским средствам массовой информации, просто их интерес немножко переформировывается. Борис Абрамович решил сконцентрироваться на Издательском доме «КоммерсантЪ». Я надеюсь, что мы не увидим его за спиной тех людей, которые купили газету «Московские новости», во всяком случае, мне хотелось бы в это верить. Насколько я знаю, Леонид Борисович Невзлин не отказывает себе в покупке Интернет-изданий, которые тоже работают на российском рынке. Поэтому, я думаю, что их планы не заключаются в том, чтобы уйти с рынка российских масс-медиа, они просто меняют тактику.

Андрей Шарый: Скажите, пожалуйста, Людмила, а почему вы так с осторожностью отнеситесь к Березовскому, почему вы надеетесь, что он не имеет отношение к «Московским новостям»? Чем он плох?

Людмила Телень: Борис Абрамович Березовский, я даже не беру всю предысторию этого человека, в своих последних заявлениях выступает за то, что, на его взгляд, позиция в России должна максимально радикализоваться. Он считает, что будущее России будет решаться на улицах, он считает, что будущее России – это толпы на улицах городов, и чем больше будут эти толпы, тем лучше. У меня и у моих коллег, которые пришли в «Московские новости» работать с совершенно определенными взглядами и принципами, иная позиция. Мы считаем, что насильственно радикализовать российскую ситуацию не только не стоит, но крайне опасно.

Андрей Шарый: Людмила, возьметесь вы сделать прогноз: к выборам 2008 года, что собой будет представлять либеральный фланг российской журналистики? Останутся ли печатные средства массовой информации, которые отстаивают либеральную идею в стране?

Людмила Телень: Я думаю, что, конечно, останутся. Я думаю, что здесь очень много зависит от самих журналистов и от тех людей, которые являются лидерами таких журналистских коллективов, как, скажем, радио «Эхо Москвы» или «Новая газета». К сожалению, уже не могу назвать в этом ряду «Московские новости». Но надеюсь, что новые средства массовой информации тоже появятся. Конечно, это надежды. Конечно, здесь больше надежды, чем трезвого взгляда. Но надо надеяться, потому что если мы не будем надеяться, мы проиграем все, что еще не проиграли.

XS
SM
MD
LG