Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Работа Законодательного собрания Петербурга вызывает много вопросов у горожан


Программу ведет Ольга Писпанен. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гость студии - Сергей Андреев, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга.

Ольга Писпанен: Работа Законодательного собрания Петербурга вызывает у горожан много вопросов. Казалось бы, избранные народом депутаты должны стоять за интересы своих избирателей, а на самом деле они часто принимают законы и постановления, вызывающие у граждан возмущение.

Татьяна Вольтская: Один из самых больных для горожан вопросов - реформирование жилищно-коммунального хозяйства. Только что в Петербурге принят пакет законов, предусматривающих повышение тарифов на услуги ЖКХ, в результате чего плата за квартиру возрастет в среднем на 17-20 процентов. Критики этого варианта реформы говорят, что тарифы завышены в несколько раз и что реформа является простым выкачиванием денег. Депутат Алексей Ковалев много раз предлагал сделать голосование по этому законопроекту тайным, считая, что из-за давления исполнительной власти многие депутаты боятся голосовать в пользу населения.

Судя по непрекращающейся стихийной борьбе с так называемой уплотнительной застройкой, парламентарии и здесь не являются народными заступниками. Не слишком вникают они и в суть разных скандальных проектов, например, таких, как "китайский квартал", как строительство нового порта на Васильевском острове. Недавно в городе прошли протесты против строительства порта, организованные Петербургским гражданским сопротивлением. Почему выбраны именно уличные акции - об этом говорит председатель петербургского "Яблока" Максим Резник.

Максим Резник: У общества не так много возможностей, чтобы влиять на власть, потому что основные инструменты демократические, которые могли бы работать, - суд, парламент - к сожалению, не работают. Поэтому мы используем все возможные способы. На самом деле даже один из главных лоббистов этого проекта, депутат Барканов, сам признается, что информации крайне мало, что нет даже экологической государственной экспертизы. Поэтому, с моей точки зрения, принимать какие-либо решения без всего этого просто авантюрно. И мы будем добиваться того, чтобы решение принималось максимально гласно и чтобы люди знали, что на самом деле грозит Васильевскому острову, и не только Васильевскому острову, потому что это легкие города на самом деле. Когда господин Барканов говорит о том, что в Хельсинки или в Барселоне строятся такие терминалы, он вводит людей в заблуждение. В Хельсинки такой терминал построен так, где нет жилых кварталов.

Татьяна Вольтская: Перечень дел, где роль питерского парламента можно назвать, по меньшей мере, сомнительной, дополняется кризисом Уставного суда Петербурга, вынесшего, как известно, неудобное для городского правительства решение и тут же урезанного парламентом в своих полномочиях. Видимо, иногда Законодательное собрание может похвалиться быстрой реакцией, но только в особых случаях.

Ольга Писпанен: Сегодня у нас в студии мы подводим итоги работы весенней сессии питерского парламента. У нас в студии депутат Законодательного собрания Сергей Андреев. И перед тем, как мы начнем обсуждать итоги, мне хотелось бы задать вам вопрос дня, которых сегодня очень многих волновал. Как вы считаете, почему демократы не могут объединиться?

Сергей Андреев: Карликовая партия дает ее лидеру право быть на виду. Их суть процесса по большому счету не интересует. Демократия, свобода слова - это все для них только ширма, а по сути, надо вылезти наверх и быть в этом смысле хорошо финансируемым лидером, так скажем. И поскольку все этого хотят, а лидер действительно только один может быть, объединиться они пока не могут. И вряд ли это случится.

Ольга Писпанен: И у нас сразу есть звонок слушателя. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Вот существует Комиссия по науке, образованию и культуре в Законодательном собрании, существует Комиссия по социальными вопросам, которую госпожа Евдокимова возглавляет. Недавно было две очень важных статьи, 25 и 27 июня, в "Газете.Ру" и "МИГ-ньюс", и они обе были посвящены важной проблеме - нарушению прав детей-сирот в детских домах и детских домах для детей с задержкой психического развития. Там описываются пытки, изнасилования, жесткое обращение с детьми, которые являются рутиной во всех регионах России, включая Санкт-Петербург и Ленинградскую область. Понятно, наш Комитет по труду, Комитет по науке и образованию, которые подведомственны администрации, они как бы особых мер, видимо, не предпринимают, раз ничего не меняется. Я понимаю, что это законодательная власть, но каким образом отслеживает эту ситуацию Комиссия по образованию Законодательного собрания или комиссия, которая занимается социальными вопросами? И я знаю, что сейчас готовится обращение в связи с этими статьями в Генпрокуратуру, чтобы Генпрокуратура провела массовую проверку нарушений прав граждан в этих вот учреждениях, так же как она провела проверку в связи с усыновлениями. И вообще, каким-то образом все это отслеживают профильные комиссии Законодательного собрания? И если да, то что они предпринимают в связи с этим? И что было предпринято за этот год? Спасибо.

Сергей Андреев: Очень удачный вопрос, я как раз возглавляю Комиссию по образованию и науке. Я не отвечаю за социальную комиссию Евдокимовой, но, тем не менее, могу сказать, что по линии детских домов за собранием закреплено их финансирование и за собранием закреплено, условно говоря, соблюдение административного права, не касаясь уголовного вот этого элемента. Могу сказать, что я участвовал во всех совещаниях по проверке детских домов, хотя бы в том округе, где сам нахожусь. Мало того, что я подтягиваю спонсоров, у нас есть детские дома проблемные, все возможные бюджетные свои поправки на ремонт этих домов, на приобретение оборудования я туда направляю. У меня в округе в Кировском районе есть такой детский дом номер 1, который достаточно хорошо содержится, и никаких случаев там с детьми как раз больными нет - я лично проверял и инспектировал.

Что касается тех нарушений, если поступает обращение, действительно, комиссия включается по полной, мы имеем право направлять обращения в прокуратуру, инициировать это. Причем я не дожидаюсь тут собрания, а если есть такие случаи, я сам обращаюсь - и прокурор обязан реагировать. Так оно обычно и случается, поэтому поверьте, что те случаи, о которых вы говорите, это надо просто системно проверять.

Ольга Писпанен: Но они же зачастую боятся обращаться и не верят опять же.

Сергей Андреев: Моя фамилия - Андреев. Поверьте, в городе меня знают, я ничего не боюсь.

Ольга Писпанен: То есть вы советуете обращаться именно к вам.

Сергей Андреев: Если эти нарушения есть - давайте ко мне. Кроме анонимных, конечно. Если боитесь, вы будете терпеть всю жизнь. Друзья мои, давайте-ка все-таки пожестче.

Ольга Писпанен: Давайте еще послушаем звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Во-первых, хочется с юбилеем поздравить Радио Свобода - все-таки 55 лет с выхода эфир. Во-вторых, мне хотелось сказать, что когда мы говорим об Уставном суде, то хорошо бы взглянуть в устав. В уставе у нас записано, что порядок создания, организации и деятельности Уставного суда определяется законом Санкт-Петербурга. Так я хочу сказать, что это вообще не нормально: Уставный суд у нас, считай, как ветвь власти в городе, и процедура формирования и функционирования должна быть прописана в уставе города. И отсутствие процедуры формирования уставного суда и его функционирования приводит к тем коллизиям и казусам, которые сейчас происходят по отношению к Уставному суду. И все у нас идет именно от устава города, а этот устав города почему-то депутаты полностью скрывают. Устав города в каждой квартире, в каждом доме должен быть, а он не издан широким тиражом, и граждане не знают, что такое устав города.

Сергей Андреев: Я отвечу насчет устава и Уставного суда. Во-первых, устав города опубликован официально, он на сайтах размножен, то есть он фактически доступен любому, кто желает с ним ознакомиться. Во-вторых, в уставе написано, что законом города определяется регламент фактически всей деятельности Уставного суда. И в этом смысле записывать в более высокого рода акт - в устав города - все мелкие вопросы, связанные с Уставным судом, было бы неправильно. А с третьей стороны, могу согласиться совершенно, та мерзкая история, которая случилась сегодня, я к ней вынужденно причастен, хотя и голосовал против, ее смысл в том, что губернатору города не понравилось решение Уставного суда. Вместо того, чтобы выполнить решение, губернатор решила уничтожить Уставный суд руками депутатов. Депутаты быстренько внесли изменения, которые фактически пытались кастрировать Уставный суд, и им во многом это удалось. И отстоять среди этого большинства, которое покорно поднимает ручки, это очень трудно.

Ольга Писпанен: А что же такое там происходит, объясните мне. Их же выбирают, это наши избранники, которые с такой радостью и с такой легкостью "подкладываются" (простите за жаргонизм) под любое совершенно решение.

Сергей Андреев: Ну, это началось недавно. Вот эта вертикаль власти, которая пришла в город, она стала настолько жесткой, что 23 человека у нас в "Единой России", они голосуют единообразно, и в этом смысле ждать хорошего здесь не приходится. Да, их еще не 26, не большинство абсолютное, которое вообще все решает, не спрашивая всех остальных, но, тем не менее, найти трех человек в нынешних условиях нетрудно. С моей точки зрения, это деградация собрания как органа власти, гораздо более свободного собрания в прошлом еще созыве, чем любое другое Законодательное собрание вообще в России.

Ольга Писпанен: А когда-то славились вольнодумством.

Сергей Андреев: Не то слово! Еще буквально три года назад все поменялось категорически. И в этом смысле не надо здесь уповать на какие-то сказки, а надо точно отслеживать, какой избранник народа за что, собственно, голосует.

Ольга Писпанен: А может быть, проголосовали за очередной очень плохой закон - и тут же вывесили на сайте, как кто конкретно проголосовал?

Сергей Андреев: К сожалению, у нас не все голосования, в отличие от Думы, поименные.

Ольга Писпанен: А ведь надо.

Сергей Андреев: Надо бы, но сами же избранники закрываются от народа и пытаются затемнить некоторые вопросы.

Ольга Писпанен: Но ведь потом же не переизберут.

Сергей Андреев: А вот по тарифам был вопрос задан - почему это вдруг мы взметнули тарифы на 30-45 процентов, в отличие от инфляции, которая всего 15 процентов максимум? Эти вопросы мы ставили вице-губернатору, мы пытались понять, что реформа не должна сводиться к тупому повышению тарифов, что же будет перестроено, - и в ответ получили невнятицу, что у нас создано 47 акционерок, которые называются Жилкомсервис, и они как бы на народные деньги будут делать то, что прикажет правительство. В итоге, они, имея право коммерческой деятельности, за те же самые работы еще и лупят втридорога с граждан - вот чем вся эта реформа обернулась. Поэтому здесь против неудержимого роста тарифов мы пытаемся голосовать, остановить его, сделать реформу, что действительно за плату получали качественные услуги, - нет, просто тарифы будем поднимать.

Ольга Писпанен: У нас есть звонок. Говорите, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. Георгий из Санкт-Петербурга. Такой вопрос. Предыдущий слушатель вас спрашивал о прозрачности ваших заседаний. Почему бы не вернуть то, что было до 1993 года? Показывать по телевизионным экранам, как голосуют, вообще весь процесс заседания. Ведь это не заняло бы много времени. Особенно в момент, когда голосуют и за что голосуют.

Ольга Писпанен: Один из самых главных скандалов в городе за последнее время - строительство китайского квартала. Действительно, очень темная, мутная, неприятная история. Как вы думаете, если повысить в какой-то степени информированность, если объяснять, что происходит, выходить к людям, рассказывать им о работе Законодательного собрания, может быть тогда будет понятнее, что вы там делаете. Почему не объясняют?

Сергей Андреев: Во-первых, сразу отвечу на вопрос слушателя. У нас такое правило, что в пресс-центре (огромный зал, на 200 мест) сидят все представители средств массовой информации и на большом экране виден весь процесс, кто как, за что голосует, какой закон обсуждается, и они прямо с экрана имеют возможность сразу же списать и посмотреть, кто что делает в зале.

Во-вторых, конечно, информации мало насчет подготовки законов. Тем не менее, около 80 законов - и социальных, и бюджетных, и касающихся фонда обязательного медицинского страхования - собрание за этот период приняло. Хороших или плохих - это вопрос механизма. Среди них были явно отвратительные, с моей точки зрения, это внесение изменений в бюджет 2000 года аж задним числом. Я и в прокуратуру обращался, что происходит. Оказалось, надо было выгородить одного чиновника, который тогда проворовался, и бюджетные нарушения закрыть. И депутаты на это пошли. Вот эта деградация как бы на глазах происходит собрания.

Ольга Писпанен: Круговая порука.

Сергей Андреев: Это примерно так выглядит.

Что касается китайского квартала, здесь было много публикаций, здесь были громкие крики и дважды я пытался провести референдум в городе по этому вопросу, чтобы все жители, мало того, что получили информацию, еще и высказали мнение, да или нет. И вопросы ставились бы так, "согласны ли вы, что у нас будет в городе, на таком-то участке китайская строительная компания проводить собственную застройку 180 гектаров". Первый раз не дали под одним предлогом провести, второй раз сорвали под другим, в третий раз депутаты отказались рассматривать вопрос в собрании, нарушив закон. Сейчас я буду инициировать подачу на собрание в суд от граждан и роспуск собрания, если оно так себя ведет. Я считаю, это абсолютно правильно. И, наконец, мы нашли законодательство, которое с января месяца действует, федеральное, которое запрещает проведение без всяких конкурсов раздачу, целевку так называемую, просто китайцам вот этот участок отдать. Там цена - миллиард 250 миллионов долларов, которые туда будут включены. Все говорят, деньги не пахнут, давайте быстрей. Я понимаю, что туда придут китайцы. А если китайцы придут и объявят эту зону чайна-тауном? Я же видел в разных городах мира, что это такое.

Это наркотики, проституция, полиция туда не входит, китайцы на одно лицо. Вообще говоря, найдите виноватого, если что-нибудь случится. С моей точки зрения, это нормальная экспансия Китая, в которой за явно убыточным проектом стоит государственная политика. Потому что там строительство площадей не окупается деньгами, которые потом будут возвращены, это нерентабельный проект. Я прочитывал его, поверьте. Если там, зачем китайцы лезут? Зачем они лезут в устье Балтийского моря? - совершенно отчетливо ясно. Это внешняя политика. Если мы на это закрываем глаза, то мы проигрываем вообще стратегию города в целом.

Ольга Писпанен: Меня немножко покоробило выражение "китайцы на одно лицо". Мы для китайцев точно так же на одно лицо.

Сергей Андреев: Да. И наша полиция здесь ничего не может сделать. Поверьте, если вас ограбил на рынке китаец, то вы никогда его не отличите от другого, я к этому свожу.

Ольга Писпанен: А если нас ограбил на рынке русский?

Сергей Андреев: Пожалуйста, наш родной брат, его тут же можно опознать. Это не какая-то расовая дискриминация, это нормальная экспансия другой страны на территории экономически слабого государства.

Ольга Писпанен: Подождите, если вы позволяете это, значит вы согласны с этим?

Сергей Андреев: Так вот вопрос, согласны. Согласна администрация города.

Ольга Писпанен: Такая администрация у нас.

Сергей Андреев: Это совершенно правильно. Я об этом хочу как раз на вашем Радио свобода сказать. Я хочу, чтоб хоть какая-то строительная копания обратилась с иском в суд на то, что это было без конкурса проведено, это прямо нарушение федерального закона, выиграла этот суд, отменила и участвовала в конкурсе как любая другая заинтересованная сторона.

Ольга Писпанен: А вы знаете такие заинтересованные строительные компании.

Сергей Андреев: Я в Питере кинул клич, все сказали, "да, мы сейчас" через некоторое время пришла организация Союз строительных компаний и сказала, "знаете, мы не можем судиться с нашим губернатором, побаиваемся". Теперь я обратился уже в Москву.

Ольга Писпанен: То есть не потому, что у них нет денег освоить эти территории.

Сергей Андреев: Конечно. Они боятся судиться с этой ситуации с любой властью вообще. Я их понимаю. Теперь я жду из Москвы сведения, если там найдутся смельчаки, то поехали.

Ольга Писпанен: У нас есть звонок. Говорите, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Господин Андреев, вступая в отношения с государственной монополией - ЖКХ - я имею право знать, за что плачу. Я хочу знать структуру цены моей квартплаты: сколько я плачу дворнику, сколько его начальнику, сколько за все составляющие моих платежей. На самом деле это все покрыто мраком. Я хочу знать эту смету, я хочу видеть структуру цены. Вы, как мой представитель, обличенный такими полномочиями, можете эту информацию получить.

Сергей Андреев: Мы получили. Цена обоснованная расчетов на метр квадратный - 10,92 рубля. Мы сейчас платим 8,70. То есть еще нам предстоит по этим расчетам, которые сделали специально для администрации города, доплачивать потом еще и еще. В структуре цены совершенно отчетливо показаны услуги, которые обязаны нам оказывать: сколько раз мыть лестницы, сколько раз убирать лифты. Это все в постановлении правительства есть по так называемому минимальному перечню услуг, которые должны нам оказать. Сколько они платят при этом дворникам, теперь уже рассудить в каждом отдельном жилищном агентстве можно, в каждом районе отдельно, у них свои расценки. Но услуги, перечень их совершенно отчетливо есть.

Ольга Писпанен: А если услуги не выполняются?

Сергей Андреев: Если услуги не выполняются, на это можно жаловаться, как на нарушение постановления правительства.

Ольга Писпанен: Пожаловались и что? Я, например, лично раз 15 пыталась вызвать сантехника, он не пришел.

Сергей Андреев: С этим свинством лично я как борюсь? У меня в каждом доме теперь домовой комитет. В моем округе 436 домовых комитетов. И как только идет такое нарушение, жалуется уже не отдельный человек, а жалуется представитель дома, и я сразу включаюсь, потому что тут уже короткий и жесткий разговор с администрацией. Если же это население врозь, как правило, сделать ничего нельзя, его обманывают, берут сверху взятки. Вот пришел сантехник, давай ему 200 рублей.

Ольга Писпанен: Конечно. А как же обидеть-то?

Сергей Андреев: Вот в этом свинство.

Ольга Писпанен: Нормальное советское сознание.

Сергей Андреев: И что я последнее делаю? Я сейчас вывожу на рынок обслуживания жилья маленькие частные организации, которые берут 20 домов и уже конкретно с этими жильцами 20 домов разговаривают. Те платят им, но уже при этом знают, что они потребуют взамен, какие услуги. И вот в соседнем доме управляющая компания находится, если что не так, приходишь туда, смотришь, они тут же выправляют.

Ольга Писпанен: У нас есть звонок. Говорите, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. Буквально в 50 метрах от здания Законодательного собрания, в доме номер 2 по переулку Антоненко работает ночной клуб "Порт" на территории жилого дома. Ведь не может так быть, чтобы никто из депутатов, проходя каждый день мимо, не обращал внимания на вывеску и не задавался никогда вопросом, что работа ночного клуба связана с шумом в ночное время. Вот уже долгое время я никак не могу добиться (я живу в этом доме), чтобы у меня в квартире в реальное время работы клуба просто замерили шум. Как это может быть?

Еще один вопрос. Недавно владельцем дома стал Банк Москвы. Он провел ремонтные работы фасада, но, опять-таки, прямо над тротуаром, по которому ходят люди, без установки строительных лесов. Сами рабочие мне жаловались, что они работают подвешенными на веревках к этой крыше, у них в руках строительные инструменты железные. Они жаловались: "Если я уроню этот инструмент и с кем-то что-то случится, я ведь буду виноват".

Ольга Писпанен: Отвечайте.

Сергей Андреев: Про уровень шума можно сказать следующее. Обычно, когда уже не достучаться до СЭС, обращайтесь к своему депутату по округу, в частности ко мне, я тоже обращаюсь в СЭС и прошу их именно в ночное время замерить уровень шума. У меня тоже такие клубы были, мы их закрывали на этом основании. Иного пути я здесь не вижу. На депутатские требования СЭС откликается четко, на человеческие вряд ли. Тут надо просто знать своего депутата и к нему обратиться.

А что касается мастерков, которые могли упасть, кто же работает с нарушениями? Друзья мои, просто обращение в эту строительную фирму нужно было сделать вовремя и они бы все сделали.

Ольга Писпанен: Скажите, пожалуйста, а правда ли, что губернатор лично обзванивает депутатов накануне какого-нибудь важного голосования?

Сергей Андреев: Во-первых, не всех.

Ольга Писпанен: Правильно, тех, которые и так проголосуют правильно, и обзванивать не нужно.

Сергей Андреев: Ну, это может быть. Иногда идет совещание с руководителями фракций, эта практика раз в три-четыре месяца случается. Иногда есть консультации с проблемными депутатами, которые заняли какую-то жесткую позицию, с ними надо интересы согласовывать, это делается, действительно. Это нормальная политическая практика, с моей точки зрения. Более того, я, например, зачастую выражаю несогласие с тем, что происходит. В этом смысле у нас были жесткие споры, в том числе и по китайскому кварталу, с губернатором, мы не пришли к согласию. Пока стоим в состоянии противодействия. По одним вопросам, действительно, некоторые вещи надо делать совместно.

Ольга Писпанен: Сергей Юрьевич, вернусь к своему вопросу, на который вы так и не ответили, по поводу информированности, объяснения народу, своим избирателям, чем вы занимаетесь. Вы, действительно, настолько оторваны, настолько нет никакой обратной связи, настолько нет понимания того, чем вы там занимаетесь в Мариинском дворце, отсюда какие-то протесты, отсюда желание узнать больше.

Сергей Андреев: Посмотрите, 80 законов мы приняли в трех чтениях, это 240 заседаний. Это как минимум один закон требует такой упорной работы. А ведь у каждого депутата 5-7 законов одновременно на столе по совершенно разным направлениям. Как информировать подготовительную часть, я, честно говоря, даже не знаю.

Ольга Писпанен: Я имею в виду конечно очень спорные законы, которые вы принимаете.

Сергей Андреев: В спорные, я лично выношу как китайский квартал.

Ольга Писпанен: Народ просто не знает о том, что происходит.

Сергей Андреев: Я дам две информации, которые очень важны. Нам удалось провести через правительство города действительно очень серьезную концепцию развития образования на 2005-2010 годы. Это связано с тем, что федералы прислали нам 122-й закон...

Ольга Писпанен: Тоже любимый народом.

Сергей Андреев: Не то слово. Кроме монетизации, там 158 законодательных актов и закон об образовании поправлен так, что у нас фактически платным становится четверть образования сразу. То есть я думаю так, три действия арифметики мы учим бесплатно, одно должны за деньги. А какое? Вот эту фактически жесткую программу дебилизации, я бы назвал, которую по стране пустили, мы в Питере встретили так называемым ассиметричным ответом. Мы приняли концепцию, которая говорит следующее: никакие обстоятельства, вот трамваи не будут в городе ходить, а образование бесплатное мы сокращать не будем ни по объему, ни по финансированию (хотя школы сейчас на самофинансирование переходят), не сокращая число образовательных учреждений, выталкивая их как бы в сферу негосударственную. То есть фактически мы закрепились на тех позициях, что сегодня.

И второе - мы будем учить детей и создавать эти центры опережающих методик, чтобы ук детей появилась мотивация к обучению. То есть не просто тупое заучивание, зазубривание, а чтобы дети хотели набираться знаний и учителя им в этом помогали. То есть мы выстроили систему защиты.

Та же история у нас в области культуры. Мы сейчас разрабатываем концепцию, при каких обстоятельствах и что может быть с культурой в городе вообще, чтобы ее, не дай бог, не угробить, чтобы повысить оклады, сохранить здания, но при этом развивать проекты, которые культурным образом нашу молодежь в первую очередь будут делать действительно высокодуховной. То есть мы работаем в эту сторону на опережение, если хотите. Вот об этом можно говорить. А конкретные мероприятия, какой фестиваль будет проводиться, наверное, тут перечисление столько времени займет, что не всем надо, в общем, знать.

Ольга Писпанен: Давайте подведем действительно итоги. Вы можете по какой-нибудь шкале бальной вынести какую-нибудь оценку?

Сергей Андреев: Свободомыслие прекращено в собрании, это я могу сказать точно. Социальные нормативы стараются удерживать на нужном уровне, кроме тарифной жилищной политики, здесь мы попятились назад под влиянием исполнительной власти. Что касается налогового законодательства, пытаемся облегчать. Что касается захапывания со стороны КУГИ имущества городского, проиграли здесь все. Здесь произвол властей чудовищный будет твориться с 2007 года. Могу вам только сказать, что единственное, в чем мы серьезно подвинулись вперед, это в увеличении доходной базы города. Шагом примерно в треть бюджета больше мы каждый год будем делать, создав такие условия для бизнеса. Вот примерно итоги, которые сегодня существуют.

Ольга Писпанен: Большое спасибо. Сегодня в петербургской студии мы подводили итоги работы Законодательного собрания.

XS
SM
MD
LG