Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правозащитники проведут собственное расследование событий в колонии города Льгова


Кирилл Кобрин: Буквально час назад стало известно, что отправлен в отставку начальнику Льговской колонии в Курской области, где произошли беспорядки на прошлой неделе. В свою очередь российские правозащитники намерены провести собственное расследование событий в этой колонии. Об этом заявил глава движения "За права человека" Лев Пономарев.

Напомню, 27 июня в Льговской колонии несколько сотен заключенных вскрыли себе вены в знак протеста против избиений сотрудниками колонии, сотрудниками администрации. Главное требование осужденных - отставка руководства этого исправительного учреждения. Это требование было выполнение.

Михаил Саленков: От движения "За права человека" в льговскую колонию съездили два представителя - Борис Пантелеев и Александр Любославский. В Москву они вернулись с родственниками осужденных, которые вскрыли вены, и несколькими бывшими заключенными колонии.

Борис Пантелеев: Понятно, что закрытость этих учреждений всегда была. Но закрытость, там существовавшая, она была вообще беспрецедентная. Администрация просто отказывалась категорически общаться с нами, просто начальник колонии от нас убегал. Мы приехали в Курскую область из Орловской области. Мы там были по примерно похожему случаю, там тоже около 15 осужденных вскрыли себе вены и животы. Тоже они жаловались на избиения спецназа. Но там начальник пошел нам навстречу, он пустил нас во все колонии, куда мы захотели пойти. Было понимание между правозащитниками и представителями пенитенциарной системы, и осужденными тоже, потому что мы когда с ними разговаривали, они признавались, что частично, в общем-то, есть вина и на них, что их избили. Они жаловались только на то, что наказание было слишком жестоким.

Михаил Саленков: Бывший заключенный Денис Павлов объяснил, чем не нравятся зека секции, куда по прибытии в колонию, по его словам, заставляют вступать насильно.

Денис Павлов: Одна из многих причин, очень важная, людей заставляют ябедничать друг на друга, помогать полностью во всем администрации. Если человек не хочет, он отбывает наказание, прежде всего, в исправительном учреждении, трудится, свое наказание уже несет, его лишили самого ценного - свободы. Его заставляют, помимо всего, вступать в различные секции - секция дисциплины и порядка, секция досуга.

Михаил Саленков: Ко всему прочему, те, кто соглашается вступать в секции, носят на рукаве повязки. Вот еще история одного из осужденных, который вскрыл вены в знак протеста. Рассказывает Татьяна Никитина, мать молодого заключенного, который был переведен в Льгов из детской колонии.

Татьяна Никитина: Сын пришел из детской колонии 7 июня. Побыли мы на свидании с сыном, он сказал: "Меня здесь убивают". Привезли передачу, от передачи ребенок отказался, сказал: "Мама, мы объявили голодовку, передачу я брать не буду".

Потом все нас успокаивали, что они там не голодают, что у них там холодильники забитые. Я попросила увидеть своего ребенка. Я говорю: дайте мне пять минут удостовериться, живой он или нет, он был в плохом состоянии, оказали ли ему помощь. Они его вывели, подбежал к нему Бушин и взял его за руку: "Покажи маме". Он мне открыл руку, у него левая рука порезана пять раз, две раны очень сильные, сочатся еще. Никакой зеленки, никакой помощи там не оказано. Я спрашиваю: "Коля, за что ты вскрылся?" А он мне сказал: "У меня желудок очень сильно болит, мы голодаем". Я начала плакать, говорю: "Коля, ради бога, прекратите голодать". Он сказал: "Мама, я не могу. Пока не уберут Бушина, мы будем голодать".

Михаил Саленков: Борис Пантелеев добавил, как реагируют на запросы правозащитников в Управлении исполнения наказаний.

Борис Пантелеев: На те запросы, которые мы посылаем, приходят ответы о том, что факты не подтвердились, проведена проверка. Причем даже в тех случаях, когда мы просим, чтобы были опрошены все осужденные, которые к нам обратились, и копии этих обращений были отправлены нам, чаще всего делают вид, что такого предложения в нашем запросе не было. То есть, если мы хотим убедиться в объективности проверки, нам фактически такой возможности не предоставляют.

Михаил Саленков: В данном случае прокуратура Курской области возбудила уголовное дело по факту умышленного массового членовредительства. Двум работникам колонии предъявлены обвинения в превышении должностных полномочий. Правозащитники держат подобные дела на контроле. По их словам, зачастую в этих процессах судьи выносят слишком мягкие приговоры. Через два дня после возбуждения дела против сотрудников Льговской колонии уголовное дело было открыто и против самих заключенных. Эта информация поступила из Генеральной прокуратуры. Информационное агентство "Интерфакс" приводит слова представителя Генпрокуратуры: "Дело возбуждено в связи с заявлениями осужденных, в которых они пишут, что некоторые отрицательно настроенные заключенные принуждали их к членовредительству". Зачинщиками беспорядков, по данным прокуратуры, стали 28 заключенных из отряда особого содержания. Главным инициатором акции следователи называют одного из авторитетов.

Известна и позиция Федеральной службы исполнения наказаний. Там заявляют, что акция в Льгове была тщательно спланирована. В заявлении ведомства говорится, что действия осужденных были направлены на дестабилизацию обстановки в колонии и обусловлены нежеланием подчиниться законным требованиям администрации.

По различным данным, в Льговской колонии вскрыли вены от 300 до 800 заключенных, 1300 продолжают голодовку. Всего в колонии содержится 1400 человек.

Михаил Фролов: Российские правозащитники намерены провести собственное расследование событий в колонии общего режима города Льгова Курской области. Об этом заявил глава движения «За права человека» Лев Пономарев. 27 июня в льговской колонии несколько сотен заключенных вскрыли вены в знак протеста против пыток и избиений со стороны администрации. Главное требование протестующих осужденных – отставка руководства этого исправительного учреждения, в первую очередь начальника колонии Юрия Бушина.

Михаил Саленков: От движения «За права человека» в льговскую колонию съездили два представителя - Борис Пантелеев и Александр Любославский. В Москву они вернулись с родственниками вскрывших вены осужденных и несколькими бывшими заключенными колонии.

О том, что происходит в этом исправительном учреждении, рассказывает недавно освободившийся из заключения Александр Малыгин. Он тоже участвовал в акции протеста против жестокого обращения администрации с осужденными – вскрыл вены.

Александр Малыгин: Хотя мне оставалось сидеть всего лишь три дня, просто это невозможно было терпеть, как издевались. 14 мая я приехал - сразу же попал в карантин. Сразу же начали говорить: "Вступайте в секцию". Естественно, ребята начали отказываться. Начали избивать, сразу же трех избили. Ребята начали вскрывать себе вены. В санчасть никого не повели, посадили всех в изолятор. У нас там был один осужденный - гомосексуалист, и Бушин, если будут его подводить, сказал: пускай он их опускает. Ребята как голодали, так голодают и по сей день. Передачи не берут. Вскрыли себе животы, шеи, руки повскрыли. Что говорят - 200, 300? Там вскрыли больше 800 человек. 1300 - на голодовке. В легкие гвозди позабили, кто проглотил лезвия, кто проглотил крючки.

Если жалобу пишешь, она попадает в спецчасть, а потом тебя выводят и избивают. И говорят: "Вы не писали жалоб. Что же раньше не жаловались?" А за эти жалобы и избивали.

Михаил Саленков: Несколько матерей осужденных вслед за Александром Малыгиным добавляют.

Мать осужденного: 2 июля потребовали дети батюшек, чтобы исповедоваться перед смертью. Требование одно - только убрать Бушина.

Михаил Саленков: Один из льговских правозащитников Игорь Михалевич рассказал, как обычно реагируют правоохранительные органы на жалобы заключенных о жестоком с ними обращении и сколько, по его данным, лет продолжаются избиения в льговской колонии.

Игорь Михалевич: Как минимум это 8 лет - это все время правления, я так могу сказать, начальника учреждения господина Бушина - за весь этот период времени есть факты применения пыток. И я даже это не боюсь говорить. Я и на прошлой пресс-конференции заявлял еще об этом, приводил конкретные примеры, когда ранее и 35 осужденных, и 100 осужденных обращались к нам в Комитет "За гражданские права" в Курской области, когда мы направляли конкретные жалобы от родителей, от самих осужденных. Ответы все - "отказано в возбуждении уголовного дела, факты не подтвердились". Но у нас были случаи, когда конкретно были зафиксированы побои судмедэкспертами - и прокуратура Курской области отказывала в возбуждении уголовного дела.

Михаил Саленков: В данном случае прокуратура Курской области возбудила уголовное дело по факту умышленного массового членовредительства. Двум работникам колонии предъявлены обвинения в превышении должностных полномочий.

В Федеральной службе исполнения наказаний, однако, заявляют, что акция в Льгове была «тщательно спланирована». В заявлении ведомства говорится также что «действия осужденных были направлены на дестабилизацию обстановки в колонии и обусловлены нежеланием подчиниться законным требованиям администрации по соблюдению установленного режима отбывания наказания».

Михаил Фролов: Из 160 уголовных дел, взятых на контроль правозащитными организациями и возбужденных в отношении сотрудников милиции, 112 содержат признаки незаконного насилия и пыток в отношении гражданских лиц. По мнению сотрудников фонда "Общественный вердикт", очень часто судьи выносят слишком мягкие наказания по этим делам.

Максим Ярошевский: Фонд "Общественный вердикт" следит за 160 уголовными делами, среди которых в 19 случаях уже вынесены обвинительные приговоры. Пытки в милиции зафиксированы в Читинской, Нижегородской, Рязанской, Свердловской областях, В Чувашской и Чеченской республике. Характерно, что часто незаконное насилие происходит в помещениях отделов внутренних дел, и нередко на глазах у начальников. Пытают людей при помощи утюгов, табельного оружия, бьют резиновыми дубинками, заковывают в наручники, используют электроток. Говорит руководитель правового отдела фонда "Общественный вердикт" Павел Чиков.

Павел Чиков: Самое интересное - отмечено было, что методы по всей России применяются примерно одинаковые, то есть понятное дело, что оперативники друг с другом не общаются, но эффективные методики распространяются моментально. Я затрудняюсь сказать, по каким информационным каналам. Некие неустановленные механизмы, электроприборы в самых различных регионах используются, и противогаз - это уже вообще классика. То есть существуют некоторые установленные, доказавшие свою эффективность в работе предметы и инструменты, которые активно применяются в нескольких регионах.

Максим Ярошевский: Всего в этом году 26 милиционеров приговорили к различным наказаниям. Только 10 попали в тюрьму, 15 получили условные сроки. По мнению правозащитников, есть несколько методов борьбы с милицейским беспределом. Немалую роль, к примеру, играют правозащитные организации и средства массовой информации.

Павел Чиков: Социология потихонечку все с большей и большей профессионализацией входила в правозащитную деятельность. Самая ее большая ценность, на мой взгляд, в том, что правозащитники своими исследованиями сломали монополию правоохранительных органов на исследование собственной деятельности. Правозащитники своими инициативами создали некую такую альтернативную конкурирующую социологию, не менее репрезентативную, не менее достоверную, но с несколько иными акцентами. Следует отметить, безусловно, что эта методика общественных расследований, основная ее ценность заключается в том, что осуществляется активный сбор информации, сообщений о конкретных нарушениях со стороны правоохранительных органов, и эти сообщения в обязательном порядке проверяются до того, как делаются какие бы то ни было выводы, заявления, действия предпринимаются, в том числе и юридические. Достаточно старая методика - это использование международных правовых механизмов. Несколько организаций готовят альтернативные доклады в международные организации. Большее даже число организаций пытаются использовать и используют на практике эффективно ресурсы Европейского суда по правам человека.

XS
SM
MD
LG