Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В результате нефтедобычи в Пермской области вымирает деревня


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марина Катыс.

Кирилл Кобрин: В Пермской области компания "Лукойл" ведет нефтедобычу неподалеку от деревни Павлово, жители которой уже много лет страдают от неизвестных заболеваний. 1 июля семерых детей из деревни Павлово Ординского района привезли для обследования в Пермь, в Институт детской экопатологии.

Марина Катыс: В ходе первоначального осмотра при поступлении детей в Институт экопатологии выяснилось, что у ребят сильно размягчена печень.

Жители Павлово давно заметили, что в их деревне даже у заколотых молодых животных печень оказывается в полуразжиженном состоянии. Вообще, животные в Павлово постоянно и тяжело болеют наравне с людьми: у коз, кроликов, собак часто течет желто-зеленая жидкость изо рта, и они погибают.

Об истории деревни Павлово я попросила рассказать доцента кафедры био-гео-ценологии и охраны природы Пермского государственного университета, руководителя экологического движения «Зеленая Эйкумена» Романа Юшкова.

Роман Юшков: Там ведется нефтедобыча, ведется на протяжении уже целого ряда лет. При этом нефть высокопарафинистая, она, соответственно, требует разжижения по современным технологиям. То есть там либо нефтесборники забиваются парафином, и они вынуждены извлекать и вручную прочищать, либо они разжижают нефть, с этой целью они туда закачивают химические реагенты, так называемые ингибиторы комплексного действия. Никто вообще не знает, что это такое, какой у них точный химический состав. Но по всяческим косвенным признакам, по косвенной информации известно, что это очень опасные вещи. И специфика ситуации еще в том, что там сходятся две тиктанические платформы и естественным образом существует так называемые трещиноватость в земной коре. Таким образом, через эту трещиноватость выходят на поверхность продукты распада этих химреагентов, безобразные продукты распада. Главная проблема именно в них, потому что нефть не такой высокой токсичностью обладает, а вот эти реагенты химические - это что-то страшное. И плюс к этому там такая холмистая местность, такая называется Кунгурская лесостепь, а деревня находится в яме. Соответственно, если безветренная погода, то вот эти газообразные проявления не рассеиваются, соответственно, люди и животные им дышат.

Плюс к этому еще химреагенты, они попадают в местные грунтовые воды подземные. Соответственно, речка, которая там течет, она выходит из горы, это фактически рассол такой, в котором не просто всякие попутные воды, которые вместе с нефтью, а, видимо, еще химия вот эта. И там десятки, сотни разных ПДК находят. Еще подозрение в том состоит, что может быть там не ищут то, что самое опасное. Потому что наша система исследований не универсальна, там ведь не сотни разных веществ проверяют в воздухе, в воде, а проверяют десятки.

Соответственно, уже несколько лет люди болеют страшно. Начиная с 1997 года, вся эта история страшно развивается, там произошли аварии какие-то у "Лукойл-Пермь", вследствии этих аварий создался подпор в нефтеносных слоях. И, соответственно, вот этот подпор и выгоняет продукты распада нефтяного, и нефть тоже выгоняет на поверхность. Соответственно, с 1997 года люди всему этому подвергаются, болеет вся деревня. Болят внутренние органы, у людей какой-то нервный мышечный трэмер, бывают судороги. Иногда люди в ночь безветренную просыпаются с пеной во рту. То есть действительно все очень страшно. Дети там ходят, на которых страшно смотреть, какие-то все желтые, бледные, худые. Те, кто мог, уже оттуда конечно разбежались по соседним деревням, по соседним селам. Но просто не все могут.

Марина Катыс: Какое сейчас население деревни Павлово? Если говорить о том, что действительно необходимо эту деревню переселить, о каком количестве семей идет речь?

Роман Юшков: Население там сейчас около 130 человек. В общем-то, оно заметно уменьшилось за последние годы. Павловцы уверенно перечисляют дворы, загибают пальцы, говорят о том, что у них явно повышенная смертность. Поэтому человек 120-130. То есть фактически это конечно для "Лукойла", ну.. тьфу, это построить один дом в каком-нибудь соседнем селе этого же Ординского района.

Марина Катыс: У меня, кстати, к вам вопрос. Почему, собственно, "Лукойл-Пермь" столько лет вынужден выслушивать обсуждения этой проблемы в прессе вместо того, чтобы решить тот вопрос раз и навсегда, просто переселить эти 130 человек в другое место? Это ведь не бог весть, какие деньги.

Роман Юшков: Вы знаете, у меня неофициальная есть информация из "Лукойла", из его недр, скажем так. Приезжал Алекперов неоднократно за эти годы, в том числе и эта проблема обсуждалась в "Лукойле". Я знаю, что и в Москве она обсуждалась. Так вот информация такая, что это личное распоряжение Вагита Алекперова - деревню не расселять, поскольку будет нехороший прецедент, с точки зрения паблик рилейшнз - из-за "Лукойла" расселили населенный пункт.

Марина Катыс: А если населенный пункт вымрет из-за "Лукойла", это будет хороший прецедент?

Роман Юшков: Видите ли, это ведь надо еще доказать, что он вымрет. Тут все-все пиар-средства, масс-медийные средства подключены ко всяческой пропаганде лукойловского имиджа. Огромная часть пермского медиа-рынка просто находится в руках "Лукойла", то есть он владеет телекомпаниями, газетами и так далее. У других средств массовой информации он является главным рекламодателем, поэтому вести информационную войну практически безнадежно. И едва ли не каждый час с рекламных щитов, с телеэкранов, с газетных страниц видим, слышим, читаем, какой "Лукойл" замечательный, социально ответственный бизнес, какой он спаситель российской экономики. Подразумевается, что ЮКОС плохой, например, а "Лукойл" хороший и честный налогоплательщик и все здесь хорошо.

Поэтому, если даже деревенька Павлово в 100 с небольшим человек вымрет, то в этом колоссальном потоке хвалебных слов пролукойловских это просто потонет, и Россия этого не заметит, этой очередной деревеньки. "Лукойл" в нашем регионе царь и бог, поэтому они ничего не боятся.

Марина Катыс: Нефтяная кампания "Лукойл-Пермь" зарабатывает миллионы, выкачивая нефть из земли и захоранивая отходы нефтедобычи вокруг деревни Павлово, где все - воздух, вода, земля, растительность - пропитано нефтью и химическими реагентами. Однако "Лукойл" не собирается признавать свою ответственность за экологические преступления, пользуясь покровительством администрации Пермской области, а также природоохранных и санитарных государственных структур Ординского района и Пермской области.

XS
SM
MD
LG