Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Освещение терактов в средствах массовой информации


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Кирилл Кобрин.

Андрей Шароградский: Недавние теракты в Лондоне поставили на повестку дня вопрос об освещении этих событиях в средствах массовой информации. С одной стороны, граждане демократических государств имеют право на информацию; это - одно из главных достижений демократических обществ. С другой стороны, очевидно, что террористы используют СМИ для достижения главной своей цели - посеять страх и неуверенность среди населения. Проблема эта, которая решается в разных странах по-разному, теперь стоит и перед британскими медиа.

Кирилл Кобрин: В некоторых российских средствах массовой информации появились сообщения о том, что британская телерадиокорпорация "Би-Би-Си" якобы больше не будет называть организаторов недавних взрывов в Лондоне «террористами». Эта информация приводится со ссылкой на британскую газету «Дэйли Телеграф». Надо сказать, что российские журналисты несколько неточно перевели статью из британской газеты. Там говорится о том, что руководство "Би-Би-Си" «еще раз напомнило» журналистам о неприменении термина «террористы». Это слово заменяется на нейтральное bombers, что в неуклюжем русском переводе значит «бомбисты», или на не менее нейтральное attackers - «нападающие», уже давно и при освещении всех террористических нападений, где бы они ни произошли. В нескольких выпусках новостей "Би-Би-Си", сразу после взрывов в Лондоне, слово «террорист» все-таки промелькнуло - вот руководство телерадиокомпании и напомнило журналистам о существующих правилах. Редакционная политика "Би-Би-Си" такова: из информационных программ по возможности изгоняются любые оценочные слова. Как гласят правила корпорации, «слово «террорист» само по себе может стать скорее барьером для понимания произошедшего, и потому следует его избегать».

А каков российский взгляд на эту проблему? У микрофона - генеральный секретарь Союза журналистов России Игорь Яковенко.

Игорь Яковенко: Я думаю, что "Би-Би-Си" достаточно адекватно реагирует на происходящие события. И в какой-то степени Великобритания, действительно, задает некоторый стандарт поведения в этой ситуации. То есть в Великобритании не происходит сворачивание свободы слова. Потому что не происходит тех попыток, которые происходят, в частности, в России, - объявить средства массовой информации главными виновниками всех бед. Не происходят попытки ввести цензуру. А происходят достаточно адекватные меры. Я не уверен, на самом деле, что эта мера является какой-то панацеей от всех бед. Думаю, что, по крайней мере, они, так же как и весь остальной мир, в поиске, как совместить борьбу с терроризмом с сохранением современной западной цивилизации.

Кирилл Кобрин: И все-таки освещение недавних терактов в Лондоне, по крайней мере в британских средствах массовой информации, отличалось от освещения трагедий в Нью-Йорке, Мадриде или Беслане. Оно было более сдержанным, практически не показывали изуродованных взрывами тел или крайних проявлений страха или отчаяния. Британские электронные СМИ будто бы решили не следовать логике, предложенной самими организаторами терактов, главная цель которых - посеять панику и неуверенность.

Я спросил лондонского писателя и писателя Зиновия Зиника, действительно ли изменился подход британских СМИ к освещению терактов теперь уже в сердце Великобритании - Лондоне.

Зиновий Зиник: Ничего особенного, такого большого различия я не заметил. Речь идет вообще, я думаю, просто о какой-то усугубленной традиционной манере британцев относиться к такого рода событиям. Думаю, нужно вспомнить знаменитую речь Черчилля в критические минуты войны, когда он сказал: "Когда у нас кончатся патроны, мы будем бить нацистов бутылками пивными". И вот эта вот идея, что патроны могут кончиться, но пиво будет производиться, тем более в бутылках, - это все-таки удивительное сознание. О чем говорил Кен Ливингстоун, когда в своем выступлении говорил о том, что "они, конечно же, смелые люди, готовые жертвовать своей жизнью, но у них есть одна надежда - положить конец нашей жизни, Великобритании; это невозможно сделать, невозможно положить конец британскому образу жизни". В этом содержится какой-то глубочайший оптимизм, в котором чувствуется выдержка все-таки десятилетий ирландского терроризма.

Кирилл Кобрин: Именно об этом следующий вопрос. Лондон пережил не первые взрывы в своей истории, не говоря уже о Второй мировой войне, когда он выдержал и массированные налеты немецкой авиации, и бы отчасти разрушен. Естественно, это еще и десятилетия террористических актов со стороны Ирландской республиканской армии. Как в этом ряду рассматриваются взрывы на прошлой неделе самими лондонцами?

Зиновий Зиник: Тут есть два момента. Есть момент чисто лондонского, британского темперамент. Пойдите на любые похороны, скажем, - во время поминок люди не плачут и не кричат, не бьют себя в грудь, не рвут на себе волосы, а они обмениваются смешными анекдотами о жизни ушедшего близкого человека. Британцы очень терпеливые люди в том смысле, что умеют выжидать. Это нация со страшной способностью не забывать ни о чем. Дело в том, что находят преступников через 20 лет, через 30 лет, а иногда через столетия. И вот это вот спокойствие не значит забвение.

Второй момент состоит в том, что как и в случае ирландского терроризма, так и в случае терроризма последних лет, связанных с мусульманской общиной и положением вообще во всем мире, - это момент полного, практически намеренного отрицания какой-либо идеологии за людьми, совершающими террористические акты, в смысле непринятия британцами идей, которые привносятся людьми, которые стоят за этими актами.

Кирилл Кобрин: Вы считаете, что то, как освещали эти теракты британские средства массовой информации, это не следствие некой новой политики в отношении терроризма, антитеррористической, а просто основано на национальном характере британцев?

Зиновий Зиник: Да, потому что это удивительно, что через два дня было празднование окончания Второй мировой войны (не капитуляции Германии, как в мае, в День Победы, а окончания Второй мировой войны, и они выбрали этот день задолго до всех событий здесь) - и когда состоялась служба в Вестминстерском аббатстве, я думаю, что, в принципе, там все было спланировано задолго до каких-либо намеков на то, что могли бы быть какие-то террористические акты, но в то время, как в первый и второй день после теракты была полная сдержанность, как казалось, эмоциональная, тут эти вот чувства нашли свое выражение, во время церемонии в Вестминстерском аббатстве. Я думаю, было добавлено несколько христианских гимнов, я думаю, несколько больше хоругвей было вынесено, и присутствие гостей и участников было подано с большей акцентировкой на том факте, что это все-таки англиканская протестантская страна с главой - королевой, которая не то еще видела и выдержит еще не то.

XS
SM
MD
LG