Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Московский городской суд оправдал Вячеслава Иванькова


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.

Андрей Шароградский: Московский городской суд оправдал Вячеслава Иванькова, более известного как Япончик. Иваньков обвинялся в убийстве двух граждан Турции. Решение было принято на основании вердикта присяжных, которые единогласно признали Иванькова невиновным. Прокуратура Москвы уже заявила о намерении обжаловать приговор в Верховном суде. С подробностями корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.

Марьяна Торочешникова: Оглашение приговора по делу Вячеслава Иванькова, заняло чуть более получаса. То, каким будет этот приговор, стало понятно еще в понедельник, когда коллегия присяжных единогласно проголосовала за оправдательный вердикт.

Вячеслава Иванькова, больше известного, как криминальный авторитет по прозвищу «Япончик», московская прокуратура считала виновным в двойном убийстве. По версии следствия именно Иваньков в 1998 году стрелял в троих граждан Турции в московском ресторане «Федан». Двое из них тогда скончались на месте, одного в тяжелом состоянии доставили в больницу. Однако присяжным, которые рассматривали дело, доводы прокуратуры о причастности Иванькова к этому преступлению, показались неубедительными. Так что и председательствующему в суде присяжных ничего не оставалось, как вынести на основании вердикта оправдательный приговор. Сам Вячеслав Иваньков, выйдя к журналистам по окончании судебного заседания, заявил, что не сомневался в таком исходе, однако принял бы любой вердикт присяжных.

Вячеслав Иваньков: Я благодарен моим соотечественникам - это присяжные заседатели. Я от них ничего не просил, я не обращался ни с чем. Единственное я сказал только, чтобы они были свободны от предрассудков, от предвзятости, от предубежденности, и вынесли вердикт по своей совести, основываясь на твердом убеждении. Вот и все. Чтобы они не сделали, я бы принял любое с уважением, потому что это голос моего народа. Сам процесс кардинально отличается оттого, что было раньше. Если раньше как-то по телефону или какой-то директивы от райкома партии решалась все, сейчас все решилось мнением народа. Я моему народу очень признателен и благодарен.

Марьяна Торочешникова: Оправданный Вячеслав Иваньков сообщил также, что не намерен обращаться с иском о компенсации морального вреда за незаконное привлечение к уголовной ответственности, потому что считает, что прокуратура не могла поступить иначе.

Вячеслав Иваньков: Я к ним нормально отношусь, с уважением к обвинению прокуратуры. Они делали свое дело. Они достойно выполняли свое дело. Но они пользовались недобросовестным материалом. Они пользовались какими-то фальшивками, фабрикациями и прочее. Это все легко разбивалось. Тут не было ни проблем, ничего. Они невиновны в том, что предъявлено обвинение или оправдан. Они выполняли свой долг. Но я им объяснил, что "все присутствующие здесь - это звенья одной цепи. Но во главе стоят испорченные звенья, которые используют вас как катализатор, отнимают у вас время, энергию и прочее. Вы бы могли потратить его более продуктивно и с большей пользой и для себя, и для окружающих".

Марьяна Торочешникова: Вообще, Иваньков Довольно долго общался с журналистами. И в какой-то момент я поймала себя на мысли, что записываю не комментарий человека только что оправданного по уголовному делу, а предвыборную речь политика.

Что же касается стороны обвинения. Представители прокуратуры еще вчера заявили о том, что обжалуют оправдательный приговор, так как считают решение присяжных тенденциозным. Говорит исполняющий обязанности прокурора города Владимир Бакун.

Владимир Бакун: Коллегия присяжных, не признавшая Иванькова виновным в убийстве двух граждан Турции, вряд ли могла быть беспристрастной. Среди присяжных оказались как сами ранее судимые, так и имеющие родственников, привлекавшихся к уголовной ответственности - семеро из двенадцати. Таким образом, государственным обвинителям в суде приходилось не столько доказывать вину подсудимого, сколько бороться за беспристрастный и объективный состав присяжных.

Марьяна Торочешникова: Адвокаты Вячеслава Иванькова доводы прокуратуры назвали надуманными, а заявление о недобросовестности суда присяжных - возмутительным. Говорит адвокат Александр Гофштейн.

Александр Гофштейн: Как это так. Сторона в процессе, участвовавшая в отборе присяжных наряду с защитой, участвовавшая в процессе, который проходил под контролем председательствующего?! Что же вы молчали, что же вы фигу в кармане держали, если так, а не сказали о том, что информация была скрыта от суда, поэтому государственные обвинители заявляли отвод. Позвольте. Если эта информация была скрыта, значит, она не могла лечь в основу отвода. Второе. Должен вам сказать, как участник этого процесса с самого начала. Никаких заявлений о необходимости распустить Коллегию в связи с ее тенденциозностью и необъективностью сторона обвинения не делала. Вчера прокурор сказал, что они весь процесс боролись за объективность. Ни одного отвода в ходе судебного разбирательства не было заявлено.

Марьяна Торочешникова: В прокуратуре остались недовольны и действиями судьи, который председательствовал в процессе. Он исключил из доказательной базы протокол осмотра места происшествия, а там, по утверждению обвинения, были найдены предметы с отпечатками пальцев подсудимого. А вот, что об этом рассказали адвокаты Вячеслава Иванькова. Говорит Александр Гофштейн.

Александр Гофштейн: Те самые предметы, на которых якобы имеются чьи-то отпечатки, уничтожены прокуратурой. Об этом имеются в деле справки, подписанные теми же прокурорскими чиновниками. А сегодня прокуратура говорит о том, что им не дали доказывать.

Марьяна Торочешникова: По мнению представителей правоохранительных органов процесс над Вячеславом Иваньковым лишний раз доказал неэффективность суда присяжных. Логика простая: как же можно оправдывать Иванькова-Япончика, о котором все знают, что он преступник!? Однако для суда присяжных «все знают» не доказательство. Руководитель Центра содействия международной защите Карина Москаленко считает, что этот процесс, напротив, лишний раз подчеркнул независимость суда присяжных.

Карина Москаленко: Институт суда присяжных не могут дискредитировать даже те структуры, которые давят и воздействуют на присяжных, добиваясь обвинительных приговоров. Тем более, ни один оправдательный приговор дискредитировать суд присяжных как институт не может. Значит надо посмотреть, как работала защита, надо посмотреть, как работало обвинение. Если бездарное обвинение не умеет работать, что же делать. Прокуроры привыкли быть ленивыми. За них всегда в обвинительном суде действовал судья. Теперь их заставили работать.

Марьяна Торочешникова: Чем теперь займется Вячеслав Иваньков, впервые за последние десять лет оказавшийся на свободе (год назад он был экстрадирован из США, где отбывал наказание за организацию фиктивного брака с целью легализации в стране, а также за вымогательство $3,5 миллионов у двух российских эмигрантов), пока неизвестно. Его адвокаты не исключают, что Иваньков займется литературной деятельностью. Находясь в заключении, он написал цикл стихов, а также сказки для детей и автобиографическую книгу, у которой уже есть рабочее название "Против ветра".

XS
SM
MD
LG