Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Париж Свердловской области


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Денис Каменщиков.

Андрей Шарый: Сейчас у микрофона корреспондент Радио Свобода в Екатеринбурге Денис Каменщиков. Он вернулся из поездки в глухую уральскую деревню под названием Париж и выяснил, что там даже пастухи говорят по мобильным телефонам.

Денис Каменщиков: Челябинская копия Эйфелевой башни меньше оригинала в шесть раз. Но селу Париж хватило и 50-метровой конструкции. Благодаря ей в село, где было всего три стационарных телефона, пришла сотовая связь. Пастух Владимир Вдовин тоже купил себе мобильник.

Владимир Вдовин: Пацаны маленькие ходят уже с сотовым телефоном. Раньше это было туго, не было почти. Сейчас звоню: "Бабка, подъезжаю, чай ставь".

Денис Каменщиков: Федосья Петрова все свои 80 лет прожила в Париже. Работала дояркой, потом делопроизводителем в управлении совхоза. Вырастила двоих детей. Сын переехал в Нижневартовск, а дочь вышла замуж и уехала в Новый Уренгой. Три месяца назад внуки подарили бабушке сотовый телефон, чтобы разговаривать с родственниками.

Федосья Петрова: Слышно хорошо. Вот это телефон хороший для меня. Я очень обрадовалась. Дочь позвонила.

Денис Каменщиков: В селе Париж 800 дворов, почти две тысячи жителей и пятьсот мобильных телефонов. Живут в Париже нагайбаки - народ со своей культурой, традициями и языком. Предков нынешний нагайбаков - арских татар - крестил после завоевания Казанского ханства Иван Грозный. А еще через 200 лет за лояльность к Русскому государству и неучастие в крестьянских башкирских бунтах Анна Иоанновна причислила нагайбаков в казачьему сословию. Наконец, проскакав на своих конях пол-Европы, нагайбакские казаки 30 марта 1814 года триумфально вошли в столицу Франции. А по возвращении на родину за проявленную доблесть и героизм в войне с Наполеоном получили исключительное право именовать свои поселения в честь собственных подвигов и побед. Рассказывает атаман Нагайбакского района, есаул Оренбургского казачьего войска Александр Литвинов.

Александр Литвинов: После 1840 года здесь возникла в целях сокращения пограничной линии 40 поселков одновременно. Все они именовались по номерам. Здесь вышло царское уложение - поименование поселков в честь событий, в честь полководцев. У нас по Нагайбакскому району в связи с этим и возникли ряд поселков, таких как Александра Невского, Париж, Берлин, Москва и прочее.

Денис Каменщиков: Казачество в Нагайбакском районе начали возрождать 12 лет назад. Организовали крестьянское товарищество, выращивают лошадей, сеют рожь. Многие, как войсковой старшина Александр Егоров, стали главами сельских администраций. Когда их обзывают ряжеными, не обижаются, но и не соглашаются.

Александр Егоров: Конечно, кто-то может сказать ряженые, но я считаю, что казачество не форма, а состояние души. 270 лет корней казачьих о чем-то говорят, все-таки позывы есть в душе. Я не могу уже по другим обычаям, я хочу жить по казачьим, хочу, чтобы дети и внуки мои такие же были. Кто-то может польстился на кредиты, которые обещали, вот этих я мог бы назвать ряженые.

Денис Каменщиков: На улицах Парижа много детей и беременных женщин. У безработного Сергея Подылина два месяца назад тоже родился сын. Переезжать в соседний Магнитогорск или в Челябинск молодая семья не собирается, даже несмотря на то, что совхоз почти развалился.

Сергей Подылин: Нормально, выкручиваемся. Хозяйство держим. За счет хозяйства. В совхозе работа есть, но зарплаты нет. Так и живем. Я по профессии плотник, так по деревне, где, что надо, я делаю, так и зарабатываю.

Денис Каменщиков: Дома в Париже добротные из кирпича или природного камня под металлическими крышами. Дороги асфальтовые, улицы прямые. Говорят, что когда казаки строили на этом месте пограничный номерной поселок, сразу решили, что кривых улиц у них не будет, чтобы было больше похоже на так понравившуюся им столицу Франции.

Водопровода в селе нет, но у многих прямо во дворах вырыты колодцы. Газа тоже нет, но центральное отопление подведено от котельной. Впрочем, большинство парижан все равно топят печи. Есть школа имени красного героя гражданской войны Василия Блюхера, больница без имени, краеведческий музей и собственная Эйфелева башня. А строить ее задумали еще 15 лет назад, но сначала чуть не разорился совхоз, потом долго искали спонсоров, потом грянул кризис, сменился глава администрации села, вынашивавшего эту идею. Наконец, в прошлом году в Париж приехали представители челябинской сотовой компании. Рассказывает глава парижского сельского поселения Марина Хасанова.

Марина Хасанова: Коль уж мы ставим башню сотовой связи в Париже, нельзя ли ее сделать в виде Эйфеля, поскольку мы так давно мечтаем об Эйфелевой башне. Немножко призадумались, поскольку обычная вышка сотовой связи стоит 8 миллионов, а наша стоит 12 миллионов, а потом согласились. Это был разговор осенью. И вот в декабре строительство уже началось, и сегодня презентация башни. Нам нужно, конечно, построить кафе и гостиницу. У нас есть природный памятник областного масштаба Ольховая роща, очень красивый родник у нас. Туристов, особенно, иностранных это должно все привлечь.

Денис Каменщиков: Башня была построена еще в марте. Сотовая аппаратура заработала в апреле, а в июне в селе с нетерпением ждали певицу Патрисию Каас, которая приезжала с гастролями на Урал. Но 370 километров, отделяющих Челябинск от Парижа, оказались непреодолимым расстоянием для французской звезды. Однако парижане не теряют надежды, что во Франции про них все-таки узнают. Уже отправили в мэрию Парижа письмо с фотографиями своей башни.

XS
SM
MD
LG