Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В высших учебных заведениях начались приемные экзамены


Программу ведет Олег Вахрушев. В программе принимают участие – профессор Виталий Прокопьев, проректор по учебной работе Уральского государственного университета имени Горького, и Виктор Дробышев, ответственный секретарь приемной комиссии Омского государственного педагогического университета.

Олег Вахрушев: Практически во всех высших учебных заведениях начались приемные экзамены. Сотни тысяч выпускников школ в эти дни держат вступительные испытания. Этому событию и будет посвящена сегодняшняя беседа с нашими экспертами.

В Екатеринбургской студии Радио Свобода я приветствую проректора по учебной работе Уральского государственного университета имени Горького профессора Виталия Прокопьева.

Здравствуйте, Виталий Павлович.

Виталий Прокопьев: Здравствуйте.

Олег Вахрушев: Виталий Павлович, был в новейшей истории такой промежуток времени, когда вполне определенная часть молодежи считала, что высшее образование, по большому счету, и не совсем нужно. А что происходит сейчас? В приемной комиссии, которой вы руководите, не уменьшился ли поток абитуриентов?

Виталий Прокопьев: Мне кажется, что такого периода времени, когда молодежь считала, что высшее образование получать незачем, такого периода, похоже, что не было. Было некоторое ослабление интереса к высшему профессиональному образованию, но это ослабление было незначительным. Это мы можем говорить, основываясь на тех статистических данных приема, которые есть в нашем распоряжении.

В последние годы несколько увеличился поток заявлений на получение высшего образования. Ну, это связано с тем, что в последние годы несколько увеличивалось каждый год количество выпускников средней школы. И вот сейчас, два года подряд у нас количество заявлений остается на одном уровне. На очное обучение – это 6 тысяч заявлений.

Олег Вахрушев: То есть сколько в среднем получается человек на место?

Виталий Прокопьев: В среднем получается 5,8-5,9 человека на место.

Олег Вахрушев: На бюджетные места?

Виталий Прокопьев: Да, на бюджетные места.

Олег Вахрушев: А если затронуть платное образование, здесь тоже есть конкурс либо все, кто имеет возможность платить, они проходят автоматически?

Виталий Прокопьев: В нашем университете есть конкурс и на платные места, но этот конкурс, конечно, различается в зависимости от специальности.

Олег Вахрушев: Понятно. Скажите, пожалуйста, в рамках реформы высшего образования в России, о которой достаточно много говорят, есть ли новшества в работе приемной комиссии? И расскажите, пожалуйста, о порядке поступления абитуриентов в вузы.

Виталий Прокопьев: Что касается нашей Свердловской области, то в этом году впервые Свердловская область принимает участие в эксперименте по Единому государственному экзамену. Здесь политика каждого вуза своя. Что касается нашего университета, то мы по ряду специальностей засчитываем результаты Единого государственного экзамена.

Олег Вахрушев: По ряду, но не по всем?

Виталий Прокопьев: Не по всем.

Олег Вахрушев: А что вы берете в рассмотрение?

Виталий Прокопьев: Это связано с тем, что наша область участвует в эксперименте только по четырем предметам – это математика, физика, биология и география. Поэтому те специальности, на которых нет экзаменов по этим дисциплинам, они автоматически выпадают из этого эксперимента.

Олег Вахрушев: Есть информация о том, что лишь пятая часть абитуриентов-медалистов в этом году показали отличные знания на первых вступительных экзаменах в вузах Екатеринбурга. На ваш взгляд, с чем это связано?

Виталий Прокопьев: Что касается этого года, у нас еще сегодня на ряд специальностей сдается первый экзамен, поэтому какие-то цифры назвать еще невозможно. Что касается прошлых лет, то несколько предыдущих лет у нас подтверждали медаль примерно 20-25 процентов медалистов.

Олег Вахрушев: И, как опять-таки утверждают специалисты, это происходит на фоне ослабления требований к поступающим, да?

Виталий Прокопьев: Я бы не сказал, что требования к поступающим у нас ослабевают. Мы стараемся их удерживать на том же уровне. Скорее всего, это связано с тем, что растет число медалистов.

Олег Вахрушев: И опять-таки среди медалистов тоже существует определенный конкурс?

Виталий Прокопьев: В этом году, например, у нас на каждое место претендует 1,3 медалиста. Это в среднем по университету. Есть специальности, где по 7 медалистов на место претендуют.

Олег Вахрушев: Это какие специальности?

Виталий Прокопьев: Это будет касаться в первую очередь таких специальностей, как «международные отношения» - там 4,5 человека на место, это касается специальности «финансы и кредит», где 7 человек на место, это касается, например, «компьютерная безопасность», где у нас 5 человек на место.

Олег Вахрушев: То есть это, в принципе, показатель того, какие профессии сейчас востребованы в обществе?

Виталий Прокопьев: Видите ли, могут применять разные показатели востребованности профессий. Можно говорить о конкурсе среди абитуриентов на одно место. Можно говорить о числе заявлений, принятых для обучения на эту специальность. Дело в том, что высокий конкурс – это конкурс на те специальности, по которым небольшой набор – 5-10-15 человек. И вот эти специальности как раз и лидируют. Если брать вообще по количеству принятых заявлений, то здесь на первом месте с большим отрывом лидирует направление «математика и компьютерные науки». Дальше идет математика, физика, химия, история, психология и журналистика – вот несколько специальностей, по которым разница в 5-10 заявлений.

Олег Вахрушев: И по телефонной линии из студии Омской телерадиокомпании «Антенна-7» к разговору присоединяется Виктор Дробышев, ответственный секретарь приемной комиссии Омского государственного педагогического университета.

Здравствуйте, Виктор Васильевич.

Виктор Дробышев: Доброе утро.

Олег Вахрушев: Виктор Васильевич, я хотел бы вам задать тот же самый вопрос, что я задал Виталию Павловичу, по поводу каких-то изменений при поступлении в ваш вуз в рамках реформы высшего образования в России.

Виктор Дробышев: Наша область принимает участие в эксперименте по Единому государственному экзамену. Мы принимаем результаты по химии, истории и математике на все факультеты и специальности.

Олег Вахрушев: Скажите, пожалуйста, какие специальности в вашем университете пользуются наибольшей популярностью среди абитуриентов?

Виктор Дробышев: Это специальности факультета иностранных языков, специальности факультета искусств, исторического факультета, психологии и педагогики, экономики и менеджмента. Но конкурс во многом искусственный. Есть реальный конкурс – 4 человека на место. Но абитуриенты, пользуясь законами, подают документы на три-четыре специальности, факультетов, в несколько институтов, университетов. В итоге конкурс получается 13 человек на место, но он искусственный. Реально 4 человека на место. Бояться его не следует, он реально преодолим.

Олег Вахрушев: Итак, начались вступительные экзамены в вузы. И наверняка администрации всех университетов и академий делают все возможное, чтобы высокие оценки получили только те, кто этого действительно достоин.

В Уральском государственном техническом университете установили специальные «глушилки», способные подавить сотовую и радиосвязь. С подробностями екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Денис Каменщиков.

Денис Каменщиков: В приемную комиссию Уральского государственного технического университета поступило более 10 тысяч заявлений от абитуриентов. Конкурс - в среднем 5 человек на место. Традиционно много желающих поступить на строительный факультет, который закончил Борис Ельцин, и в Радиотехнический институт, где учились музыканты группы «Агата Кристи» братья Самойловы. Сложнее всего в этом году будет попасть на факультет экономики и управления и факультет гуманитарного образования – здесь на одно место претендуют по 8 человек.

Чтобы отвлечь недобросовестных кандидатов в Уральском государственном техническом университете придумали глушить переговоры по рациям и сотовым телефонам. Говорит ректор технического университета Станислав Набойченко.

Станислав Набойченко: Мы знаем, что немало продвинутых абитуриентов, которые имеют всякие крутые телефоны. Но они должны знать, что они поступают в технический университет, где тоже немало таких же умных, продвинутых.

Денис Каменщиков: «Глушилки» устанавливали специалисты Отдела защиты информации и противодействия иностранным и техническим разведкам. Необходимость установки такой аппаратуры, по словам начальника Специального управления Владимира Байдикова, назрела давно. Владимир Байдиков: Были такие моменты, когда юноши с длинными волосами поступают, а под этими волосами, в ушах скрываются микрофоны, так, чтобы обмануть преподавателей, списать.

Денис Каменщиков: Сотовую и радиосвязь глушит синтезатор помехового сигнала «Мозаика-3». Прибор подавляет радиоволны в радиусе 80 метров. Этого вполне достаточно для одной аудитории. Подобные синтезаторы используют для обеспечения конфиденциальности переговоров, они ставятся в студиях звукозаписи и на различных секретных предприятиях. Жалоб на ухудшение здоровья, якобы связанных с работой синтезатора, приемная комиссия не принимает. Говорит главный специалист Отдела защиты информации и противодействия иностранным и техническим разведкам Артем Шарков.

Артем Шарков: Вполне естественно, отечественного производства, имеющий сертификаты всех органов, имеющий сертификат Министерства здравоохранения. С медицинской точки зрения единственное требование по его установке – это не ближе 80 сантиметров непосредственно от прибора во время его работы. То есть данное условие здесь соблюдено во много раз.

Денис Каменщиков: Еще одно нововведение этого года – компьютерные тесты, с помощью которых вступительные экзамены принимают на четырех факультетах Уральского государственного технического университета. Администрация вуза считает, что это поможет исключить личный негативный фактор экзаменатора и сделает процедуру испытания более спокойной.

Олег Вахрушев: Итак, проблема, наверное, вечная – проблема того, как абитуриент может воспользоваться помощью извне, видимо, уже не рассчитывая на свою голову, чтобы поступить в тот или иной вуз.

Виталий Павлович, я понимаю, что наверняка в Уральском государственном техническом университете это все действительно можно и достаточно легко сделать, но, тем не менее, в вашем университете принимаются какие-то меры по борьбе с нечестными абитуриентами?

Виталий Прокопьев: Такие меры всегда применялись и применяются сейчас. Но это меры не технического характера. Надо учитывать то, что у нас среди поступающих высокий процент медалистов и высокий средний балл. Например, средний балл зачисленных в наш университет, как правило, колеблется около 4,7. Поэтому требования для поступающих в университет весьма и весьма высокие. И имея даже всю современную технику, быстро ответить на тот вопрос, который задается абитуриенту, не представляется вообще-то возможным. Решить сложную математическую задачу (которую человек, имеющий математическое образование, решает достаточно долго) за несколько десятков секунд – это невозможно.

Ну а второе то, что у нас есть определенный порядок, как запускаются в аудиторию абитуриенты. И на письменном экзамене, как правило, один из преподавателей стоит у задней стены аудитории, у него все на виду. Если кто-то пытается вытащить шпаргалку или воспользоваться каким-то другим вспомогательным материалов, это он все видит.

Олег Вахрушев: Виктор Васильевич, а у вас есть ли проблемы с нечестными абитуриентами?

Виктор Дробышев: Ну, проблемы есть во всех вузах. Но зачем тратить деньги, чтобы поймать одного-двух нечестных абитуриентов? Их лучше направить на зарплату преподавателям.

Олег Вахрушев: Скажите, пожалуйста, возможно ли такое, что был пойман абитуриент на списывании, и возможно ли его повторное попадание в аудиторию?

Виктор Дробышев: Человек отстраняется от экзаменов.

Олег Вахрушев: Абсолютно?

Виктор Дробышев: Выбывает из конкурса. Какие к нему можно еще применить меры воздействия? Никаких.

Олег Вахрушев: Ясно. То есть опять-таки приходится рассчитывать на бдительность тех педагогов, которые находятся в аудитории.

Виталий Павлович, скажите, а в вашем университете все-таки не планируется ли появление каких-то технических новшеств, типа видеокамер, чего-либо еще?

Виталий Прокопьев: Нет, ничего подобного не планируется.

Олег Вахрушев: А в связи с чем это? Все-таки, наверное, проще воспользоваться техникой, нежели человеку самому следить за тем, что происходит? Либо личный контакт педагога и абитуриента – это тоже достаточно важно и для тех, кто принимает экзамен, и для тех, кто его держит?

Виталий Прокопьев: Видите ли, во-первых, когда мы разговариваем с абитуриентами, то всегда предупреждаем, что поступить на самом деле проще, чем учиться в университете. Поэтому если даже поступил с помощью обмана, то это выясняется на первой же сессии.

Второе. Все предупреждаются, что малейшая попытка использовать какие-то дополнительные средства на экзамене влечет то, что удаляется абитуриент из аудитории, и в дальнейшем он не может участвовать во всей процедуре поступления.

Олег Вахрушев: Тут опять-таки возникает некая нить для того, чтобы абитуриент, попавшийся на нечестности, все-таки вновь стал поступать в этот вуз. Речь идет о взяточничестве и коррупции во время поступления. Либо члены приемной комиссии внимательно следят за теми, кто уже как-то нехорошо себя проявил, и все-таки даже на другую специальность этот человек не сможет попасть?

Виталий Прокопьев: Видите ли, попасть на другую специальность – это возможно только на следующий год, или можно подать заявление на заочную форму обучения. На заочное обучение прием заявлений идет не до 15 июля, например, у нас, а до 20 июля.

Вот сейчас как-то вызывает некоторое недоумение, что поднимается очень активно именно этот вопрос, связанный с техническими средствами, с тем, как противодействовать списыванию. Списывание, шпаргалки – они всегда существовали, существуют и будут существовать. Но они не играют какой-то существенной роли.

Олег Вахрушев: То есть, по большому счету, это только какая-то психологическая помощь – присутствие некоего объема знаний у себя в кармане?

Виталий Прокопьев: Конечно, невозможно списать весь ответ. Можно только подсмотреть какие-то даты, посмотреть какую-то формулу на экзамене по математике или по физике, но не более того.

Олег Вахрушев: Скажите, пожалуйста, на ваш взгляд, устный экзамен и письменный экзамен, в связи с тем, что наверняка будет продолжен (а может быть, и не будет продолжен) эксперимент с Единым государственным экзаменом, для вас важнее, как для человека, проработавшего многие годы в университете, для вас важнее устный экзамен с абитуриентом либо письменный все-таки?

Виталий Прокопьев: Наверное, лучше всего сочетание письменного экзамена или теста с устным экзаменом. Дело в том, что на устном экзамене, когда его принимает квалифицированный преподаватель, его даже больше интересует не ответ абитуриента, а интересует то, как абитуриент дошел до этого ответа, интересует способ его мышления, интересует, как он может анализировать ситуацию, предложенную ему. И именно в этом проявляются способности будущего студента. И квалифицированный преподаватель может дать довольно точное заключение о том, как будет в дальнейшем учиться этот студент. Или это натасканный абитуриент, который выучил определенный объем информации, и эту информацию он озвучивает на экзамене, или это человек, обладающий хорошими способностями, обладающий способностями к обучению.

Олег Вахрушев: Один из способов облегчить свое поступление в вуз – это попытаться заручиться целевым направлением, что в некоторых учебных заведениях дает определенные преимущества. О том, как это происходит в Омске, рассказывает корреспондент телерадиокомпании «Антенна-7» Вячеслав Суриков.

Вячеслав Суриков: Обладатель целевого направления в Омский педагогический университет имеет больше шансов поступить на бюджетное место, нежели рядовой абитуриент. Документ, который можно получить в областном Министерстве образования, дает небольшую льготу при поступлении. Проходной балл на целевые места обычно чуть ниже. Сейчас в педагогическом университете по целевому набору учатся около 700 студентов. В этом году к ним могут добавиться еще 200 человек. Для педагогического вуза целевой набор – это традиционная форма приема студентов. Говорит ректор Омского педагогического университета Константин Чуркин.

Константин Чуркин: Со многими вузами действительно мы больше делаем целевой набор. Потому что есть соответствующие проблемы. Сегодня интересная ситуация. Сегодня практически почти нет вакантных мест в школах, в образовательных учреждениях. Но коллективы учительские очень старые. Должен произойти в ближайшее время большой уход на пенсию. Люди, которые имеют стаж работы свыше 20 лет, составляют 45 процентов в системе образования.

Вячеслав Суриков: При поступлении студента по целевому набору он заключает договор с вузом и будущим работодателем. Договор может быть расторгнут и в ходе обучения студента. Константин Чуркин называет три причины.

Константин Чуркин: Первая – студент может быть отчислен из университета за академические задолженности. Может изменить свое отношение к этому договору и работодатель, если у него не будет потребности в специалистах. И может измениться желание у самого абитуриента, будущего студента. То есть он на третьем курсе отказывается, предположим, подписывать контракт. Что в этом случае может быть. У него должны быть очень серьезные основания для того, чтобы отказаться от контракта.

Вячеслав Суриков: Если этих оснований нет, то студент может быть отчислен. Однако потребовать с него возврата денежной суммы, потраченной на образование, возможности нет, поскольку в договоре отсутствует соответствующий пункт.

По мнению ректора, один только целевой набор не решит грядущую кадровую проблему в сфере образования. Целевое направление не избавляет работодателя от ответственности за создание социальных условий для своего подчиненного. Но несмотря на то, что целевой набор как форму приема студентов в вуз нельзя назвать совершенной, специалисты считают: пока без нее обойтись нельзя.

Олег Вахрушев: Виктор Васильевич, скажите, пожалуйста, есть ли у вас информация о том, насколько часты случаи отказа от подписания контрактов студентами, поступающими по целевому набору?

Виктор Дробышев: Целевой набор появился в 1995 году постановлением правительства. Но к сегодняшнему моменту он уже морально и физически устарел. Два года назад Министерство образования пыталось провести реформу целевого набора, но в силу ряда причин она не прошла. И мы по-прежнему работаем с постановлением 1995 года, которое, в принципе, нужно менять.

Олег Вахрушев: Виктор Василевич, а можно ли попросить вас более подробно рассказать о том, что не устраивает вас в нынешнем состоянии целевого набора?

Виктор Дробышев: За пять лет в жизни человека очень многое меняется, да и в стране в целом.

Олег Вахрушев: Понятно. Виталий Павлович, целевой набор в вашем университете тоже существует? И таково же ваше отношение к нему?

Виталий Прокопьев: Целевой набор в нашем университете существует. Ну, количество мест, выделяемых для целевого набора, оно незначительно. И претензии к целевому набору у руководства факультетов обычно сводится только к одному. Проходной балл для «целевиков», как правило, более низкий, чем проходной балл по общему конкурсу. Поэтому заведомо принимаются более слабые студенты.

Олег Вахрушев: И это опять-таки влияет на...

Виталий Прокопьев: Ну, это будет влиять на то, что эти слабые студенты будут хуже учиться.

Олег Вахрушев: И выйдут специалистами более низкого уровня, чем хотелось бы?

Виталий Прокопьев: Да, возможно и такое.

Олег Вахрушев: Целевой набор, платное обучение – все это говорит о том, что какие-то деньги, естественно, затрачиваются на образование того или иного человека. Все заявляют о том, что действительно нужно высшее образование и сейчас, и, наверное, это будет всегда. Другой вопрос, что очень многие люди говорят о том, что они готовы за это платить. В свое время, по большому счету, это считалось нонсенсом, что высшее образование платное.

Виталий Павлович, скажите, пожалуйста, на ваш взгляд, то, что увеличивается процент тех людей, которые за деньги хотят получить образование того или иного уровня, о чем это говорит?

Виталий Прокопьев: Тут, наверное, во-первых, надо внести некоторые коррективы. На самом деле за последнее десятилетие увеличивается в целом по России, в том числе и в Екатеринбурге, набор на бюджетные места. По соответствующим законам у нас должно быть на 10 тысяч населения 170 бюджетных мест в вузах. В настоящее время, по данным Министерства образования, таких мест около 210, то есть значительный прирост бюджетных мест. Кроме того, за эти годы, конечно, как было разрешено платное обучение, резко увеличилось количество молодых людей, получающих высшее образование. Но это дополнительно к бюджетному образованию. И делать вывод, что за высшее образование надо обязательно платить, этот вывод некорректен.

Тут еще надо учитывать следующее. Сейчас широко распространилась система филиалов и представительств вузов. И оказывается (об этом говорят родители), что дешевле платить за обучение своего ребенка где-то в маленьком городке, чем отправлять этого ребенка в большой областной центр для обучения на бюджетной форме. Оказывается, экономически для родителей это более выгодно. Отсюда очень большое распространение филиалов и представительств. Там образование платное, потому что вузу никто не дает средств для того, чтобы вести обучение вне своего вуза в других городах.

Олег Вахрушев: Виктор Васильевич, скажите, пожалуйста, каков процент студентов на платной основе в вашем учебном заведении? И на каком уровне сейчас происходит борьба в вашем университете со взяточничеством и коррупцией при поступлении в университет?

Виктор Дробышев: Отвечаю на первый ваш вопрос. У нас за деньги учатся на очном отделении примерно 50 процентов, а на заочном отделении примерно 70 процентов планового набора. И плюс мы набираем около тысячи студентов в так называемые отдельные группы по сокращенным срокам обучения. То есть процент достаточно высокий.

А что касается борьбы со взяточничеством, с коррупцией, то эту тему я поднимать не хочу, и не люблю, честно говоря. Очень любил эти темы обсуждать бывший министр образования Филиппов. Но вот моя рекомендация родителям: несите деньги в кассу университета и платите за свое обучение. Не ищите легких путей.

Олег Вахрушев: Понятно. Дело в том, что в рамках милицейской оперативно-профилактической акции «Образование-2005», которая стартовала на прошлой неделе в Свердловской области, выявлено уже два преступления в образовательной сфере. И связаны они с незаконным вознаграждением за получение положительной оценки на экзамене. Другие подробности в интересах следствия милиция пока не разглашает.

И я задаю вопрос профессору Прокопьеву. Как в вашем вузе происходит борьба с этим явлением?

Виталий Прокопьев: Во-первых, у нас перед приемной кампанией происходит встреча ректора с председателями предметных комиссий. Существует еще ряд совещаний, где все время подчеркивается вопрос о недопустимости каких-то действий, связанных с получением дополнительного вознаграждения от абитуриентов. И у нас, я вам могу точно сказать, за последние 10 лет не выявлено ни одного факта, связанного с получением вознаграждения от абитуриентов.

Олег Вахрушев: Это педагоги такие честные? Или же все-таки это административное влияние на преподавателей, которые занимаются приемом абитуриентов?

Виталий Прокопьев: Конечно, в первую очередь это зависит от преподавательского состава.

Олег Вахрушев: Скажите, а даете ли вы возможность абитуриенту обратной связи с вами, с руководством вуза, для того, чтобы если что-то произошло, то он мог бы куда-то сообщить об этом?

Виталий Прокопьев: Да, такая связь есть. Во-первых, в первую очередь мы говорим, что он может идти в приемную комиссию, затем может идти в ректорат. Можно звонить по телефону, на пейджер и так далее.

Олег Вахрушев: То есть условия, по большому счету...

Виталий Прокопьев: Условия есть.

Олег Вахрушев: Условия созданы.

Благодарю всех участников разговора.

XS
SM
MD
LG