Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Комитет против пыток» опубликовал сенсационный документ, касающийся событий в станице Бороздиновская


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.

Андрей Шароградский: Нижегородская общественная организация Комитет против пыток опубликовала вчера сенсационный документ, касающийся событий в станице Бороздиновская в Чечне. Согласно этому документу, власти республики знали, кто именно проводил так называемые зачистки в начале июля, в результате которых один человек погиб, 11 пропали без вести и около тысячи были вынуждены бежать в соседний Дагестан. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.

Максим Ярошевский: 115 жителей станицы Бороздиновская, среди которых 80 женщин, вчера разбили на административной границе между Чечней и Дагестаном две палатки. Некоторые беженцы уже перевезли в лагерь свое имущество. Все они требуют возвращения своих земляков, похищенных 4 июля, и выплаты денежных компенсаций. Власти Чечни, в лице вице-премьера Дукваха Абдурахманова, заявили, что часть беженцев пытаются шантажировать правительство республики.

Вчера нижегородская общественная организация Комитет против пыток опубликовала сенсационный документ, касающийся событий в Бороздиновской. Сотрудники организации получили лист регистрационного учета сообщений дежурной части МВД Чечни. В нем говориться, что "4 июня в период с 15:00 по 20:30 военнослужащими батальона Восток в количестве 70-80 человек, при проведении спецмероприятий по задержанию и уничтожению членов вооруженных формирований в населенном пункте Бороздиновская были задержаны по подозрению в совершении преступлений жители поселка Бороздиновская". В документе значится, что лиц задержали, чтобы проверить их по базе данных информационного центра МВД Чечни. Однако в итоге было установлено, что задержанные в базе данных не значатся. Говорит начальник отдела расследований Комитета против пыток Олег Хабипрахман.

Олег Хабипрахман: Это выписка из сводки, насколько я понимаю, вернее так называемая книга учета сообщений, куда регистрируют происшествия по республике. В дежурную часть МВД Чеченской республики поступают сообщения от оперативного дежурного Шелковского РУВД, которые обязательно регистрируются. Из этого сообщения, по крайней мере, можно сделать вывод о том, что власти уже тогда знали, что это был батальном Восток. Уже тогда было известно, что люди задержаны правоохранительными органами, вернее государственными структурами. Уже тогда было известно, что они были доставлены в Шелковское РУВД, что они пробивались по базе информационного центра МВД Чеченской республики. А вот куда они делись после этого, непонятно.

Максим Ярошевский: К вам уже кто-то обращался с вопросами из государственных органов, откуда у вас эти бумаги? Какая-то реакция была?

Олег Хабипрахман: Нет. Официально никаких вопросов не было. Они спрашивали, насколько я знаю, у журналистов, но к нам никаких вопросов не поступало. Тем более, мы же официально этот документ получили из МВД Чеченской республики. Какие могут быть вопросы. В дежурную часть просто пришел адвокат. В соответствии с Федеральным законом подал запрос. На этот запрос ему выдали вот эту самую бумажку.

Максим Ярошевский: Ваши какие-то дальнейшие действия? Вы просто опубликовали документ и все, или что-то будете предпринимать?

Олег Хабипрахман: Нет, сегодня была отправлена срочная телеграмма на имя Уполномоченного по правам человека Лукина и на имя Эллы Памфиловой. Во-вторых, наши адвокаты, которые работают в Чечне, заявят сегодня ходатайство о приобщении вот этой справки к материалам уголовного дела. Будем заявлять ходатайство о допросе всех лиц, которые указаны здесь. Потому что здесь сказано, что на место выезжал прокурор, начальник РУВД, начальник оперативной группы и другие должностные лица. Все они в курсе, что произошло с этими людьми. Все они подлежат обязательному допросу.

Максим Ярошевский: Говорил начальник отдела расследований Комитета против пыток Олег Хабипрахман. Ситуацию в Бороздиновской радио Свобода прокомментировал руководитель правозащитной организации "За права человека" Лев Пономарев.

Лев Пономарев: Я должен сказать, что я был крайне удивлен, когда жители Бороздиновской согласились на уговоры, не получив 11 похищенных. Поэтому я могу только приветствовать то, что жители вернулись в палаточный лагерь, и требуют возвращения, информация или тела, какого-то разъяснения, что произошло с теми людьми, которые похищены были в результате зачистки села. Это абсолютно правильная гражданская позиция. Желаю им успеха, как говорится.

Для меня очевидно, что власти совершили преступление. Власти, когда совершают преступление, всегда скрывают правду. Хотелось бы, чтобы эти люди были живы, но не исключено, что их просто не в живых, поэтому они боятся сознаться, боятся ответственности. Если известно будет, что они погибли, тогда будет известно, кто это сделал. Этих людей надо будет судить. Поэтому они будут делать все, чтобы не дать информацию об этом. Это совершенно очевидно.

Конечно, жители Бороздиновской не должны возвращаться на свои места. Более того, было бы правильно, если бы была большая солидарность, в том числе из Дагестана с этими людьми. Люди имеют право на ненасильственные акции протеста. Я считаю, что нельзя брать оружие в руки, но ненасильственные акции протеста, акции гражданского неповиновения, когда власти занимаются террором, а ведь это ничто иное, как террор со стороны власти, когда были похищены люди, люди имеют право на это. Люди должны это делать. И только таким образом ту власть, которая сейчас установилась в России, а тем более в Чечне и на Северном Кавказе, можно принудить к диалогу с гражданами.

Максим Ярошевский: По информации правозащитного центра «Мемориал», в Ингушетии большинство контртеррористических операций проходит с нарушениями закона. Задержания людей часто похожи на похищения. Милиционеры увозят людей из дома в неизвестном направлении. Задержанные подвергаются пыткам и издевательствам. Число таких похищений, по информации правозащитников, постоянно растет. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.

Любовь Чижова: У правозащитного центра «Мемориал» есть представительство в Ингушетии. Так что, информацию о том, как местные милиционеры нарушают права задержанных людей, его сотрудники получают очень быстро. За помощью к правозащитникам обращаются родственники задержанных. Говорит глава «Мемориала» Олег Орлов.

Олег Орлов: Речь идет о похищениях людей, причем похищениях, когда есть основание считать, что в похищениях замешены представители силовых структур. Речь идет о незаконных задержаниях людей. Есть такое пограничное состояние между похищением и незаконным задержанием. Человек похищается, его некоторое время нигде нет, никто не знает, где он. Приехали люди, увезли, а потом он обнаруживается в следственном изоляторе. Очень часто его вывозят во Владикавказ. Уже к этому моменту он дал показания. Его несколько дней не было. Родственники не знали, адвоката своего нанять не могли. Следствие представляет некоего дежурного адвоката.

К нам поступило в последнее время много заявлений от людей, которые либо находятся под следствием, либо уже осуждены о том, что с ними творили во время этого вот исчезновения.

Любовь Чижова: Олег Орлов рассказывает, что не так давно в Ингушетии были задержаны братья Вельхиевы. Пытаясь добиться признательных показаний, милиционеры их жестоко избивали. Один из братьев умер - не выдержало сердце.

Олег Орлов: Можно назвать убийством формально, потому что он умер от сердечной недостаточности в кабинете следователя. Но на теле масса следов пыток, избиений. Понятно, что у человека не выдержало сердце. Его брат также избивался. Потрясающе то, что возбуждено уголовное дело, факт гибели человека допроса зафиксирован, но до сих пор не нашли лиц, подлежащих обвинению. Его доставили в официальное место милиционеры, его допрашивали, его там забили, брата пытали, но невозможно найти, кто это такое сделал. В Ингушетии пока мы документируем десятки таких случаев ежегодно, но тенденция роста.

Любовь Чижова: Такая тактика властей, считает Олег Орлов, крайне неэффективна. Подобные методы борьбы с терроризмом, только в больших масштабах, практикуются в Чечне, но на статистике предотвращенных терактов никак не отражаются.

XS
SM
MD
LG