Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Центральный совет мусульман Германии призвал братьев по вере к сотрудничеству в борьбе против терроризма


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Юрий Векслер.

Андрей Шарый: Как мусульмане, представители других религиозных конфессий могут жить в Европе вместе? Вопрос, который никогда не казался простым, сейчас он кажется в высшей мере сложным.

Центральный совет мусульман Германии призвал своих братьев по вере к сотрудничеству со службами безопасности страны в борьбе против терроризма. Надлежит, в частности, сообщать полиции о появлении радикальных тенденций. Собеседник моего коллеги, корреспондента Радио Свобода в Берлине Юрия Векслера Адул-Хади Кристиан Хоффман, немец, перешедший в ислам, президент созданной чуть более года назад в Берлине мусульманской академии.

Юрий Векслер: В Европе проживает 15 миллионов мусульман, 3 миллиона из которых живет в Германии. Являются ли все мусульмане Европы единой общностью? Насколько мусульманские общины Европы радикализированы?

Адул-Хади Кристиан Хоффман: Если взглянуть на Европу, то здесь в таких странах, как Германия, Франция и Великобритания мусульманские общины очень отличаются друг от друга. В Германии большинство мусульман - это люди, приехавшие в страну из Турции, французские мусульмане - это выходцы из северной Африки, а мусульмане Англии - из Пакистана, Индии и Юго-Восточной Азии. Они естественно привозят с собой свои собственные традиции. В Германии объединения при мечетях являются, собственно говоря, объединениями по культивированию Родины, которые позволяют и помогают поддерживать национальные традиции, по празднованию национальных праздников. В меньшей степени мусульмане при мечетях образуют общины по принципу веры на основе ислама.

Подавляющее большинство мусульман Германии - это мирно настроенные жители страны. Я хотел бы присоединиться к оценке из доклада ведомства по защите Конституции Германии, где говорится, что менее одного процента мусульман страны могут быть охарактеризованы как радикально настроенные.

Юрий Векслер: Что изменили, на ваш взгляд, теракты в Лондоне, в частности факты совершения взрывов местными мусульманами?

Адул-Хади Кристиан Хоффман: Если информация в прессе точна, если теракты действительно совершили мусульмане, которые родились или, по меньшей мере, выросли в Англии, то тогда важнейший вопрос состоит в том, кто оказал на них влияние, как и благодаря чему, они научились ненавидеть западное общество. Это должно быть точно выяснено. Важно, например, знать, что английская школа преподносит мусульманским детям и подросткам, как общество в целом относится к мусульманам и так далее. Из всего этого надо попытаться установить, откуда приходят такие идеи.

С недавнего времени стало доминировать мнение, что никакой большой исламистской сети не существует, а радикальные идеи произрастают во многих различных местах. Если это так, то нужны еще большие исследования и расследования для выработки правильных оценок.

Юрий Векслер: Могут ли теракты, в частности, последние заметно ухудшить отношения к мусульманам в Европе?

Адул-Хади Кристиан Хоффман: Я надеюсь, что возобладает разум. Конечно, люди чувствуют себя в опасности, но я всегда говорю, что угрозу чувствуют все люди, так как террор не разбирает против кого конкретно он направлен, и жертвами его становятся также и мусульмане, и индуисты, и буддисты, и евреи. Террор - это опасность для любого. Нас всех это касается. Поэтому если и следует проводить черту, то не между мусульманами и немусульманами, а между людьми в Европе, которые мирно живут друг с другом и теми, кто делает ставку на террор. Нельзя забывать, что делали в течение многих лет боевики ИРА в Англии и Ирландии, чем по-прежнему занимается ЕТА в Испании. Есть много видов террора и мы все являемся его жертвами.

Я являюсь председателем созданной год назад мусульманской академии Германии, одна из задач которой - ликвидация пробелов в политическом образовании самих мусульман. Для формирования у многих из них соответствующих действительности представлений о мире людям не хватает знаний. Мы будем стремиться эти пробелы восполнить, давая эти знания в приспособленных к специфике восприятия мусульман формах.

XS
SM
MD
LG