Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Муниципальные учреждения социальной защиты переходят в государственную собственность


Программу ведет Олег Вахрушев. В программе принимает участие корреспондент Радио Свобода Сергей Соловьев.

Олег Вахрушев: После вступления в силу закона «Об общих принципах организации местного самоуправления» до 1 января 2006 года все муниципальные учреждения социальной защиты должны перейти в государственную собственность. Корреспондент Радио Свобода Сергей Соловьев познакомился с жизнью одного такого учреждения в Екатеринбурге. Он побывал в Доме ребенка номер 2.

Сергей Соловьев: С заведующей педиатрическим отделением Дома ребенка Марией Коварской мы сразу договорились не обсуждать новый закон. По ее словам, ни она, никто из ее сотрудников последствия перевода их заведения в федеральную собственность прогнозировать не может. Не та компетенция.

Впрочем, даже первый заместитель председателя правительства Свердловской области Галина Ковалева на недавней пресс-конференции в прогнозах была осторожна.

Галина Ковалева: В любом случае, все имущественные комплексы и организации по законодательству Российской Федерации должны быть переданы в областную казну.

Закон суров, но он закон. И мы должны действовать в рамках закона. Поэтому давайте его исполним, а потом будем обсуждать эту ситуацию, ее целесообразность экономическую, социальную... В этом отношении, да, конечно, это будет рабочий процесс, будут обсуждения, но это абсолютно нормальное явление.

Сергей Соловьев: Сначала исполнять, а потом обсуждать, - вполне привычный для России порядок вещей. И его мы тоже с Марией Коварской не стали обсуждать. Она начала с рассказа о том, как в Дом ребенка попадают ее питомцы.

Мария Коварская: Абсолютное большинство идет из роддомов, где их или бросает мама, или пишет отказ от ребенка. Кого-то находят на улице, кого-то находят в помойном ведре, кого-то вылавливают из унитаза... То есть эти ужасы я пересказывать просто не буду. И часть детей у нас есть, которые поступают из дома. Это дети, родители которых лишены родительских прав. Социальные службы их изымают из семей.

Работать здесь очень тяжело. Морально очень тяжело. А со стороны материальной, мы обычные бюджетники.

Сергей Соловьев: Кстати, у вас какой штат?

Мария Коварская: У нас где-то в пределах 140 человек работает.

Сергей Соловьев: И какие зарплаты? Такие же, как в обычных медицинских учреждениях, или все-таки несколько выше?

Мария Коварская: На 20 процентов у нас выше, чем в обычном учреждении. То есть это не 900 рублей, а где-то около тысячи минимально – уборщицы и все прочие получают. У нас, у врачей, вредность есть. Вредность – это неврологический профиль и, естественно, инфекционные больные. У нас немножко больше отпуск. То есть у врачей где-то 42 дня отпуск.

Сергей Соловьев: Новый федеральный закон, по которому полномочия по финансированию подобных учреждений перешли к государству, по сути, исключает социальную защиту из вопросов местного значения. С этим можно соглашаться, не соглашаться или обсуждать, как предложила на пресс-конференции Галина Ковалева. Ни первое, ни второе, ни третье, похоже, не будут делать сотрудники Дома ребенка. И еще множество их добровольных помощников. Мария Коварская в конце разговора кивнула на коробки и свертки, заполнившие ее кабинет.

Мария Коварская: Вот, вы думаете, у меня тут коробочки что стоят? Это вот все приносят. Вот коробку с игрушками привез какой-то предприниматель.

Звонок раздается, и говорят: «Пожалуйста, по факсу пришлите нам заявочку, сколько вам нужно мыла, сколько нужно чего-то еще». Поехали, машину загрузили и привезли.

Аптеки стали нам иногда помогать: «Ребята, вам надо? У нас сертификаты, все на них есть. Возьмете?». Какой разговор?! Мы все возьмем.

Уже в течение пяти лет, каждый месяц к нам приезжает машина и привозит фрукты, соки, в баночках пюре фруктовое для детей. И никогда не говорили, кто это, что и почему.

Сергей Соловьев: Этот Дом ребенка в Комсомольском микрорайоне стоит в окружении жилых домов. И мамы, гуляющие по соседству со своими чадами, часто предлагают здесь свою помощь – кто просто лишние памперсы принесет, кто захватит местных детей, когда со своими соберется в зоопарк. Для них это не муниципальные и не федеральные дети. Другое к ним отношение.

XS
SM
MD
LG