Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Снос коттеджного поселка на берегу Истринского водохранилища


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Вера Володина и Марьяна Торочешникова.

Андрей Шарый: Сегодня в Истринском районе Подмосковья судебные приставы предприняли очередную попытку снести коттеджи, незаконно, по мнению властей, построенные в природоохранной зоне. Владельцы коттеджей и участков в поселке Пятница утверждают, что снос незаконен, пока решение по их делу не вынес Верховный суд. В то же время большинство владельцев домов решили добровольно демонтировать свои коттеджи - на это им отведен срок от 1 до 2 месяцев.

Вера Володина: Судебные приставы, человек 30, в сопровождении бойцов ОМОН подошли к поселку Екатерининские Валы утром, в половине десятого. Вход в поселок - ворота - был закрыт. На воротах развешены плакаты и рисунки детей. Сторож, увидевший процессию, забил в колокольчик. Пришедшие исполнить решение Солнечногорского суда проникли за ворота с помощью омоновцев - те перелезли через забор, взломали замки изнутри, впустив приставов. Находившиеся в поселке люди - хозяева, родственники и их друзья - всего человек около 60, сначала скандировали "Позор!" и "Воры!". Приставов встретил плакат "Остановить произвол!". А приставы, в свою очередь, развешивали листы с выдержками из Уголовного кодекса Российской Федерации о том, что хулиганство и воспрепятствование законной деятельности судебного пристава-исполнителя является уголовно наказуемым преступлением, и предусматривается срок лишение свободы до 7 лет".

Судебный пристав Солнечногорского межрайонного подразделения Любовь Щукова разъяснила цель визита.

Любовь Щукова: В связи с тем, что должниками не исполнено решение суда об обязании ряда граждан снести незаконно возведенные строения, начинаем исполнение. Пожалуйста, предоставьте доступ судебному приставу.

Вера Володина: Владельцы коттеджей сначала сопротивлялись действия приставов, но были выведены милиционерами за ограждение дачного поселка. Рассказывает Андрей Смирнов, владелец одного из 13-ти сносимых строений.

Андрей Смирнов: Через забор в масках прыгнули сюда, с автоматами, не предъявили никаких документов. Положили всех лицом вниз, лично меня заковали в наручники, когда я просто пытался пройти в свой дом, где дети были. Не знаю, после 13 лет службы в вооруженных силах, на Тихоокеанском флоте, никогда не думал, что государство будет настолько наплевательски относиться к своим офицерам.

Вера Володина: Судебные приставы опровергают заявления о том, что омоновцы избивают истринских дачников. А вот оказывающих сопротивление правоохранительным органам предупреждают об ответственности за хулиганство. Пресс-секретарь Федеральной службы судебных приставов по Московской области Анатолий Гара.

Анатолий Гара: Тот, кто оказывает сопротивление, - безусловно, составляется протокол об административном нарушении. Сотрудники наши все проинструктированы, и все действуют в рамках, строго в рамках Федерального закона об исполнительном производстве.

Вера Володина: Первым разобран дом Петра Воротильникова. Он, как заявили приставы, с пониманием отнесся к исполнению судебного решения.

Петр Воротильников: Ну, вот, посоветовались и решили добровольно исполнить решение суда о сносе. Вывезли имущество из домика. За соседей я отвечать не могу, каждый говорит за себя.

Вера Володина: Дом был разобран вручную. Как объяснил Анатолий Гара, тяжелая техника при демонтаже строений не будет применяться. Стройматериалы и вещи описывались приставами, складировались и вывозились. Впоследствии все это будет возвращено владельцу в полном объеме. Работу по демонтажу владельцы должны будут оплатить сами, более того, закон предусматривает оплату в трехкратном размере. Анатолий Гара оценивает работы по демонтажу каждого дома примерно в несколько сот тысяч рублей. А занимается этим некая компания, выбранная для работ по тендеру, проведенному службой приставов - так мне рассказали в Солнечногорском суде.

Судебное решение о сносе есть. 18 июля этого года в очередной раз было вынесено определение суда, по которому и действовали приставы сегодня. Оно вступило в законную силу 27 июля. Что касается ответчиков, то на сегодня суд отказал им в приостановления действия решения, поскольку владельцы дач на Екатерининских Валах в срок не обжаловали его, по каким-то причинам пропустили срок обжалования, и теперь в суде Солнечногорского района лежат их заявления. 8 августа суд рассмотрит эти заявления о восстановлении срока обжалования, и если срок восстановят, то дело пойдет далее в кассационную инстанцию. Руководитель пресс-службы Верховного суда Павел Одинцов также подтвердил, что производство не приостанавливалось, а дело находится на изучении.

К концу рабочего дня сегодня дачники еще письменно не оформили заявления на действия приставов. Но, как сообщили в суде, были жалобы по телефону. Предполагалось разобрать сегодня половину сносимых домов, а их 13. Вероятно, работы продолжатся не только завтра. Но к вечеру половина дачевладельцев, а все они - жители Москвы, уже написали заявления о добровольном сносе собственных домов. По словам Анатолия Гары, скорее всего, для этого гражданам дадут срок не более 3 месяцев.

А начиналось все с иска Мосводоканала и обвинения владельцев домов в самовольном захвате территории в санитарной зоне и загрязнении воды, а также перекрытии доступа жителям деревни Пятница к берегу Истринского водохранилища. Выяснилось, что отсутствует экологическая экспертиза на строительство, но владельцы дач утверждали, что их дома были построены за 5 лет до того, как появилась эта норма закона. Они обвиняли инстанции в затягивании оформления этой самой экспертизы и неоднократно заявляли, что на самом деле на эти земли нашелся более могущественный собственник, в планах которого строительство здесь яхт-клуба и пристани.

Тем не менее, еще в сентябре 2003 года Солнечногорский суд принял первое решение о сносе, поскольку коттеджи находятся в запрещенной для строительства санитарной зоне рублевского водопровода. Судебные исполнители пытались заставить ответчиков снести коттеджи в феврале и июле этого года. А всего по области в прошлом году прокуратура направляла в суды 52 иска о сносе незаконно построенного в природоохранных зонах, так что сегодняшняя процедура, по прогнозам Росприроднадзора станет привычным явлением.

Андрей Шарый: Наш корреспондент попросила рассказать о правовых аспектах сноса домов в природоохранной зоне Истринского водохранилища адвокатов Московского адвокатского бюро Артема Сидорова и Антона Ежова.

Марьяна Торочешникова: Комментируя ситуацию вокруг сноса домов в подмосковной деревне Пятница, построенных в водоохранной зоне Истринского водохранилища, руководитель адвокатского бюро "Правовая защита" Артем Сидоров отметил, что российское законодательство, в частности Гражданский кодекс Российской Федерации, позволяет сносить самовольные постройки.

Артем Сидоров: Есть такая статья 222-ая, и там четко сказано, что если дом или иной объект недвижимости был построен либо без получения соответствующих разрешений, либо с нарушением каких-то норм права строительных, то такой дом или иная постройка признается самовольной постройкой и подлежит сносу.

Марьяна Торочешникова: А кто решает, были или не были нарушены правила?

Артем Сидоров: Если не было получено разрешение на момент возведения постройки, то местная администрация и, соответственно, архитектурный орган может выдать гражданину предписание о том, чтобы он привел документацию по дому в соответствие с законодательством, говоря не юридическим языком - узаконил эту постройку.

Марьяна Торочешникова: В этом случае несколько иная ситуация. Тут, скорее всего, у всех этих людей разрешения на постройки были. Другое дело, что, видимо, они были недобросовестно оформлены, потому что именно экологи говорили о том, что не было заключений экологических экспертиз и разрешений от соответствующих ведомств.

Артем Сидоров: А это уже второй вопрос. То есть как бы разрешение на строительство может быть получено, но в суде может быть доказано, что при возведении данной постройки были нарушены какие-то обязательные требования, нормы и правила, в том числе и экологические. Может быть, формальное разрешение есть, но соответствующий орган по архитектуре или иное заинтересованное лицо может подать исковое заявление в суд о сносе постройки как не соответствующей определенным нормативам.

Марьяна Торочешникова: С какого момента приставы могут начинать исполнение по таким решениям суда?

Артем Сидоров: Тут насколько законны действия - сложно судить, вообще, какие там были документы и прочее. Можно только посмотреть вот эти вот дела непосредственно в суде. Что касается судебного решения, оно принято, и с момента его вступления в силу оно имеет силу закона. В законную силу оно вступает в течение 10 дней после вынесения, если не будет обжаловано. Если будет обжаловано, то, соответственно, это удлиняется до принятия кассационной инстанцией определения. Определение кассационной инстанции, оставляющее в силе решение суда, вступает в силу немедленно, и, в принципе, с этого момента уже можно это решение исполнять. У нас есть еще надзорная инстанция, но подача заявления, жалобы в надзорную инстанцию принятие решения по общему правилу не приостанавливает.

Марьяна Торочешникова: Комментируя заявления владельцев домов, пущенных под снос, о том, что у них были необходимые разрешения на строительство, адвокат бюро "Правовая защита" Антон Ежов пояснил…

Антон Ежов: Хотя у них были разрешения, но эти разрешения были оформлены с определенными нарушениями. Например, не был решен вопрос с тем, что строительство намечалось в природоохранной зоне, все-таки это особый статус данной территории. Насколько мне известно, граждане, которые пострадали в результате решения, чьи дома будут снесены, ссылались на то, что не нужно было на тот момент проводить экологическую экспертизу, и это все-таки скорее вопрос того, что недостаточно регулировался вопрос строительства в природоохранных зонах. Получается, что они действовали на свой страх и риск.

Марьяна Торочешникова: С другой стороны, у людей были решения на строительство. Теперь, когда их дома будут снесены, они могут потребовать от тех ведомств, которые выдали им эти разрешения, компенсации?

Антон Ежов: Здесь не вина государства, а вина чиновников. И даже если удалось бы такое дело выиграть, они бы не смогли получить компенсации. Есть такое понятие, как бюджетное финансирование. Если строкой бюджета государства не предусмотрено расходов на выплату по таким случаям, то получается, что государство не в состоянии исполнить такие решения судов, потому что все деньги в бюджете расписаны на что-то.

Марьяна Торочешникова: Сейчас люди заявляют, что они обратились в Верховный суд с какой-то дополнительной жалобой. В случае, если Верховный суд все-таки пример к рассмотрению жалобу этих граждан и начнет производство по делу в надзорном порядке, как будет развиваться ситуация дальше?

Антон Ежов: Если Верховный суд успеет рассмотреть их надзорные жалобы до момента исполнения судебного решения, которое сейчас считается вступившим в силу, тогда исполнительные действия должны будут прекратиться. Но если Верховный суд не успеет, то, увы, решение сейчас считается вступившим в силу, поэтому дома могут подлежать сносу.

Марьяна Торочешникова: Сейчас же неизвестно, какое решение примет Верховный суд и, вообще, будет ли он рассматривать в надзорном порядке это дело. Если он вынесет решение о том, что дома стоят совершенно законно и обоснованно на своих местах, приставы успеют эти дома снести, то люди в итоге останутся ни с чем?

Антон Ежов: Фактически да. Потому что, как я уже сказал, даже если требовать какую-либо компенсацию от государства, то реально получить деньги не получится, здесь только добровольное согласие на то московских областных властей или федеральных.

XS
SM
MD
LG