Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вторые сутки у берегов Камчатки терпит бедствие батискаф АС-28


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Олег Кусов.

Андрей Шарый: Вторые сутки у берегов Камчатки терпит бедствие батискаф АС-28. На борту батискафа находится 7 членов экипажа. Они все, к счастью, живы. Бывший командующий Черноморским флотом, адмирал Эдуард Балтин подверг критике за бездеятельность сотрудников Управления глубоководных работ Главного штаба МВФ. Однако высокопоставленные моряки говорят, что активная фаза операции по спасению терпящих бедствие моряков должна начаться вот этой ночью. За развитием драматических событий у берегов Камчатки следит весь день мой коллега Олег Кусов. Сейчас он в прямом эфире программы "Время Свободы". Олег, вам слово.

Олег Кусов: Информация из района бедствия батискафа поступает довольно противоречивая. До сих пор не ясно, насколько хватит экипажу из семи человек, запасов воздуха. Официальные источники из Тихоокеанского флота говорят, что воздуха хватит до 8 августа. Ранее сообщалось, что воздуха может хватить примерно до середины завтрашнего дня. Окончательно ясно лишь то, что своими силами Россия справиться с аварией не в состоянии. Эксперты утверждают, что вся надежда на помощь США, Японии и Англии. США направили в район бедствия два управляемых подводных аппарата «Скорпион». Они будут доставлены военно-транспортным самолётом С-5. К понедельнику к берегам Камчатки должны подойти японские военные корабли. Слово нашему корреспонденту Марине Лободе.

Марина Лобода: Затонувший в бухте Березовой военный батискаф лежит на глубине 190 метров. На борту 7 моряков: два офицера и пять матросов. Все живы. Согласно официальной версии, в ходе плановых учений корпус аппарата зацепился за неизвестный предмет. Возможно, подводный электрический кабель или рыбацкий трал. После получения сигнала об ограничении движения аппарат в район погружения были стянуты плавсредства Тихоокеанского флота. С находящимися под водой моряками поддерживается постоянная связь. Утром, в Москве еще была ночь, начальник пресс-службы Тихоокеанского флота Александр Косолапов говорили о запасах воздуха на полтора дня. К полудню цифра выросла: сам командующий Тихоокеанским флотом адмирал Виктор Федоров заявил, что затопленный батискаф имеет запас электрического питания и воздуха на 48 часов, а позже помощник главнокомандующего заявил, что запасов еды, питьевой воды и кислорода на борту батискафа хватит аж на пять суток пребывания под водой.

Сегодня судно КИЛ-168 производило траление этого района при помощи якорей. Была надежда либо зацепить трал якорем и освободить винты, либо якорями зацепить сам батискаф. Однако специалисты считают, что наиболее реальный выход - это все-таки спуск аналогичного аппарата, который отрежет или снимет опутавший винт трос. Снаряжение спасательного батискафа может занять около суток. На месте ЧП сейчас находится 9 российских кораблей Тихоокеанского флота. Сюда же направляются 4 военных судна Управления национальной обороны Японии. Однако в бухту Березовую они подойдут лишь в понедельник. Кроме того, как стало известно, командование ВМФ России обратилось за помощью к коллегам из военно-морских сил США на Тихом океане с просьбой оказать содействие в проведении спасательной операции.

Третий день целая эскадра военных спасательных кораблей кружит в районе бедствия и фактически не в состоянии что-либо сделать. Эксперты считают, что это самое слабое место сегодня в российском флоте - спасательная служба. Нет современной техники, современного оборудования, специалистов нет. Те же гидрологи и водолазы давно разбежались. Так что больше надежды на японских спасателей, на их оснащенные по последнему слову техники спасательные суда. Но, повторю, их подход в район бедствия ожидается лишь 8 августа, а воздуха на затонувшем батискафе хватит только на сутки. Это последние официальные данные.

Олег Кусов: Только что пришло сообщение о том, что терпящий бедствие батискаф удалось зацепить буксировочным тралом. Он выводится на мелководье. Об этом сообщил телеканал "Россия".

Согласно одной из основных официальных версий аварии, батискаф зацепился за рыбацкие сети. Однако военный аналитик Павел Фенгельгауэр, выступая в программе Радио Свобода «Время гостей», подверг эту версии сомнению.

Павел Фенгельгауэр: Во всяком случае местная водоохрана говорит, что в этой бухте никогда тралами и сетями не ловили, что во всяком случае они об этом не знают, что там очень неровное дно. В действительности там генерал Попов говорит о том, что, возможно, батискаф спускался проверять морские военные кабели связи, которые там проложены, на предмет того, не подключились ли к ним американцы, и он мог запутаться в кабеле. То есть в последнее время в действительности представители флота говорят уже не "сети", а говорят "неизвестный предмет", так что я думаю, они сами точно сейчас не знают и вполне возможно, это их собственный секретный кабель.

Олег Кусов: Дно океана у дальневосточных берегов России превращено в свалку. Не исключено, что это обстоятельство и стало причиной аварии. Говорит военный обозреватель «Российской газеты» Тимофей Борисов…

Тимофей Борисов: Я думаю, что ситуация крайне серьезная и те 48 часов, которые остались 7 морякам, могут быть последними в их жизни. К сожалению, реальность такова. Меньше всего я склонен думать, что это случайность. Дело в том, что особенно в последние годы прибрежные воды становятся просто свалкой для различного мусора. То, что было за все эти годы выкинуто на дно, все это, конечно же, и намоталось на винт нашего батискафа. Сейчас, чтобы его освободить, просто нужно перерезать все те тросы, которые намотались на винт, весь мусор, который повис на батискафе, что сделать будет очень затруднительно. На российские силы надежды у меня лично мало. Те спасательные средства, которые российский флот и МЧС закупило после трагедии с "Курском" оказались, мягко говоря, ненадежными, все эти английские спасательные средства уже вышли из строя, сейчас они уже опробованы и показали свою полную несостоятельность. И по нашим сведениям, остается уповать только на какое-то чудо, на помощь иностранцев. Есть, правда, еще три подобных батискафа, которые, в общем-то, являются спасательными средствами. Они располагаются на каждом из российских флотов, но чтобы перебросить хотя бы один из них, нужно задействовать, как минимум, "Руслан", тяжелый транспортный самолет и, конечно же, нужно готовить такую операцию по переброске ни один день. Этого времени, конечно же, уже фактически нет. То есть мы уже не успеваем по времени.

Олег Кусов: Своё мнение по поводу аварии у берегов Камчатки высказали и политики. Например, член-корреспондент Российской академии наук Алексей Арбатов считает, что трагедия "Курска" ничему так и не научила командование Военно-морского флота России.

Алексей Арбатов: Я очень надеюсь, что удастся спасти, но, судя по тому, какие поступают сведения, и по тому, насколько это все напоминает события пятилетней давности, у меня, откровенно говоря, большой надежды, оптимизма нет. Потому что опять противоречивая информация, опять целый день молчали, ничего не говорили, опять не могут сообразить, что делать, обратились за помощью к иностранным государствам, но это не страшно, это хорошо, но это все с опозданием. Сначала пытались скрыть, судя по всему. Потом, когда увидели, что дело плохо, все это стало открыто. Время упущено. Но самое главное, что прошло 5 лет с трагедии "Курска", все исходили из того, что приняты все меры необходимые для того, чтобы обеспечить все спасательные средства, глубина эта не такая большая, оказывается, наверное, ничего не было сделано. Мы слышим - закупают подводные лодки атомные, мы слышим - строят корабли. Вместо этого, может быть, стоило что-нибудь другое построить, чтобы на каждом флоте были соответствующие средства и возможности для спасения человеческих жизней. Наверное, это не считается большим приоритетом. У нас на флоте тонет все, кроме главнокомандующего, который абсолютно у нас не потопляем. Чтобы на флоте не происходило, его это не касается.

Олег Кусов: Бывший флотский журналист Григорий Пасько обращает внимание на поток дезинформации из официальных источников.

Григорий Пасько: Я бы в таких случаях, как показывает опыт уже вот этой лживости информированности людей о трагедии с другими людьми, запретил вообще появляться на экранах официальным лицам Военно-Морского Флота Российской Федерации. Одно из утверждений бывшего командующего Северным флотом после гибели "Курска" было то, что необходимо реформировать аварийно-спасательную службу нашего флота и заиметь, как он сказал, глубоководных водолазов и так далее. Водолазы, говорят, есть, но выясняется, что нет средств доставки этих водолазов. А я помню, что на моих глазах в "Дальзаводе" умирал последний спасательный подводный корабль, "линок" назывался. И уже тогда, ну, я не помню, лет, наверное, 10-15 тому назад, опытные моряки, офицеры, адмиралы в штабе Тихоокеанского флота говорили о том, что надо этот ремонтировать сначала, строить новый спасательный "линок" и только потом распиливать на иголки вот этот старый.

Олег Кусов: Активная фаза операции начнется через несколько часов. Об этом в пятницу вечером сообщил заместитель начальника Главного штаба Военно-Морского Флота России Владимир Пепеляев.

XS
SM
MD
LG