Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Система спасения в российском ВМФ практически не работает


Программу ведет Александр Гостев. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Наталья Голицына и Светлана Вольская.

Александр Гостев: В спасении команды российского военного батискафа участвовала группа британских спасателей компании «Джеймс Фишер Румик». С управляющим директором этой компании Роджером Чэпменом беседовала наш корреспондент в Лондоне.

Наталья Голицына: Господин Чэпмен, от кого и когда вы получили задание прийти на помощь российским подводникам?

Роджер Чэпмен: Нам позвонили из британского Министерства обороны в прошлую пятницу в 7 утра. Мы сразу же начали готовиться к операции. В тот же день в 12 часов мы покинули нашу базу в Шотландии и направились в аэропорт. Так что нам понадобилось около пяти часов, чтобы полностью подготовиться к операции и покинуть базу.

Наталья Голицына: Сколько человек участвовало в операции с британской стороны?

Роджер Чэпмен: Мы отправили спасательную команду в составе восьми человек с нашим спасательным аппаратом «Скорпио Ар-Оу-Ви». Министерство обороны направило с ними своего представителя коммандера Ричис, который курирует работы по спасению подводных лодок на нашем военно-морском флоте.

Наталья Голицына: Как проходила эта операция?

Роджер Чэпмен: Путь к месту назначения оказался долгим. На самолете он занял 12 часов. Довольно сложной оказалась разгрузка нашего оборудования из самолета. Затем мы быстро добрались до порта, где русские сразу же помогли нам установить наше оборудование на российском корабле.

Наталья Голицына: Вы участвовали и в спасении «Курска». Есть ли различие между операцией пятилетней давности и спасением команды батискафа?

Роджер Чэпмен: На этот раз было гораздо большее взаимопонимание между международной спасательной командой и руководством российского флота. Отношения между ними сейчас были намного более позитивными и продуктивными. После эпопеи с «Курском» мы проделали кое-какую работу для российских ВМС, и у нас возникли более доверительные отношения, что способствовало взаимной помощи.

Наталья Голицына: "Джеймс Фишер Румик" - коммерческая организация. Кто будет оплачивать вашу работу?

Роджер Чэпмен: Понятия не имею. Дело в том, что нас наняло британское Министерство обороны. Обычно мы выполняем работу по его заказам. Для нас эта операция не была коммерческой. Не знаю, существует ли какое-то соглашение на этот счет между Россией и Великобританией. Не думаю, что в этом случае речь может идти о какой-то значительной сумме.

Наталья Голицына: Что собой представляет спасательный аппарат «Скорпио»?

Роджер Чэпмен: Это довольно старая спасательная система, но она постоянно модернизируется. Там множество новых приборов и приспособлений. Так что это полностью современная спасательная система, но в основе ее лежит давняя и проверенная технология.

Наталья Голицына: Могла бы Россия приобрести эти аппараты для своего флота или купить лицензию на их изготовление?

Роджер Чэпмен: Думаю, что если российский военно-морской флот захочет приобрести их, проблем не возникнет. Ему нужно только попросить нас снабдить аппарат оборудованием, подходящим для подъема российских подлодок. Не вижу здесь проблемы.

Наталья Голицына: В какую сумму это обошлось бы российскому флоту?

Роджер Чэпмен: Трудно сказать, потому что стоимость зависит от типа оборудования, которым должна быть снабжена спасательная система. На Западе она обошлась бы покупателю примерно в 2 миллиона долларов или в миллион фунтов - за базовую систему типа «Скорпио».

Александр Гостев: И еще один штрих в дополнение темы. Авария военного батискафа продемонстрировала, что система спасения в российском ВМФ практически не работает. Этот вывод можно встретить на страницах большинства российских газет, и этого же мнения придерживаются многие независимые военные эксперты. Вот что думает о возможности кадровых перестановок в руководстве флоте бывший аналитик Минобороны России Виктор Баранец, с которым беседовала моя коллега Светлана Вольская.

Светлана Вольская: После аварии батискафа "Приз" в Беринговом море, которая последовала за двумя крупными катастрофами атомных субмарин, в частности, "Курска", а также за еще рядом громких инцидентов на флоте, насколько вероятны кадровые перестановки в ВМФ, в частности, отставка адмирала Куроедова, как вы считаете?

Виктор Баранец: Зная какую-то особую благорасположенность президента, верховного главнокомандующего, я позволю себе до последнего момента сомневаться, что такое может быть. Если бы вы меня спросили о соотношении, да, где-то вероятность - процентов 60, но это Куроедову всегда было достаточно, чтобы оставаться на плаву. Здесь надо знать особый характер, я не побоюсь сказать, семейных отношений между семьями Путина и Куроедова, и надо знать о том, что он подавал в отставку, и Путин ее не принял. Ну, в общем-то, президент проводил, во всяком случае, до нынешнего времени такую линию боязни громких отставок в том случае, когда виновность адмирала была очень очевидной.

В этой связи я хотел бы сказать, что сегодня кто бы ни пришел на флот, пусть Масорин, пусть его начальником главного штаба будет Абрамов, - сегодняшний российский военно-морской флот напоминает большой "Курск", который в любой момент может утонуть или взорваться.

XS
SM
MD
LG