Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Суд подтвердил законность сноса коттеджей на Истринском водохранилище


Дмитрий Морозов: Солнечногорский суд отказал в иске жителям дачного поселка Екатерининские валы о приостановлении исполнительного производства о сносе их домов. Иск подавали три человека: супруги Андрей и Алла Смирновы, а также Сергей Бурдаков.

Вера Володина, Подмосковье: Сегодня 8 владельцев коттеджей поселка Екатерининские валы намерены подать иски аналогичные тем трем, в которых вчера было отказано Солнечногорским судом, о приостановлении судебного производства по сносу коттеджей до рассмотрения Верховным судом надзорной жалобы. Одна из истиц Алла Смирнова.

Алла Смирнова: Отказал в приостановлении исполнительных производств в отношении трех граждан. Только мы получим мотивировочную часть, мы тут же обжалуем это определение суда в судебной коллегии. Ведь оно в любом случае не вступило в законную силу, поэтому судебные приставы не имеют права предпринимать действия, ущемляющие наши права.

Мы надеемся, что дело быстро уйдет в Верховный суд, такое определение по рассмотрению наших жалоб Верховным судом уже принято, и быстро рассмотрит его и приостановит исполнительное производство, а также отменит само решение суда, которое пестрит нарушениями норм материального и процессуального права.

Вера Володина: В заявлении, которое Алла Смирнова написала в четверг судебному приставу в Верховный суд, тоже упоминается как условие добровольного сноса домов: "Согласна выносить вещи, но прошу остановить исполнительные действия приставов и дать срок на получение решения Верховного суда". Впрочем, владельцы коттеджей надеются и вовсе на пересмотр дела в связи с вновь открывшимися обстоятельствами. Теперь, покопавшись в архивах, они рассчитывают доказать, что являются добросовестными покупателями, которые не несут ответственности за нарушения, допущенные ранее при покупке или постройке жилья.

Алла Смирнова: В основу решения как раз положено вот это признание договора 1991 года недействительным и применение его последствий. То есть, отобрав право на дома, признали эти дома самовольными. Люди купили и оформили и у нотариуса, и в Московской областной регистрационной палате свидетельство о собственности, все эти доказательства нами были представлены, однако суд написал, что он не может нас признать добросовестными приобретателями, потому что мы являлись, по мнению истца, учредителями вот этой московской коммерческой биржи. Мы нашли устав этой старой биржи, что, собственно, и служит основанием вновь открывшихся обстоятельств.

Вера Володина: На 19 августа Солнечногорский суд назначил эти слушания. Ранее принятыми решениями суд обязывал снести 13 коттеджей на берегу Истринского водохранилища, как незаконно построенные в природоохранной зоне. В третьей в этом году попытке приставы с помощью бойцов ОМОН добились того, что один из дачевладельцев добровольно разобрал свой дом. Это произошло 4 августа.

Дмитрий Морозов: О том, можно ли добиться компенсации от чиновников, незаконно выдавших разрешение на строительство спорных домов, корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова беседовала с адвокатами бюро "Правовая защита" Юрием Поляковым и Антоном Ежовым.

Юрий Поляков: Конечно, в нашей коррумпированной стране сложно поверить в то, что разрешение на строительство в природоохранной зоне могло было быть получено без каких-либо незаконных действий, говоря прямо, без получения взяток и прочего. Но вопрос доказательств, то есть, если правоохранительные органы смогут доказать, что должностные лица выдали разрешение не просто с нарушениями, но еще с получением какой-то выгоды, то здесь может быть, в том числе, уголовная ответственность.

Марьяна Торочешникова: Тем не менее, получается, что люди, имеющие на руках разрешение на строительство домов на этих участках, страдают от того, что какой-то чиновник это разрешение выдал. Почему страдает не чиновник?

Антон Ежов: Чиновник, если он злоупотребил должностными полномочиями, если это будет доказано, он понесет уголовную ответственность. Это должностное лицо. Ответственность будет личной. Он будет либо осужден к штрафу, но в любом случае это будет уголовная ответственность, будет судимость. Второй аспект - это гражданско-правовой аспект. Лицо, права которого нарушены такими действиями, вправе взыскать убытки.

Марьяна Торочешникова: То есть люди, чьи дома сносят, могут требовать компенсацию?

Антон Ежов: Если они докажут незаконность действий чиновника, должностного лица, то они вправе взыскать убытки, опять же, размер которых доказан. То есть это не может быть абстрактная сумма, миллион долларов, это должна быть конкретная сумма, она должна быть доказана, что именно такие расходы понесло лицо или должно понести.

Марьяна Торочешникова: В этом случае с кого убытки будут взыскиваться? С конкретного чиновника?

Антон Ежов: Нет. Дело в том, что, увы, закон говорит о том, что убытки за действия чиновников, должностных лиц взыскивают за счет казны, то есть за счет опять государства.

Юрий Поляков: Да, у нас государство несет гражданскую и правовую ответственность, по крайней мере, так предусмотрено гражданским законодательством. Но это нужно учитывать всем и помнить, что гражданское законодательство вступает здесь в противоречие с бюджетным правом. Принимается ежегодно Государственной Думой бюджет, в котором имеются определенные статьи расходов на определенные направления деятельности государства. И вот, как правило, расходы на ответственность государства по решениям судов или еще что не предусматриваются. Поэтому масса исполнительных листов до сих пор не исполнены, потому что невозможно, тем не менее, с государства что-либо взыскать.

XS
SM
MD
LG