Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Адвокаты Ходорковского и Лебедева заявляют о нарушении права своих доверителей на защиту


Андрей Шароградский: Михаилу Ходорковскому, приговоренному к 9 годам лишения свободы, ужесточены условия содержания под стражей. Он переведен в многоместную камеру. Как только что стало известно, это официально объясняется тем, что в корпусе, где он содержался, начался ремонт. И сегодня же в прессе появилась информация о возможности избрания Ходорковского депутатом Государственной Думы. Слово моему коллеге, корреспонденту Радио Свобода в Москве, Карэну Агамирову.

Карэн Агамиров: Согласно "Ведомостям", с предложением баллотироваться в депутаты Государственной Думы на довыборах по двести первому Университетскому округу Москвы к Михаилу Ходорковскому обратились "демократические политики", упомянутые в его статье "Левый поворот", опубликованной 1 августа этого года в тех же "Ведомостях", то есть "Яблоко", депутат Государственной Думы Владимир Рыжков и Ирина Хакамада.

Пресс-секретарь партии "Яблоко" Евгения Диллендорф прокомментировала это так.

Евгения Диллендорф: В партии "Яблоко" этот вопрос не обсуждался.

Карэн Агамиров: Заместитель руководителя партии "Яблоко" Сергей Митрохин более обстоятелен.

Сергей Митрохин: "Яблоко" не могло обращаться ни к кому пока с таким предложением, потому что Задорнов только недавно оставил свое место. А что касается Михаила Ходорковского, то "Яблоко" очень активно выступало против произвола, который был в отношении него применен, но таких идей мы даже не обсуждали. По нашему законодательству Михаил Ходорковский не имеет права участвовать в выборах. Он уже является осужденным, причем это осуждение произошло еще до того, как сообщено, что Задорнов уходит из Думы. Поэтому по чисто юридическим даже основаниям мы не могли выдвигать такую инициативу.

Карэн Агамиров: Пока приговор не вступил в законную силу, то можно. Пока он в СИЗО находится.

Сергей Митрохин: Нет. Мы с такими обращениями не выступали. Совершенно очевидно, что приговор вступит достаточно скоро в законную силу. Пытаться такими странными ухищрениями помочь Ходорковскому, мне кажется, это только пойдет ему во вред. Сейчас нужно очень осторожно относиться ко всему, что связано с Ходорковским и делом "ЮКОСа". В первую очередь нужно руководствоваться принципом "не навреди". Такими странными инициативами, конечно, навредить можно и очень сильно.

Карэн Агамиров: Сергей Сергеевич, а ваше отношение к ужесточению условий содержания Михаила Ходорковского?

Сергей Митрохин: Власть теперь хочет таким образом наказать Ходорковского, может быть, за его последнее выступление, за то, что он продолжает вести активную публичную политическую жизнь. Такими мелочными способами ему мстят.

Карэн Агамиров: Рассуждает Сергей Митрохин.

Депутат Государственной Думы Владимир Рыжков недоумевает. С чего вдруг "Ведомости" взяли, что он беседовал с Михаилом Ходорковским о возможном депутатстве?

Владимир Рыжков: Здесь просто какое-то недоразумение. Дело в том, что, действительно, Михаил Борисович размышляет на эту тему - относительно своего возможного участия в декабре в довыборах в Государственную Думу по Университетскому округу. Но вопрос этот довольно непростой и с юридической точки зрения, и с политической точки зрения. С юридической точки зрения, не до конца ясно, может ли он быть зарегистрирован, потому что одно решение суда по нему состоялось, дело передано в кассацию, и это достаточно зыбкая юридическая почва - может он баллотироваться и быть зарегистрирован или нет.

С политической точки зрения это тоже вопрос непростой, потому что очень трудно предугадать реакцию, во-первых, Кремля на такое возможное выдвижение. Есть опасность, что позиция, и без того жесткая по отношению к нему, еще более ужесточится. И есть некоторые признаки этого, например, вчера его перевели из 4-местной камеры в 11-местную, и если в 4-местной был телевизор и холодильник, то в этой нет. То есть уже мы видим ужесточение режима содержания.

Так что очень тяжелый и непростой вопрос. И конечно же, решать его самому Ходорковскому, а не тем политикам, которые находятся на свободе, в нормальном режиме работают. Если такое обращение с его стороны ко мне поступит, я готов его поддержать. При этом подчеркиваю - в личном качестве, потому что я не могу говорить за Республиканскую партию. Мой мотив очень простой: я считаю его невиновным в тех преступлениях, в которых его обвиняют. Или, по крайней мере, он ничуть не более виновен, чем те бизнесмены, которые по-прежнему находятся на свободе и процветают. Потому что то, что ему инкриминируется как преступления, было обычной бизнес-практикой в 90-е годы. И непонятно, почему один человек несет наказание за миллионы людей, которые совершали те же самые поступки.

Поэтому вопросы этот открыт, он обсуждается. И мне кажется, что вот эта шумиха, которая поднята вокруг этой темы, она какая-то преувеличенная и преждевременная.

Карэн Агамиров: В данный момент, Владимир Александрович, вы к Ходорковскому не обращались пока с этим предложением лично?

Владимир Рыжков: Нет. Я не знаю, откуда пошла такая информация.

Карэн Агамиров: И ваше отношение к ужесточению условий содержания?

Владимир Рыжков: Я думаю, что это реакция на его статьи и интервью последних дней, где он, в частности, назвал заказчиков "дела Ходорковского", в частности, назвал Игоря Сечина. Я думаю, что это реакция на его публикации и его интервью.

Карэн Агамиров: Полагает Владимир Рыжков.

Тем временем адвокаты Михаила Ходорковского и Платона Лебедева заявляют о нарушении права своих доверителей на защиту. Так, например, Мещанский суд отказывается выдать защите для ознакомления оригинал протокола судебного заседания. Послушайте материал Марьяны Торочешниковой.

Марьяна Торочешникова: Оригинал протокола судебного заседания адвокатам Михаила Ходорковского и Платона Лебедева увидеть все же удалось. Знакомиться с ним, по установленному Мещанским судом графику, защитникам было предложено с 28 июля в течение полного рабочего дня, чем адвокаты и занимались вплоть до 9 августа, когда в канцелярии протокол выдавать отказались. В качестве объяснения сотрудники суда заявили, что защитникам вручены копии этого протокола, и, соответственно, теперь в суд приходить совсем не обязательно.

Говорит адвокат Платона Лебедева Елена Липцер.

Елена Липцер: Так называемые копии протокола судебного заседания, которые были выданы защите, они не соответствуют тому протоколу судебного заседания, с которым мы знакомились в Мещанском суде. Во-первых, эта копия никем не заверена. Во-вторых, в ней отсутствуют те документы, которые были приобщены к протоколу судебного заседания в ходе рассмотрения дела по существу, с которыми защита также считает необходимым ознакомиться. Кроме того, в ходе ознакомления нам выдавались только те тома, которые отражали ход судебного процесса в 2004-м году. Ни у одного из защитников - я это подчеркиваю - не было возможности получить ни одного тома после 15-го, то есть мы их в глаза не видели. Поэтому мы считаем, что то, что нас суд лишил возможности знакомиться с оригиналом такого вот судебного заседания, который полностью должен отражать ход судебного процесса, - это нарушает право на защиту наших подзащитных и препятствует нам в выполнении наших профессиональных обязанностей.

Марьяна Торочешникова: Адвокаты недовольны и тем, что суд ограничил их в сроках ознакомления с протоколом судебного заседания - это 26 томов. Большинство из них получили факсимильные сообщения из Мещанского суда о том, что замечания на протокол в случае их наличия должны быть поданы в суд не позднее 25 августа.

Елена Липцер: Такое ограничение может быть наложено председательствующим по делу только в случае явного затягивания защитниками ознакомления с протоколом судебного заседания, которого, по мнению защиты, не наблюдалось, поскольку защитники каждый день являлись в суд и знакомились с протоколом судебного заседания.

Марьяна Торочешникова: По словам Елены Липцер, адвокаты Михаила Ходорковского и Платона Лебедева уже направили в адрес исполняющего обязанности председателя Мещанского суда заявление с требованием незамедлительно обеспечить защите Ходорковского и Лебедева возможность ознакомления с протоколом в порядке, установленном российским законодательством.

Карэн Агамиров: Вокруг возможного депутатства Михаила Ходорковского, ухудшения условий его содержания в следственном изоляторе и ущемлении права на защиту.

Андрей Шарый: Сегодня известный московский политолог Андрей Пионтковский на линии прямого эфира.

Андрей Андреевич, как вы оцениваете информационный шум вокруг Ходорковского? Какие тут сошлись объективные и субъективные факторы? Чего больше - желания Ходорковского оставаться активной политической фигурой даже за решеткой, поиски знамени представителями демократической оппозиции или что-то другое?

Андрей Пионтковский: И то, и другое, и еще больше третье. Дело Ходорковского - это самое яркое проявление авторитарных тенденций сегодняшней власти и в то же время кризиса самой этой власти.

Андрей Шарый: Как вам представляется дальнейшее развитие событий? Имеет ли какой-то политический смысл идея выдвижения кандидатуры Ходорковского на место депутата Государственной Думы, или речь идет только о том, чтобы общественность не забыла о том, что такой заключенный существует?

Андрей Пионтковский: Общественность не забудет об этом, слишком громкое было дело. Но я бы воспользовался одним из любимых выражений нашего президента из его специфической лексики: "Давайте отделим мух от котлет". Говорить о задаче получения Ходорковским места депутата в Государственной Думе - эта задача явно не реализуема, потому что у власти есть очень хороший ход, который она предпримет, если до этого дойдет. По закону осужденным является человек, в отношении которого приговор вступил в законную силу. Это не так в отношении Ходорковского. Пока он может выдвигаться. Естественно, власть ускорит все процессы в Московском городском и Верховном суде. И приговор вступит в законную силу намного раньше декабря.

Но есть еще политическая составляющая этого процесса. Очень показателен залп в адрес Ходорковского всех золотых перьев правой публицистики после его известной статьи. Поддержав выдвижение этой кандидатуры, все оппозиционные партии - от коммунистов до СПС - могут выразить свою солидарность и неприятие методов расправы с Ходорковским.

Андрей Шарый: По вашему мнению, в какой степени интерес к фигуре Ходорковского (если есть такой интерес) является следствием отражения кризиса лидерства в руководстве демократических партий российских?

Андрей Пионтковский: Я бы поставил вопрос шире - кризис лидерства в российской элите в целом.

Андрей Шарый: Вы правы, но Путин не предложит Михаилу Ходорковскому что-нибудь возглавить.

Андрей Пионтковский: Да, но Путин сам теряет в глазах общества, что еще важнее элиты, такой образ лидера, вождя или отца нации. А что касается объединяющей фигуры на президентских выборах, я думаю, что на это Ходорковский и не претендует. Он пробует себя в роли такого идеолога-мыслителя, пытающегося осмыслить то, что с нами произошло за последние 15 лет.

Андрей Шарый: На ваш взгляд профессионального политолога, у него это хорошо получается?

Андрей Пионтковский: Вы знаете, я немножко отстал с реакцией на Ходорковского, потому что я приехал только сегодня и знакомился не только с его статьей, но и массой откликов. Само количество этих откликов доказывает, что статья интересная. Я тоже собираюсь на нее откликнуться.

XS
SM
MD
LG