Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Перми закрывают первое в России отделение обучения детей-аутистов


Программу ведет Дмитрий Морозов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Ольга Беклемищева.

Дмитрий Морозов: В Перми закрывают первое в России отделение обучения детей с тяжелыми нарушениями коммуникативной сферы, то есть детей-аутистов. Основанием считается отсутствие в миллионном городе 30 квадратных метров для работы педагогов с такими детьми.

Ольга Беклемищева: Первое и единственное отделение обучения детей-аутистов было создано в Перми в прошлом году по инициативе общественной организации, объединяющей родителей этих детей. Екатерина Слагина, член этого общества, рассказывает...

Екатерина Слагина: Выявилась такая проблема, что этим детям специфической помощи не оказывается. Председатель общества организовала поездку в Великобританию администрации областной школы с целью ознакомления с системой организации помощи детям с аутизмом в сфере образования Великобритании. После этого департамент образования поддержал идею открытия этого отделения, и оно было создано.

Ольга Беклемищева: Великобритания же появилась в сюжете потому, что новые методики диагностики и обучения таких детей привезла в Россию совершенно бесплатно Эстер Мария Паллот, англичанка, уже шесть лет работающая волонтером с детьми-аутистами. А в России даже не знают точного числа людей с аутизмом. Я спросила об этом Елену Гущину, заведующую закрываемого отделения...

Елена Гущина: По нашей оценке, только в городе не менее 1200 всех возрастов. Никто нам не может это предоставить. То есть мы обращались с этим вопросом в департамент, - не занимается этими вопросами у нас никто.

Ольга Беклемищева: А почему так сложилось? Потому что они считаются полностью неадаптируемыми к обществу?

Елена Гущина: Специалисты департамента считают, что не нужна особая система работы с ними, что они вхожи в какие-либо другие образовательные учреждения. Хотя у родителей другой опыт, они не могли ни в какие другие попасть до открытия нашего отделения. У нас с тяжелыми формами аутизма дети. У нас все неговорящие, то есть у них нет речи, как средства общения ни в какой форме.

Ольга Беклемищева: Какие-то результаты за этот год достигнуты?

Елена Гущина: Они по заданию выполняют различные действия. Кто-то собирает уже очень большие пазлы, например. У одного очень хорошо речь развивается. Один мальчик у нас закончил первый класс по общеобразовательной программе. Но у нас только один и был этого возраста, у нас остальные все дошкольники. Нам ведь нужно небольшое помещение, то есть 30-50 квадратных метров.

Ольга Беклемищева: Во всей Перми не нашлось 30 метров для детей с аутизмом?

Елена Гущина: Вот представьте себе. Мы уже получили уведомление, как педагоги, что с 1 сентября мы уволены.

Ольга Беклемищева: Какова же реакция родителей? Я узнавала об этом у Светланы Шувашовой, ребенок которой в наилучшем положении для данной патологии: он не агрессивный и может ходить в коррекционный детский сад.

Светлана Шувашова: Мы планировали через год закончить детский сад и перейти сюда, в это отделение. Я сюда хожу на занятия специальные с тем, чтобы своему ребенку дома хоть как-то помочь.

Ольга Беклемищева: И у вас была единственная надежда на эту школу?

Светлана Шувашова: Конечно. Детям таким приходится заниматься дома, что для аутистов, в общем-то, противопоказано.

Ольга Беклемищева: Но теперь многие дети останутся дома. Как раз в год подписания Всеевропейской программы действий по интеграции инвалидов в общество.

XS
SM
MD
LG