Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мигрантов гоняют, вместо того чтобы изучать и использовать


Специально для сайта,

Женя Снежкина

В России идет кампания по отлову и депортации нелегальных мигрантов. На этой неделе проверки ряда предприятий прошли в Санкт-Петербурге и Вологодской области. Учитывая то, что за последние три месяца широкомасштабные централизованные проверки предприятиях по линии Федеральной миграционной службы прошли, как минимум, в семи регионах России, в том числе в Костромской области, в Ханты-Мансийском автономном округе, в Калининградской области, можно говорить о том, что ФМС начала уделять особое и пристальное внимание именно гастарбайтерам. Отчасти активизацию деятельности Федеральной миграционной службы можно связать с тем, что истек срок действия советских паспортов, который было продлен правительством России до первого июля этого года, а посольства стран СНГ не успели к этому сроку обеспечить своих граждан, находящихся на территории России, новыми паспортами. Отчасти активность ФМС можно объяснить постоянными высказываниями первых лиц государства о том, что за иностранцами на территории России надо пристально следить.

Однако, несмотря на то, что проблемы миграции оказываются предметом бурных дискуссий, а вопросы депортации нелегальных мигрантов - ведущим направлением миграционной политики, сама эта проблема остается толком неизученной. Разброс оценок неприлично велик, даже когда речь идет об общей численности трудовых мигрантов, занятых в России: по разным данным число незаконных трудовых мигрантов в России варьирует от 1,5 до 15 млн. человек. Не до конца понятна также и структура иммиграции в России. Трудности получения надежных достоверных оценок числа трудовых мигрантов понятны. Подавляющая часть иностранных граждан, работающих в России, приезжают на заработки временно, и не регистрируют пребывание либо проживание (часто потому, что не могут получить регистрацию), а потому не имеют законных оснований работать.

Ученые выделяют три группы среди незаконных трудовых мигрантов, существенно различающиеся сроками пребывания в России, занятости и, как следствие, - семейным, возрастным составом, сферами занятости, ориентацией на интеграцию в российское общество, уровнем вовлеченности в жизнь национальных диаспор.

  1. Гастарбайтеры практически постоянно проживающие в России. Многие из них проживают с семьями, не посещают страну своей гражданской принадлежности, - например, многие граждане Азербайджана, Грузии, Вьетнама. Основную часть своего заработка они тратят в России, многие из них вообще не пересылают деньги на родину, и собираются принять гражданство России. Сезонные работники, работающие в течение 6-9 месяцев в России (граждане Таджикистана, Киргизии, Узбекистана, Молдавии, занятые, преимущественно, на стройках). Трудовые мигранты, работающие в России в течение короткого времени, спорадически, - как правило, жители приграничных регионов, мелкие торговцы.

Другая классификация, которая может быть применена к учету – учет потоков незаконных мигрантов из каждого государства-донора. При помощи совмещения обоих подходов, социолог Владимир Мукомель наглядно показал, как выглядит структура иммиграции в современной России.

В частности, из этой картины видно, что подход к иммигрантам может и должен быть неодинаков, хотя бы потому, что их мотивации присутствия на территории России различны. Кто-то хочет просто приехать не на долго, заработать денег и вернуться, а кто-то ориентирован на длительное проживание в стране с последующим принятием гражданства. Кстати, как показывают другие исследования, мигранты вывозят от 23 до 40% заработанных денег, остальные же остаются в экономике страны.

Все эти данные говорят о том, что с трудовой миграцией в России надо не столько бороться, сколько изучать ее и создавать условия, при которых она станет положительным фактором развития страны.

XS
SM
MD
LG