Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Британские военные моряки рассказали подробности спасательной операции в бухте «Березовая»


Программу ведет Дмитрий Казнин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков.

Дмитрий Казнин: Британские военные моряки сегодня рассказали подробности спасательной операции, проведенной в бухте «Березовая», где в течение трех дней на дне лежал российский батискаф АС-28. Как заявил на брифинге в Москве военно-морской атташе посольства Великобритании капитан первого ранга Джонатан Холлоуэй, спасти экипаж батискафа удалось благодаря быстроте, с которой принимались решения о предоставлении помощи, и благодаря открытости российской стороны.

Михаил Саленков: Военно-морской атташе посольства Великобритании капитан первого ранга Джонатан Холлоуэй участвовал в спасательной операции на Камчатке с первой до последней минуты. Как только стало известно, что Соединенное Королевство готово предоставить России свою помощь, он передал соответствующую ноту российской стороне. Той быстроте, с которой было принято решение руководством России, он даже был удивлен.

Джонатан Холлоуэй: Должен сказать о том, что я был удивлен, что через 10-15 минут я получил звонок от вице-адмирала Авдошина, и он сказал мне: "Мы думаем, что ваша помощь будет нужна, и мы хотели бы разработать план, как мы сможем помочь".

Михаил Саленков: Джонатан Холлоуэй рассказывает об операции по спасению экипажа батискафа по-военному четко: 6 августа в 9 часов 20 минут английский самолет со спасательным оборудованием сел на аэродроме Петропавловска-Камчатского, в 10 все было готово к выгрузке. Тут же столкнулись с самой большой проблемой - не оказалось специального погрузчика для транспортировки спецсредств. Пришлось ждать, когда прилетит американский самолет.

Джонатан Холлоуэй: Самая большая проблема - чтобы перегрузить такой вид самолета, нам надо особое устройство погрузчиков. И, к сожалению, в аэропорту такого устройства не было. В 11:15 первый американский самолет прилетел, и наши американские коллеги очень сильно помогли нам. Они срочно дали нам это устройство - и процесс перегрузки начался.

Михаил Саленков: Были поначалу и проблемы с аппаратом «Скорпион» - сразу после погружения его пришлось вытаскивать из воды, исправлять неполадку и опускать вновь. За три часа рыболовецкие сети и металлический трос, в которых запутался батискаф, были разрезаны, и «Приз» всплыл. Но не там, где его ждали спасатели.

Джонатан Холлоуэй: На экране они видели, что лодка идет к поверхности. Мы хорошо знали, что лодка находилась около 100 метров с левого борта, и я там был с фотоаппаратом, я был готов, и мы ждали. И вдруг кто-то кричит: "Вот он!" - с правого борта корабля. И конечно, мы были очень рады, это был великолепный момент для всех.

Михаил Саленков: Джонатан Холлоуэй говорит, что скорость спасательной операции была очень высокой. Капитан первого ранга военно-морских сил Великобритании упомянул три главных причины, почему удалось спасти российских моряков: скорость, взаимопонимание и предоставление полной информации российскими военными. Проведенную операцию он назвал блестящим примером сотрудничества.

Джонатан Холлоуэй: Должен уточнить, это была не только скорость с британской стороны, это была скорость и российской стороны и американской стороны. Это был блестящий экземпляр настоящего военного сотрудничества.

Михаил Саленков: Разумеется, на брифинге не обошлось без вопросов, что удалось увидеть и сфотографировать британским и американским военным в закрытой военной российской бухте «Березовая». Да и батискаф запутался не только в рыболовецких сетях, но и в антенне секретной гидроакустической системы дальнего обнаружения подводных объектов. Джонатан Холлоуэй честно отвечает: "Мы сняли фильм и копию отдали российской стороне, а всю остальную информацию россияне предоставляли нам сами".

Джонатан Холлоуэй: Вы знаете о том, что на борту аппарата есть видеокамеры, и мы сняли фильм. И мы передали копию этого фильма российскому флоту. Вам надо задать этот вопрос флоту, потому что вы думаете о том, что британцы что-то смогут узнать из этого фильма. Я могу сказать вам, что нет.

Михаил Саленков: Атташе по вопросам обороны посольства Великобритании Уилс Меткалф назвал сумму, которую потратили британские военно-морские силы на операцию по спасению российских моряков, - 25 тысяч фунтов стерлингов - и еще раз подчеркнул, что помощь России была оказана безвозмездно.

Уилс Меткалф: Это была международная операция, и тот, кто предлагает помощь, платит. То есть платит королевские военно-морские силы за транспортировку, за использование оборудование и операцию на воде.

Михаил Саленков: Показывая снимки, сделанные во время операции, Джонатан Холлоуэй и Уилс Меткалф, рассказали, что после того, как российские моряки были спасены, команда пила из кружек шотландский виски, министр обороны России Иванов благодарил их за помощь, а начальнику спасательной команды и пилотам, которые управляли аппаратом «Скорпион», подарил часы.

Напоследок журналисты спросили у Джонатана Холлоуэя: «А могли бы справиться русские без иностранной помощи - британской и американской?" Военно-морской атташе ответил...

Джонатан Холлоуэй: Я хотел бы сказать пословицей: если взяться вместе, можно легче справиться. Мы не знаем, и на этот вопрос невозможно ответить.

Михаил Саленков: А вот военный обозреватель Павел Фельгенгауэр на подобный вопрос отвечает однозначно.

Павел Фельгенгауэр: В реальности без иностранной помощи, без американцев и англичан спасти бы не удалось. Это совершенно очевидно, что моряки бы погибли. При этом, конечно, российские военные указали, где находится батискаф, предоставили суда, на которых подошли и с которых работали англичане и американцы, то есть выполняли вспомогательную роль. Важную, но вспомогательную. Решающая роль была у западных партнеров, так что здесь спора никакого нет. Сейчас в обществе одновременно два направленных в разные стороны направления. С одной стороны, конечно, здорово, что людей спасли, люди живы, там, в том числе, были и достаточно высокие начальники, кстати, на борту, кроме собственно экипажа. А с другой стороны, это, в общем, стыдно, удар по национальному престижу, очевидно, и особенно нашего флота.

Михаил Саленков: Причиной подобных ударов по престижу страны военный обозреватель Павел Фельгенгауэр считает ситуацию в российской армии в целом. По словам эксперта, россиянам гордиться здесь пока нечем.

Павел Фельгенгауэр: То, что наши вооруженные силы в кризисе, это как бы доказывать не надо, это понятно всем. А в особенности тем, кто там служит, - они изнутри знают, какова реальная ситуация. И служба спасения развалена, и многое другое. Но тоже надо учесть, что кризис российских вооруженных сил начался, когда они еще были советскими, то есть это не на пустом месте возникло. Подводные лодки у нас тонули и в советское время, в то время как в Америке, потеряв две ядерных подводных лодки в самом начале ядерного подводного плавания, в 60-е годы, больше у них потерь не было. У них создана глобальная служба спасения на всякий случай. А у нас еще в советское время ориентировались на то, что подводники должны спасти себя сами.

Михаил Саленков: Таково мнение независимого военного обозревателя Павла Фельгенгауэра.

Батискаф АС-28 «Приз», на борту которого находился экипаж из семи человек, 4 августа запутался в рыболовецких сетях в бухте Березовая у берегов Камчатки. Через трое суток, 7 августа, с помощью британского аппарата «Скорпион» были перерезаны сети и металлический трос гидроакустической системы, которые удерживали батискаф. Спасательная операция длилась 76 часов. Никто из членов команды не пострадал, тем не менее, моряки останутся в военном госпитале еще неделю, до 18 августа.

XS
SM
MD
LG