Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Воспитание по-фалангистски


Программу ведет Олег Винокуров. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Мадриде Виктор Черецкий.

Олег Винокуров: На Интернет-сайте ультра-правой испанской группировки «Фалангистская молодежь», широко рекламируется детский лагерь отдыха в Астурии. Ну а когда-то, во времена франкистской диктатуры, в Испании таких лагерей были сотни. Они являлись составной частью системы воспитания, созданной тоталитарным режимом.

Виктор Черецкий: Нынешние фалангисты, наследники некогда мощной партии испанских фашистов, предлагают детям обширную программу физической и «патриотической» подготовки, походы по местам боевой славы, военные игры, песни у костра, диспуты на тему, кто является врагом Испании, и так далее. Для торжественных случаев - караула у знамени и парадов - детям предлагается захватить с собой форменную голубую рубашку - символ принадлежности к фаланге. Одним словом, в этом лагере все, как 30 лет назад, в 75-м году - в последний год жизни диктатора Франко.

В свое время испанская, как и всякая другая диктатура, очень заботилась о воспитании молодежи, больше всего о воспитании идеологическом. Рассказывает бывший член «детской фаланги» писатель Хуан Антонио Миранда...

Хуан Антонио Миранда: Организация испанской молодежи «детская фаланга» ставила своей задачей воспитание последователей франкистского режима. Участие в ней не было обязательным, однако, многие записывались в фалангу, поскольку это давало возможность, к примеру, бесплатно приобщаться к спорту, заниматься в кружках по интересам или проводить лето в оздоровительном лагере. Других детских организаций в стране не было: только фаланга.

Виктор Черецкий: Ячейки «детской фаланги» имелись во всех школах. Дети-фалангисты всячески поощрялись властями как «передовой отряд» испанской молодежи. Считалось, что само членство в организации уже являлось залогом благонадежности, а посему зачет по обществоведению ставился автоматически. В начале урока, когда учитель делал перекличку, юным фалангистам полагалось вставать, вытягивать руку и произносить лозунг диктатуры «Вперед Испания!». Члена фаланги следовало называть «камарада»-товарищ.

Хуан Антонио Миранда: Особенно торжественно отмечался каждый год день смерти основателя фаланги Хосе Антонио Примо де Риверы. К детям приезжали фалангисты-ветераны, которые рассказывали о гениальности вождя. Устраивалось что-то вроде алтаря с портретом Хосе Антонио - часами приходилось стоять в почетном карауле у портрета или у знамени. Мне это совсем не нравилось. Мне было девять-десять лет и меня больше привлекал футбол и шахматы.

Виктор Черецкий: А между тем, чтобы пользоваться льготами юного фалангиста - пользоваться стадионом и шахматным клубом - следовало доказывать свою лояльность режиму участием в уличных шествиях: маршировать в форме под барабанный бой или давать концерты для ветеранов. Песни были, естественно, патриотического содержания - о заснеженных вершинах, бескрайних долинах и флагах, гордо реющих на ветру...

Хуан Антонио Миранда: (Поет песню фаланги...) Это песня испанская, но были у нас и песни немецких нацистов, переведенные на испанский - «Хорст Вессель», к примеру. Пению наши воспитатели уделяли особое внимание. Это был полностью фашистский репертуар.

Виктор Черецкий: Воспитание фалангистов не ограничивалось их участием в торжественных мероприятиях режима. Идеологическая обработка велась постоянно. И, в первую очередь, детям внушалось, что они - будущие защитники родины, «великой и неделимой» Испании, которая окружена врагами.

Хуан Антонио Миранда: Главными врагами были Великобритания, которая якобы похитила у нас Гибралтар, и, разумеется, мировой коммунизм во главе с Россией. Врагами были также масоны и анархисты, под которыми подразумевались все, кто не разделял фашистскую идеологию. Предел глупости наступил, когда национальным героем был объявлен футболист Марселино, забившей сборной России гол на первенстве Европы.

Виктор Черецкий: Бывший юный фалангист Хуан Антонио Миранда несколько лет назад женился на иммигрантке из России Галине, естественно, бывшей пионерке. Когда они вспоминают свое детство, то речь заходит и о пребывании в двух столь разных и вместе с тем столь похожих детских организациях. При этом Хуан Антонио считает, что все же порядки в Испании были помягче. Так, после года пребывания в фаланге он спокойно вышел из этой организации и за это его никто не третировал.

XS
SM
MD
LG