Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проблема общежитий в Петербурге


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гости студии - члены координационного Совета общежитий Михаил Борщуков и Сергей Мещуков.

Татьяна Валович: Все острее становится в Петербурге проблема общежитий - вернее, тех, кто в них проживает. Сегодня на балансе города находится около 500 учреждений временного проживания, часть из них приватизирована. Новые собственники гонят на улицу жильцов, не имеющих на свои комнаты и квартиры никаких прав. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Истории людей, живущих в общежитиях, похожи друг на друга, как две капли воды. Когда-то молодых рабочих приглашали в Ленинград из деревень и других городов, предоставляли жилье. Люди работали, заводили семьи, производили на свет детей, а потом, когда все остальные граждане России смогли приватизировать свое жилье, у этих людей такой возможности не оказалось. А теперь и вообще их гонят на улицу, продавая и перепродавая недвижимость новым собственникам и часто даже не указывая в документах, что к недвижимости прилагается такая мелочь, как список жильцов. Говорит Юрий Панов, бывшее общежитие "Ленмясокомбината" на Московском, 140.

Юрий Панов: Здание было передано под организацию общежития в 1986 году "Ленмясокомбинату". Туда заселяли молодых специалистов, рабочих. В 1992 году город передал это здание в собственность ОАО "Самсон". При передаче не были соблюдены некоторые моменты. Люди, там проживавшие, не были опрошены на предмет того, согласны ли они с приватизацией. Здание было внесено в Уставной капитал в нарушении закона. При банкротстве конкурсный управляющий продал наши здания другой фирме. По прошествии года наше здание было также перепродано. Ни при одной перепродаже люди нигде не фигурировали.

Татьяна Вольтская: Практически все собственники общежитий требуют, чтобы люди съезжали, делая при этом условия жизни невыносимыми. Говорит Ольга Маренкова, общежитие «Невской мануфактуры» на улице Коллонтай, 2.

Ольга Маренкова: Начались проверки комнат. Там не так прошел, нарушил режим. У тебя муж без прописки живет после 23 часов. Была угроза полгода военизированной охраны. Идет преднамеренное ухудшение жилищного фонда. Подводка под капитальный ремонт. Естественно, что людей выселят куда-то. Валентина Матвиенко, которая сказала: "Мне жаль людей, но собственников мы трогать не будем". Тоже самое озвучил Жилищный комитет на последнем митинге. Получается абсурд. Сто собственников общежития мы трогать не будем, они инвесторы, они городу помогают, а сто тысяч людей выкидываются на улицы. Эти сто тысяч людей 20-30 лет строили город.

Татьяна Вольтская: Такая острая ситуация сложилась примерно в 100 общежитиях, городская администрация занимается всего 48. Юрий Панов говорит, что скоро появится общественная организация. Люди, проживающие в общежитиях, объединятся, чтобы бороться за свои права.

Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях как раз члены этой новой организации Координационного совета общежития Михаил Борщаков и Сергей Мещуков. Наши слушатели могут присоединиться к беседе, задав свой вопрос.

Михаил, как я поняла, вы как раз живете в общежитии на Московском, 140, о котором речь шла в репортаже, которое не раз перепродавалось вместе с жильцами. Сергей, а ваша история какова? Какое общежитие вы представляете?

Сергей Мещуков: Проживаю в общежитие Полярников, дом 9.

Татьяна Валович: Это не то общежитие, где рухнула стена?

Сергей Мещуков: Нет, это Полярников, 6, рядышком.

Татьяна Валович: 3 года назад было в Петербурге такое событие.

Сергей Мещуков: Было, к несчастью. Наше общежитие тоже довольно известное властям. Получаем одни отписки.

Татьяна Валович: Ваше общежитие какого типа - квартирного, коридорного?

Сергей Мещуков: Оно коридорного типа. Оно также было, как и все остальные, незаконно приватизировано, вопреки законодательству, и также перепродано несколько раз. Мы живем на пороховой бочке. Более того, собственники на нас подавали в 2003 году и сейчас иски о выселении без предоставления жилья. Хотя власти заверяют, что никого никто не выселит, уже двоих по суду выселили. Причем формальный повод - люди не явились по разным причинам. Они предупредили судью и сразу выселили.

Нам говорят - обращайтесь в суд. Много отписок. Мы год назад пытались, нас судья просто разными поводами просто не принимает. Есть такая судья Лейкина.

Татьяна Валович: Даже заявление в суд не принимают?

Сергей Мещуков: Да, чтобы могли защитить свои права. Получается парадоксальная ситуация. Власти нам пишут, что создана группа, которая работает с общежитиями. Мы были с Михаилом в этой группе, это все ерунда. Это просто они обманывают людей.

Татьяна Валович: Не предоставляя никакой информации.

Сергей Мещуков: Да, они готовы оказывать консультативную помощь. На запрос депутата Евдокимовой, Валентина Ивановна ответила, что государство исчерпало возможности защищать госсобственность и предлагает гражданам самим подавать и защищать эту госсобственность в судах. Подавать исковые заявления в суды и защищать госсобственность. Бред какой-то.

Татьяна Валович: У нас уже вопросы от слушателей.

Слушатель: Мы тоже живем в общежитие. Я считаю, что ваше движение не будет таким сильным, если вы не объединитесь с левыми движениями.

Татьяна Валович: Насколько я понимаю, это общественная организация, которая никаких политических целей не преследует, да, Михаил?

Михаил Борщуков: Да, вы правы. Наша организация не преследует никаких политических требований, никаких политических целей. У нас одна цель - обратить внимание на проблему общежитий чиновников и власть. Дело в том, что многие годы Санкт-Петербург строили люди, кормили, работали, и вдруг оказываются вне закона. Армия бомжей получается нужна властям. Все куда-то пишут, куда-то жалуются. Только все спускается сверху вниз, работает старая машина. Никаких действий не предпринимается.

Татьяна Валович: Несмотря на то, что средства массовой информации довольно часто озвучивают проблему, говорят, что городские власти уделяют ей внимание, создаются какие-то комиссии, что-то делается.

Михаил Борщуков: На уровне разговоров - да. Если в коридорах власти нам заявляют - митингуйте. Выйдете, а дальше что? Создана рабочая группа, как говорил Сергей, при Жилищном комитете. Да, они нас пару раз приглашали. Потом проводили заседание с собственниками, нас не вызвали. Мы хотим обратить внимание только на этот факт. Никакой подоплеки под нами нет. Нас пять человек, рабочая группа, избрана от 25 общежитий на сегодняшний день. К нам примыкают. После каждого митинга появляются еще люди. О нас узнают.

Проблема не замыкается только в нашем городе. Проблема всероссийская. После развала Союза происходят такие дела.

Татьяна Валович: У вас есть контакты с другими городами? Как решаются там эти проблемы?

Михаил Борщуков: Проблемы эти решаются, и решаются очень положительно во многих городах, где этим занимается сама власть. Почти в 100 процентах случаях все общежития были приватизированы, в дальнейшем перепроданы, но приватизация везде происходила с нарушениями. Власти закрывают на это глаза. В наше время, когда начинают бороться с экономическими громкими преступлениями, в то же время почему-то закрываются глаза на то вот такое беззаконие.

У нас была такая ситуация, что отписывались вплоть до 2002 года. "Не беспокойтесь, ваше здание передается городу, вам будут выданы ордера. Все будет нормально. Вы будете жить в нормальном доме. Это будет жилой фонд. Все будет хорошо". Приходили даже письма от чиновников в то время, когда уже был второй собственник у зданий. Получается, что чиновник не вникает в ситуацию, даже не проверял - просто брал и отписывался. На сегодняшний день людям говорят: "Идите в суды. Мы вас можем только консультировать". Извините, для консультаций есть адвокаты, есть юристы.

Татьяна Валович: Вас хотят консультировать чиновники, поставленные на места, чтобы решать конкретные проблемы?

Михаил Борщуков: Да, да, вот именно. Получается, что люди кровью и потом заработали жилье, на что-то надеялись в этой жизни. Мало того, что молодым специалистам по закону должно быть предоставлено постоянное жилье теми же предприятиями, которые их пригласили на работу. Если у них не было такой возможности, значит это должно было быть сделано на уровне города, районных администраций и так далее.

Татьяна Валович: Вы пытались обратиться в прокуратуру с нарушением, если у вас есть документы какие-то?

Михаил Борщуков: Вы сложный вопрос такой задаете. С прокуратурой вообще проблема. Они наглухо закрыли дверь. Нам ее никак не открыть. Понимаете, мы к властям обращаемся с просьбой расшевелить прокуратуру. Мы можем привести массу примеров в городах, где городская и областная прокуратура выходила с исками в суд и выигрывали эти процессы.

Татьяна Валович: Там были положительные решения в сторону жильцов?

Михаил Борщуков: Да, в сторону людей, в сторону жильцов. Почему такие полномочия, почему такая надежда возлагается нашим правительством, нашим государством, нашими чиновниками на инвесторов? Потому что они богатые люди, а простые люди не имеют своих прав? У нас что, крепостное право?

Татьяна Валович: А какой-то механизм существует в городе, как решать эту проблему? Есть разные общежития - есть квартирного типа, есть коридорного типа.

Михаил Борщуков: Хотелось бы тут и заметить, что, сколько общаемся с Сергеем по городу, мы не видели, чтобы инвестор делал что-то хорошее. Это почти всегда нарушение - это отключение воды, полностью отрезают тепло. Будет ли оно, никто не знает.

Татьяна Валович: Намеренно создается ситуация, чтобы люди...

Михаил Борщуков: Да, дело идет на выживание.

Татьяна Валович: А какие-то проводить совещания, чтобы объясняли людям, что им ждать. Откуда вы получаете информацию? Существует дирекция по содержанию общежитий. Что это такое? Чем оно занимается?

Михаил Борщуков: Дирекция по содержанию общежития - это такая структура, куда должны были бы передаваться из частного владения здания общежития. Многие предприятия сделали это в свое время, которые не были так заинтересованы сильно в прибыли. Например, еще в 1996 году должны были передать в город общежития наши. Никто этим не занимался. Кризис, банкротство. До 2000 года мы находимся в реестре на передачу городу. Несмотря на это, конкурсный управляющий берет и продает. Почему город не затребует? Инсценируются суды. У многих общежитий такое. КУГИ выходит в суд с иском, который не несет ничего полезного для народа, но все равно - вернуть в город. Первый суд КУГИ проигрывает, второй суд КУГИ проигрывает, а в третий суд специально пропускаются сроки и они не идут. Тем самым, это является красным флажком для новых владельцев.

Татьяна Валович: Они прикрываются решениями этих судов.

Михаил Борщуков: Да, но и не только они, вплоть до губернатора города прикрываются этим.

Татьяна Валович: К нам дозвонился слушатель. Мы слушаем вас.

Слушатель: У меня такое интересное наблюдение есть. Символ "Единой России" есть медведь. Но каждый медведь имеет берлогу, он в ней проживает. Лишив каждого из нас проживать в личном жилье, я имею в виду общероссийскую проблему, я думаю, что это первичная тенденция к развалу этой страны. Потому что родина начинается с твоего дома. А если его нет, то медведя-шатуна уничтожают. Значит, следует понимать, что данная партия уничтожает народ или как?

Татьяна Валович: Вот такое мнение нашего слушателя. Все хотят свести к политической окраске, хотя, конечно, медведь-шатун - это страшная сила. В Петербурге 100 тысяч проживает в общежитиях или больше?

Михаил Борщуков: Думаю, что на данный момент она больше.

Татьяна Валович: Вы проводили в конце июня митинг, правда, почему-то российское телевидение сказало, что он был не санкционирован. На этом митинге к вам власть вышла, сказала что-то?

Михаил Борщуков: Это был наш второй митинг. Мы второй митинг провели. Он состоялся у Смольного. Вышло более 500 человек. Средства массовой информации озвучили 100-150. Зачем уменьшается цифра, мы не можем этого понять.

Татьяна Валович: Чтобы не представлять, что эта такая большая социальная проблема.

Михаил Борщуков: Да, да. Но на социальную проблему нельзя глаза закрыть, потому что дело в том, что всероссийский митинг тоже может состояться. Если мы выйдем не в 500 человек, вряд ли средства массовой информации сможет уменьшить цифру с 2-3 тысяч человек и сказать, что было 300. Люди тоже не слепые. В действительности мы этими митингами хотим, чтобы к нам вышло правительство, хотя бы представитель Валентины Ивановны, и нормально нас выслушал, хотя бы принял. У нас есть обращение, Сергей вам потом его покажет, к Валентине Ивановне, которое мы после митинга передали туда. Нам пришел ответ. Ответом таким довольным нельзя быть.

Татьяна Валович: Очередная отписка?

Михаил Борщуков: Да, очередная отписка. Что касается политики, я еще раз повторюсь, политика нас не интересует. Были представители некоторых объединений на этом митинге. Мы были против их прихода. Но, несмотря на это, в некоторых средствах массовой информации появились материалы, что якобы это они нас организовали, они нас вывели. Нет, такого не было. Мы это признаем сразу и заявляем. У нас направлено опровержение в эти газеты, вплоть до общественного объединения, которое взяло якобы на себя это руководство. Мы простой народ. Мы представляем народ рабочий, рабочий класс, который получается еще и благодаря старому закону нормально свой угол сберечь, а теперь еще благодаря новому жилищному закону, который вообще кощунственный.

Татьяна Валович: Кстати, с введением нового Жилищного кодекса, насколько ваше положение ухудшилось?

Михаил Борщуков: Это будет ухудшаться с каждым разом. Если не будут введены поправки, касающиеся именно части общежитий, это считайте, что армия бомжей останется в России.

Татьяна Валович: Разве имеет закон обратную силу? Ведь селились в 70-е - 90-е годы люди, когда действовал старый кодекс. Теперь получается, что нужно все пересмотреть?

Михаил Борщуков: Получается, что люди прожили и никаких прав не имеет. Даже по тому старому закону людей выкидывали на улицу. А если взять новый закон, к нему подойти более грамотно и конкретно, то в действительности люди могут оставаться на улице.

Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя. Вы в эфире.

Слушатель: У меня конкретное предложение к Михаилу. Пожалуйста, ради бога объединяйтесь с левой оппозицией, не уподобляйтесь продажного Шмакову, иначе власть в очередной раз вас использует при выборах и выбросит на обочину. Обязательно объединяться.

Татьяна Валович: Вы считаете, что левая оппозиция так не сможет использовать во время выборов, а потом ничего не сделать?

Слушатель: Нет, конечно. Надо обязательно действовать совместно, друг другу помогать и поддерживать. Только так мы сможем что-то сделать.

Татьяна Валович: Михаил, как вы считаете, действительно, накануне всяких выборов начинается перетягивание разными политическими партиями одеяла на себя: мы решим ваши проблемы, только поддержите нас. А потом конкретно что?

Михаил Борщуков: Еще раз повторюсь. Неоднократно к нам обращались, нас пытались к себе затянуть, взять под крыло, как говориться, но мы знаем все, чем это может закончиться. Нам этого не надо. Нам не надо, чтобы политическая партия еще раз воспользовалась доверием людей, а потом их опять бросила. Не верим мы в этом. Во всяком случае, я говорю только за те общежития, которые я рядом с нами.

Татьяна Валович: В чем же будет заключаться ваша работа? 3 года назад, как раз после происшествия на улице Полярников, где в общежитии рухнула стена, в этой же студии мы беседовали с представителями общественной организации "Координационный центр общежития". Ваша нынешняя организация это не правопреемница? Вы с ними как-то контактируете?

Михаил Борщуков: Нет, абсолютно.

Татьяна Валович: Их деятельность как-то свелась на нет, хотя они тоже сначала были так воинственно настроены. Что будете делать? Какие шаги предпринимать?

Михаил Борщуков: Я так думаю, что просто у этих людей руки опустились, потому что стучаться в закрытую дверь, которую действительно открыть невозможно, но мы продолжим. Мы будем обращаться. У нас никаких политических, коммерческих основ нет.

Татьяна Валович: Как заставить сесть за стол переговоров?

Михаил Борщуков: Митингами, письмами, обращениями. Это не означает, что люди должны сидеть и, открыв рот, ждать, что координационный совет решит все их проблемы. Нет. Люди отдельно в своем общежитии должны создавать (да уже и созданы во многих общежитиях) домовые комитеты, рабочие группы, которые будут общаться с юристами, адвокатами. У каждого общежития своя история.

Татьяна Валович: Есть свои нюансы, которые нужно рассматривать.

Михаил Борщуков: Да. Мы не юристы. Работать надо юристам, надо смотреть документы и судиться, хоть в действительности это власти должны делать. А граждане за свой счет хотят вернуть здания - придется судиться самим. Но возникает вопрос - с кем судиться? Власть направляет в суды судиться, решать там проблемы. Власть с себя обязанность полностью сняла. Есть инвестор, вот пусть он с вами и разговаривает. Так милицию люди вызывают на их бесправные действия, а милиция отвечает - у вас есть собственник, вы сами и разбирайтесь. Мало того, что прокуратура не работает, еще и милиция на прежнем уровне себя ведет.

Татьяна Валович: Нет политической воли. Если бы на городском уровне было принято решение определенным образом принимать сторону жильцов, отстаивать какие-то их права, суды по-другому бы стали реагировать?

Михаил Борщуков: Конечно, конечно. Они видят, что поддержки нет.

Татьяна Валович: У нас есть звонки от слушателя. Вы в эфире.

Слушатель: У меня давно обливается сердце кровью, видя как живут несчастные люди. Сейчас в "Новой газете" появилась новая статья о том, как отдыхают чиновники. Пуская Борщуков прочитает, тогда он не будет говорить, что "мы вне политики". У нас нет политики, у нас есть жизнь. Вы можете стучаться сколько угодно к чиновникам, тем более в нашем городе, где нет правосудия.

Господин Устинов в 2002 году сказал, что "80 процентов чиновников криминализированы, из них половину надо сажать, а половину увольнять. Но мы делать это не будем, так как развалиться государство". А выбрасывать людей, которые строили этот город, это не развал государства. Я живу в отдельной квартире. Поэтому мне еще больнее, что люди живут в общежитиях. Поэтому не надо говорить, что вы вне политики. У нас есть борьба за жизнь. Мы выживаем в то время, когда власть жирует. Сам Устинов получил квартиру за 500 миллионов долларов.

Татьяна Валович: Мы не будем это обсуждать. Мы не знаем точных данных. У нас есть еще звонок от слушателя. Вы в эфире.

Слушатель: Хочу сказать, что без политической борьбы вот этого координационного совета, как от козла молока. Вот так.

Татьяна Валович: Михаил, как часто общежития используются криминальными элементами? Ведь там прописывают до 10 человек в комнату. Есть ли какой-то совет общежитий, комендант? Как-то это контролируется, или это все отдано на откуп собственникам?

Михаил Борщуков: Это собственник ставит коменданта, собственник решает вопросы, кого прописывать, кого выписывать. Во многих общежитиях этажами проживают выходцы из других регионов.

Татьяна Валович: Не имеющие отношения к предприятию?

Михаил Борщуков: Да, никакого отношения к предприятию не имеют. Специально выгоняют людей. Взять печально известно общежитие на улице Демьяна Бедного. Ночью взламывают двери (это мы из газет знаем, из общения с этими людьми), требуют деньги за проживание, выкидывают. Так получилось, что один раз ребенка с коляской в пролет спустили. Ну и что милиция? Ничего.

Татьяна Валович: Как тогда контролировать, какое количество людей прописано на данной жилой площади? Как регистрируются тогда люди там?

Михаил Борщуков: Этот вопрос, наверное, не к нам, а к паспортно-визовым службам и к самим владельцам. Дело вот в чем. Такого плачевного жилищного фонда как общежития очень мало. Да, мы согласны, инвестора нужны, но инвестора нужны тем ветхим зданиям, которым требуется капитальный ремонт, которым требуется снос. Мы можем привести массу общежитий, где нормальные квартирного типа дома. Зачем нам нужен инвестор?

Татьяна Валович: Они в нормальном состоянии, их просто нужно было передать на баланс городу?

Михаил Борщуков: Да, отдать народу. Люди надеялись, что отдадут городу, город передаст общежития в жилой фонд, и люди станут собственниками. Благодаря новому закону, ордеров нет. Значит, люди и тут потеряли конституционное право на бесплатную приватизацию.

Татьяна Валович: Если до 2007 года это не произойдет.

Михаил Борщуков: Ордера до 1 марта 2005 года выдавались. Люди потеряли конституционное право на бесплатную приватизацию. Да, я согласен, если оно ветхое, если в аварийном состоянии, есть такие.

Татьяна Валович: Нужно переселять, нужно новое здание.

Михаил Борщуков: Да, этому зданию действительно нужен инвестор. А тут просто передать и все. Отдавайте людям. А все делается против нас. Наше здание арестовано. На 15 сентября назначены слушания. Владельцы начинают ставить контрольно-пропускной пункт, мотивируя тем, что это делается нам лучше. Вместо того, чтобы что-то отремонтировать, они решили сделать КПП.

Татьяна Валович: В ваше же жилище.

Михаил Борщуков: Это просто гетто. Вход по паспортам только до 23 часов гости - ни курить, ни пить в коридорах, ключи от квартир сдавать на вахту. Это как понимать?

Татьяна Валович: В любой момент к вам могут прийти с обыском, с досмотром.

Михаил Борщуков: Когда говоришь, что это такое, да это просто мы положение об общежития списали. Это подходит под гостиницу, согласен, это подходит под общежитие студенческое, но никак не квартирного типа, где живут люди, которым под 50 лет.

Татьяна Валович: Насколько идут собственники на какой-то диалог с вами? Готовы ли они обсуждать? Понимают ли, что эту проблему все равно как-то придется решать?

Михаил Борщуков: Собственники на диалог идут в очень редких случаях. В основном разговор идет так: чемодан и вокзал. Откуда приехали, туда и уезжайте. Я не говорю только за свое общежитие. Я говорю за все общаги, которые есть. Извините, за грубое слово. Но этого слова вообще не должно быть. Можно искоренить, если власти возьмутся за это.

Татьяна Валович: Многие уже вышли на пенсию. Куда уезжать им?

Михаил Борщуков: Сложный вопрос. Так людям и уезжать некуда. Откуда они приехали, там уже ничего нет.

Татьяна Валович: Куда обращаться, если люди, проживающие в общежитии, захотят присоединиться к вам? Основное требование на сегодняшний день?

Михаил Борщуков: Если люди захотят к нам присоединиться, мы оставим через редакцию свои телефоны, сайты. А обращение будет очень простым - мы обратимся к губернатору нашего города с очередной просьбой, только в данный момент уже в эфире. Валентина Ивановна, неужели такая армия бомжей вам нужна? Вы хороший хозяин города, привлекаете столько инвестиций в город, делаете очень много для города. Не надо забывать о простых гражданах. Нет у многих людей такой возможности за свой счет решать такие проблемы, которые, кстати, создали чиновники.

XS
SM
MD
LG