Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Реформа системы государственной регистрации прав на недвижимое имущество


Программу ведет Ольга Писпанен. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гость студии - заместитель руководителя Главного управления Федеральной регистрационной службы по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Татьяна Герасименко.

Ольга Писпанен: В связи с реформой системы государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, а также вступления в силу пакета жилищных законов у многих россиян возникли сложности с приватизацией квартир. У Главного управления Федеральной регистрационной службы по Петербургу и Ленинградской области выросли огромные очереди. Дело иногда доходило и до драк.

Татьяна Вольтская: Проблемы, связанные с реформой, видны сразу. Для граждан это изменившиеся сроки регистрации и очереди при подаче документов. Для самого регистрирующего органа это увольнение работников, нехватка площадей в связи с расширением функций и увеличение объема работы из-за принятия пакета жилищных законов. Многие работники уволились потому, что их зарплаты уменьшились. А очереди и драки возникли не только потому, что людей было некому обслуживать, но и из-за мошенников, умело организовавших фиктивные очереди, продавая места в них за 3-5 тысяч рублей.

Люди срочно стали приватизировать квартиры, теперь установлен пресекательный срок по заключению договора безвозмездной приватизации - 1 января 2007 года. На момент принятия нового Жилищного кодекса в Петербурге было приватизировано 55 процентов государственного жилого фонда. За оставшиеся два года предстоит приватизировать все остальное. Главный государственный регистратор Петербурга и Ленобласти Галина Волчецкая считает, что этот срок можно было бы отодвинуть или отменить, но первый заместитель председателя Комитета по управлению государственным имуществом Петербурга Алексей Чечканов считает, что дело не в этом.

Алексей Чечканов: Думаю, что с приватизацией как раз больших проблем не должно быть - все-таки законодатель дал почти два года на то, чтобы закончить приватизацию. Дело не в регистрации прав на эту квартиру, а в регистрации договора, который подписывает администрация района и гражданин. Зарегистрировать свои права можно и в 2010 году, если гражданин, который приватизировал квартиру, не собирается оттуда выезжать, ее менять, продавать. Для того, чтобы в ней жить, нет необходимости регистрировать свои права, то есть свидетельство получать. Вот сейчас многие из тех, кто имеет право на приватизацию, они живут без каких бы то ни было зарегистрированных прав на эту квартиру. Их никто не выселяет, потому что у них есть права по договору социального найма.

Татьяна Вольтская: Как же все-таки улучшить ситуацию?

Алексей Чечканов: Если бы работникам Росрегистрации разрешили за плату осуществлять услуги по ускоренной регистрации, как это было до 1 января 2005 года, можно было бы и штат увеличить, и деньги нормальные платить. И это тоже возможно, это всего лишь изменение налогового кодекса и закона о регистрации.

Татьяна Вольтская: А пока решено передать Росрегистрации новые помещения, открыть новые площадки для приема документов в Петербурге и в Ленинградской области.

Ольга Писпанен: И сегодня мы беседуем об этой теме с заместителем руководителя Главного управления Федеральной регистрационной службы по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Татьяной Герасименко.

Татьяна, первый вопрос, который возникает, - к чему нужна была эта реформа? Почему начали реформировать, если в принципе все уже было устоявшееся, все понятное, не было очередей уже практически?

Татьяна Герасименко: Учитывая, что изначально государственная регистрация регулируется федеральным законом, то необходимость этой реформы была вызвана тем, чтобы создать единое правовое пространство, единое информационное пространство на территории Российской Федерации, чтобы обеспечить единую правоприменительную практику в государственной регистрации. Целью реформы было именно это.

Ольга Писпанен: Получается, что реформировали, но начали вылезать какие-то недоработки, с которыми нужно теперь уже справляться именно на местах.

Татьяна Герасименко: Я не думаю, что это недоработки. Я думаю, что это скорее всего, учитывая масштабы проведенной реформы, возникали временные трудности, которые естественны при проведении любой реформы.

Ольга Писпанен: А откуда тогда такая истерия, почему такие бешеные очереди выстроились у дверей бюро регистрации?

Татьяна Герасименко: Совершенно очевидно, как сказал Алексей Борисович, что это вызвано приватизацией и установленным пресекательным сроком. К сожалению, несмотря на всю проводимую со средствами массовой информации работу о том, что основная задача - это заключить договор о приватизации до 1 января 2007 года, а с точки зрения обращения за государственной регистрацией это можно будет сделать и позднее, не все граждане это осознают.

Ольга Писпанен: Хорошо, давайте тогда коротко объясним, что значит - заключить договор регистрации? Чтобы люди поняли, что им до 2007 году нужно успеть сделать.

Татьяна Герасименко: Это означает, что до 1 января 2007 года гражданин, занимающий жилое помещение на условиях социального найма, то есть проживающий в нем, должен заключить договор приватизации с администрацией соответствующего района либо жилищным комитетом администрации Санкт-Петербурга, просто подписать его. А регистрация может уже осуществляться позднее, то есть после 1 января 2007 года.

Ольга Писпанен: То есть не нужно обращаться к вам даже.

Татьяна Герасименко: Совершенно верно. Для заключения договора о приватизации предварительное обращение к нам не нужно. То есть люди обращаются в администрацию районов, заключается договор о приватизации - и уже потом происходит момент регистрации, которые, в принципе, может произойти и в 2010 году. Поскольку договор приватизации, по законодательству, считается заключенным с момента его подписания, соответственно, если в Главное управление обратятся за регистрацией после 1 января 2007 года по договору, который был заключен до 1 января 2007 года, это не будет являться основанием для отказа в государственной регистрации.

Ольга Писпанен: То есть получается, что из-за того, что люди не понимают, им не разъяснили, что это все так просто, не так страшно - этот пресекательный срок, поэтому такие жуткие очереди сейчас в Главном управлении.

Татьяна Герасименко: Я думаю, дело не в том, что им не разъяснили. И разъясняли, и были публикации, и были эфиры, и были прямые линии.

Ольга Писпанен: А в том, что не верят.

Татьяна Герасименко: А в том, что этот срок стоит, действительно как пресекательный он обозначен, и все, с этого момента заканчивается приватизация. А учитывая, что последним этапом приватизации должна быть регистрация прав собственности на основании договора приватизации, соответственно, отсюда эта очередь.

Ольга Писпанен: К нам дозвонились слушатели. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Закон о введении в действие Жилищного кодекса в 20-ой статье говорит о том, что малоимущие граждане обязаны вернуть собственность приватизированную, то есть деприватизировать ее. Если, например, не деприватизируют, что с этим человеком будет, какие санкции к нему будут применены?

Татьяна Герасименко: В общем, это не обязанность - деприватизация - это право гражданина. Поэтому если вы не деприватизируете квартиру, то, соответственно, у вас эта квартира и только эта останется в собственности. И дальше уже - не как санкции, а как последствия - вы теряете право на постановку на учет и так далее.

Ольга Писпанен: Татьяна, сейчас, после реформы, изменились ли тарифы на те услуги, которые вы оказываете?

Татьяна Герасименко: Сейчас это называется не тарифами, а это называется государственной пошлиной. Да, она несколько изменилась по отношению к тому, что было до 1 января 2005 года в Санкт-Петербурге. Но нужно учитывать, что, в принципе, раньше распорядительными актами субъектов устанавливалась плата на территории субъектов по-разному совершенно, а сейчас это единая форма и единый размер государственной пошлины.

Ольга Писпанен: А вас это устраивает?

Татьяна Герасименко: Эта государственная пошлина поступает в государственный бюджет, поэтому говорить о том, устраивает она нас или не устраивает, сложно.

Ольга Писпанен: Было несколько публикаций о том, что в связи с этой реформой вы понесли значительные - именно так отмечалось - кадровые потери, после превращения в федеральную структуру. Это так или не так? И во-вторых, за счет чего вы их восполняете? Вы набрали новых людей или просто сократили штат?

Татьяна Герасименко: Потери кадров действительно были в начале года. Во-первых, некоторые просто не хотели переходить в федеральную структуру, в федеральную службу, это было их собственное решение. Естественно, увольнения были по собственному желанию. Мы набираем, естественно, новых людей, сокращения штатов нет, потери кадровые восполняются достаточно неплохими темпами. И хочется отметить, что те специалисты даже, кто от нас ушел, не желая переходить в федеральную структуру, возвращаются сейчас обратно.

Ольга Писпанен: Давайте послушаем еще звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Такой вопрос у меня. Мать умерла, имеет ли право дочь приватизировать квартиру сейчас? И если это не будет возможно, что ее ожидает в дальнейшем? И вообще, какая перспектива у тех, кто по всяким причинам не приватизировал свою квартиру, будут ли их выселять, какая угроза существует? Люди очень боятся.

Татьяна Герасименко: Сначала отвечаю на конкретный вопрос. Если квартира ранее не была приватизирована, и дочь была прописана вместе с матерью в этой квартире, естественно, она имеет право на приватизацию на свое имя. Что касается вопроса о последствиях неприватизации, то с момента заключения договора приватизации и с момента регистрации права вы становитесь собственником квартиры и можете ею распоряжаться - дарить, продавать, отчуждать, передавать, завещать и так далее. В том случае, если вы не приватизируете квартиру, а следовательно, не становитесь собственником этой квартиры, вы лишаетесь права распоряжения, поскольку квартира остается в государственной собственности, у нее собственник - государство.

Ольга Писпанен: Татьяна, удастся ли в результате проводимой реформы избавиться от самой главной проблемы для нас, простых обывателей, которые приходят к вам, - от этих жутких, просто немыслимых очередей?

Татьяна Герасименко: Безусловно, и у меня даже в этом нет никаких сомнений. На сегодняшний день все меры направлены именно на то, чтобы житель Санкт-Петербурга мог прийти и реализовать свои права в части государственной регистрации или в предоставлении информации. Но основные мероприятия, которые для этого делаются, чему вчера, в том числе, была посвящена пресс-конференция, - это открытие дополнительных площадок. Одна из таких площадок уже работает, и планируется в самое ближайшее время открыть еще две площадки, а потом дальше уже.

Ольга Писпанен: То есть все эти площадки будут выполнять те же самые функции, что и головной офис, да?

Татьяна Герасименко: Не совсем.

Ольга Писпанен: Просто самое страшное, что в России обычно бывает, что в одной части города вы берете одну бумажку, везете ее в другую часть города, когда вот так вот разбрасывают по площадкам одно управление.

Татьяна Герасименко: Нет, эти площадки будут работать исключительно на прием и на выдачу документов, то есть в зависимости от того, куда вам удобно ехать. При этом площадки будут в разных районах города, вы туда приезжаете и подаете свои документы, независимо от того, что вы принесли, какой вам документ нужен и так далее. Это купля-продажа, это обмен, это объекты жилого фонда, объекты нежилого фонда, земельные участки и так далее.

Что касается группы мошенников, которые продавали места в очередях в наше управление, то, действительно, имело место быть такое, были по этому поводу публикации. На сегодняшний день таких списков не ведется.

Ольга Писпанен: Но места продаются в очереди? Честно говоря, мне не верится, что вообще в принципе это можно искоренить в России. Я сам, отстояв несколько часов в очереди еще в прошлом году в ваше управление, узнала, что можно купить не так уж задорого местечко поближе. И очень многие, естественно, этим пользуются. Как вы думаете, возможно ли это вообще искоренить?

Татьяна Герасименко: Ну, возможно это искоренить или нет - это вопрос исторический.

Ольга Писпанен: Можно же ввести какую-то систему талонов, которые выдаются тебе именно на твое имя с твоим местом, временем прихода к консультанту или регистратору, именно с тем адресом, по которому ты работаешь.

Татьяна Герасименко: Система талонов у нас существовала, это была вынужденная мера на тот момент, был апрель месяц. Скажем так, после введения талонной системы, наоборот, были обращения граждан, в том числе письменные, чтобы талонную систему убрать и восстановить живую очередь, что и было сделано уже в июне месяце.

Ольга Писпанен: А что в ней не работало, в этой системе?

Татьяна Герасименко: Граждане не желали получать, скажем так, свои талончики на какие-то дальние числа.

Ольга Писпанен: То есть человек просто приходит, надеясь на русский авось, и думает: а вдруг мне повезет, и я не послезавтра, а завтра сделаю все, отстою еще целый день в живой очереди и успею.

Татьяна Герасименко: Во-первых, это. Во-вторых, гражданам приходилось стоять в очереди за этими талончиками, то есть нужно было прийти в службу, получить талончик, но не получить результата.

Ольга Писпанен: Но зато вы точно знаете, что послезавтра в три часа вы придете, к примеру, и получите документы или сдадите их, а не будете целый день стоять в очереди и надеяться, что может быть, сегодня успеете.

Татьяна Герасименко: А жителям нашего города это не понравилось, им захотелось восстановить живую очередь. Плюс еще, почему талонная система не совсем себя оправдала, по той простой причине, что на рынке есть недобросовестные посредники, которые, не запланировав четко дату проведения сделки, набирали эти талончики впрок. Об этом тоже были публикации, об этом были сообщения и в Интернет, причем мы это не скрывали. Но зато сейчас у нас в отделе приема и выдачи документов существуют специалисты, которые работают напрямую с правообладателями, то есть открыты окна для приема документов непосредственно от правообладателя, и есть, например, прием документов для льготной категории граждан.

Ольга Писпанен: У нас есть еще звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Ваша гостья сказала, что право собственности возникает с момента подписания, заключения договора. И после этого она указала, что это право возникает с момента регистрации. Прошу пояснить, когда же оно возникает? Что касается талончиков, которые отменили по требованию общественности, я в то время сам не жил, но помню по учебникам, что было время, когда общественность требовала кое-кого расстрелять как бешеных псов. Это все нормально, это по-нашему. Поэтому не всегда надо слушать народ, который за вот этими товарищами идет.

И последнее, когда вы говорите о том, что талончики отменили, потому что неловко как-то ждать и получать талончик вместо решения, и решили живую очередь восстановить, - вы знаете, это просто для тех, кто с головой не дружит. Вы просто вывеску на своем доме поменяли, сейчас называетесь государственным или, наоборот, муниципальным предприятием каким-то, а дело стало еще хуже. Для того, чтобы воровства и взяточничества не было, талончик уже не купишь, это все зарегистрировано, а место в очереди покупается. И почему тот народ, который от вас сначала ушел по причине снижений зарплаты, а потом вернулся назад - а потому что это место доходное: если тебя поставили в очередь через полгода, на рассмотрение, а ты через знакомого получаешь возможность через месяц это рассмотрение организовать, то платишь в 6 раз больше. И эти деньги как раз вращаются между теми товарищами, которые все это делают. Это закон природы, простите, пожалуйста.

Татьяна Герасименко: Каждый человек имеет право на свое мнение. Во-первых, по поводу нормального вопроса - по поводу возникновения права собственности. Я сказала, и я не оговорилась, что право собственности возникает с момента регистрации, а договор считается заключенным с момента его подписания. То есть в тех случаях, когда договор считается заключенным с момента его подписания, это дает право на обращение независимо от пресекательного срока в регистрирующий орган уже за регистрацией перехода права собственности от государства к гражданину.

Что касается того, что мы не должны слушать людей, здесь я не могу согласиться, потому что федеральная служба создана для того, чтобы работать на благо населения нашего города, как мы это привыкли делать. Поэтому не слушать, не читать эти заявления, игнорировать их мы, естественно, не могли. Что касается возможности или невозможности продажи талончиков, вы понимаете, речь шла не о продаже талончиков, что их было сложно или легко купить, а речь шла именно о том, что посредники на рынке недвижимости, которые представляют интересы правообладателей, которым правообладатели доверяют заключение сделок, они набирали эти талончики впрок, и тем самым появлялся отложенный спрос реальных правообладателей, которые желали зарегистрировать свое право с уже готовыми, заключенными сделками.

И последнее, о чем хотелось бы по этому вопросу сказать, по поводу людей, которые возвращаются, - тоже не соглашусь. Если иметь тот подход, который был, о котором сказал слушатель, что люди ищут для себя определенную выгоду, категорически не согласна, потому что такие люди никуда бы не ушли, если бы был дополнительный источник дохода. Люди возвращаются по той причине, что на сегодняшний день заработная плата сотрудников Федеральной регистрационной службы в значительной степени отличается от той, которая была в январе.

Ольга Писпанен: У нас есть звонок слушателя. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Владимир Николаевич, Петербург. Какое-то время назад я получил талончик со сроком исполнения 6 сентября. Что в связи с изменившимися обстоятельствами с этим талоном делать? Он действует или нужно стоять в живой очереди?

Татьяна Герасименко: 6 сентября в указанное в талончике время вы можете прийти в управление, обратиться в 4-ый зал отдела приема и выдачи - и там есть окна, которые работают на прием документов по ранее выданным талонам.

Ольга Писпанен: Еще, конечно же, в свете недавних событий всех очень волнует вопрос наследования. Если возникают какие-то спорные ситуации, решить их в компетенции вашего управления или нужно обращаться в суды?

Татьяна Герасименко: В спорных ситуациях при наследовании решения принимают, естественно, судебные инстанции. Это не наше. Мы работаем с уже оформленными документами, то есть к нам обращается наследник с документом о праве на наследство. А все спорные вопросы решаются в судебном порядке.

Ольга Писпанен: Почему такие большие сроки регистрации? И будет ли введена ускоренная регистрация за отдельную плату? Ведь кто-то не торопится, а кому-то, действительно, это важнее жизни, например. Почему нельзя сделать такую услугу?

Татьяна Герасименко: Эту услугу сделать нельзя, потому что введение такой услуги потребует изменений федерального законодательства, прежде всего налогового кодекса, закона о регистрации. Общий срок регистрации установлен в 30 дней. Исключения сделаны, есть сокращенные сроки на территории Санкт-Петербурга в отношении наиболее горячих сделок - это договоры об ипотеке, это прекращение ипотеки, это купля-продажа, мена, дарение жилых помещений - срок регистрации установлен в 10 дней.

Ольга Писпанен: А ответственен ли регистратор за какие-то свои ошибки, если они будут допущены?

Татьяна Герасименко: Да, безусловно, 31-ая статья федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" предусматривает ответственность за нарушения, совершенные регистратором. Регистратор несет ответственность за достоверное предоставление информации, за четкость и правильность оформления документов.

Ольга Писпанен: Существует ли некая консультация в управлении по вопросам сделок, например? Если человек действует без посредников, он не подкован во всех этих вопросах, может ли он прийти к вам в управление и проконсультироваться?

Татьяна Герасименко: Вся компетенция регистрирующего органа четко определена федеральным законом о регистрации. Консультационных услуг не оказывает служба. Единственное, если гражданин, подавая документы, получает приостановление либо отказ в регистрации, он может обратиться на прием к должностному лицу, которые у нас проводятся еженедельно, и там уже в непосредственной беседе решить вопросы по ранее сданным документам и уже полученному уведомлению.

Ольга Писпанен: А если возникают какие-то вопросы у людей, как к вам можно обратиться? Я знаю, что у вас есть сайт, на котором достаточно оперативно вы можете отвечать на возникшие вопросы.

Татьяна Герасименко: У нас есть сайт, безусловно, где работает рубрика "Вопросы и ответы", и я думаю, что по названию нашего учреждения его можно найти.

Ольга Писпанен: Давайте еще послушаем дозвонившегося. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я живу в доме ЖСК, у меня справка ЖСК о выплате пая, зарегистрированная в Управлении приватизации жилищного фонда в марте 1992 года. Нужно мне что-нибудь делать?

Татьяна Герасименко: Если у вас есть справка ЖСК, она должна была быть зарегистрирована проектно-инвентаризационным бюро в 1992 году. Если у вас на обороте этой справки ЖСК стоит штамп о том, что произведена регистрация права частной собственности, есть оттиск печати и подпись сотрудника проектно-инвентаризационного бюро 1992 года, то вам перерегистрация этих прав может быть произведена по вашему желанию. Обязанности у вас такой нет, а чтобы подтвердить то, что вы являетесь собственником, для вашего спокойствия вы можете, обратившись в управление и заказав выписку из Единого государственного реестра прав, которая подтвердит, что да, вы являетесь собственником именно этой квартиры.

Ольга Писпанен: Кстати, любой может заказать такую выписку?

Татьяна Герасименко: Да, любой может заказать такую выписку. Единственная разница в том, что когда заказывает непосредственно правообладатель - дается выписка из реестра со всеми данными, а когда заказывает третье лицо выписку - дается без паспортных данных.

Ольга Писпанен: То есть просто владелец.

Татьяна Герасименко: Да, фамилия, имя и отчество.

Ольга Писпанен: Большое спасибо.

XS
SM
MD
LG