Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Закон об опеке и попечительстве: опять получается консервная банка


Женя Снежкина

Специально для сайта

Многие российские некоммерческие организации, занимающиеся защитой прав детей, едва ли не с замиранием сердца ждут окончания парламентских каникул. Ожидается, что во время осенней сессии депутаты рассмотрят и примут в первом чтении законопроект «Об опеке и попечительстве», подготовленный Комитетом по делам женщин, семьи и детей. Законопроект призван упорядочить деятельность комитетов по опеке и попечительству: на сегодняшний день комитеты находятся в подчинении у органов местного самоуправления, а проект предполагает переподчинить их Министерству образования, встроив их тем самым в федеральную вертикаль. Также в законопроекте определены права и обязанности органов опеки и попечительства, правовой статус опекунов и попечителей, упорядочены процедуры установления и прекращения опеки и попечительства. Один из плюсов текста – разработчики законопроекта предложили упростить порядок назначения опеки в случаях необходимости немедленного назначения опекуна или попечителя (предварительная опека). Кроме того, в проекте закона содержится норма, предоставляющая преимущественное право близких родственников стать опекунами. Документ также предусматривает значительное расширение штатов органов опеки.

Однако, как и прежде, основной организацией, решающей судьбы детей, остается комитет по опеке и попечительству. И более всего претензий у специалистов, занимающихся вопросами опеки и попечительства, вызывает именно то, что в законе не заложены механизмы взаимодействия органов опеки с внешним миром. Комитеты как были консервной банкой, которая открывалась только в одну сторону – детдом, так и останутся ею.

«Да будь в этом комитете хоть сто теток, все равно они будут заниматься перекладыванием бумажек с места на место, - говорит президент фонда «Нет алкоголизму и наркомании Олег Зыков. – До тех пор, пока в законе не будет содержаться механизм формирования социального заказа органами опеки, и механизм взаимодействия этих органов с гражданскими структурами, которые заинтересованы в судьбе каждого конкретного ребенка, ситуация не изменится. Ведомственные структуры живут совершенно в другой логике и склонны к тому, чтобы соблюдать собственные интересы, а не выстраивать стратегии, ориентированные на сохранение биологической семьи ребенка, работы с патронатными семьями.

В законе нет этой идеи. Есть тупое увеличение функций органов опеки, а взять технологии защиты прав ребенка им будет неоткуда».

На сегодняшний день, пока федеральный закон об опеке не принят, деятельность органов опеки и попечительства регулируется региональными законами, и там, где гражданские структуры хорошо развиты, а модель формирования социального заказа государственными опробована, она дает хорошие результаты. Например, в Перми, где существует отделение Фонда, успешно действуют программы сохранения биологической семьи и работы с патронатными семьями, программы профилактики беспризорности, ведется работа по профилактике наркомании и алкоголизма среди подростков. Довольны как местные комитеты образования и комитеты по опеке, так и сами сотрудники некоммерческих организаций: первые сохраняют за собой функцию контроля, вторые занимаются развитием социальных технологий, а главное, что от этого выигрывают не ведомства, а дети.

С принятием федерального закона ситуация может измениться и некоммерческие организации не смогут прелагать свои услуги государственным структурам. «Принятие законов в таком виде сделает невозможным создание профессиональных местных служб по устройству детей в семью, ликвидирует гибкие формы устройства детей в семью (патронат, семейно-воспитательные группы), устранит ответственность органов опеки и попечительства за осуществление профилактической работы с кризисной семьей. А за счет введения дополнительных требований и условий по приему ребенка в семью - резко уменьшит заинтересованность граждан в судьбе детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», - сказала в интервью Агентству социальной информации директор детского дома N19 "Наша семья" Мария Терновская.

Представители некоммерческих организаций не теряют надежды на то, что законопроект можно будет доработать: по словам Олега Зыкова при президентском совете по правам человека создана рабочая группа по формированию предложений, направленных на улучшение законопроекта. В группу вошла президент совета Элла Памфилова, Олег Зыков, директор фонда «Право Ребенка» Борис Альтшулер, президент ассоциации «Даун-Синдром» Сергей Колосков. Однако Зыков не стал отрицать, что депутатами будут предприняты попытки рассмотрения законопроекта без поправок представителей НКО.

Между тем в самих комитетах по опеке и попечительству, похоже, мало кто знает о готовящихся переменах. «Мы ничего такого не слышали, - говорит Мария Михайловна Сторина, сотрудник одного из московских комитетов. – Думаю, что если нас переведут под министерство, это не очень хорошо отразится на комитете, ведь нам сейчас город платит приличную зарплату, а министерским вроде как-то меньше платят».

*****

Из доклада председателя Комитета ГД по делам женщин, семьи и детей Екатерины Лаховой

"Численность россиян, нуждающихся в попечительстве и опеке, постоянно увеличивается. Сегодня их около 760 тыс., около 300 тыс. – дети, оставшиеся без попечения родителей. 30% из них находятся в интернатах и детских домах. На территории РФ насчитывается 3 тыс. учреждений, но практически в каждом из них существует очередь на устройство сирот. Около 5 тыс. детей-сирот (4% от общего числа) воспитываются приемными родителями. Больше всего в стране распространена форма опекунского воспитания. По этой модели воспитывается 45% детей. В то же время, согласно ст.124 Семейного кодекса РФ, приоритетной формой воспитания сирот в России является усыновление".

XS
SM
MD
LG