Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Готовы ли образовательные учреждения к 1 сентября?


Программу ведет Татьяна Канахина. В программе принимает участие Евгений Караман, заместитель министра образования Свердловской области.Татьяна Канахина: В Екатеринбурге разгар работы школьных базаров. А пока ребята выбирают школьные принадлежности, чиновники, милиция, санитарные врачи и пожарные инспектируют школы.

Сегодня мы и поговорим о готовности образовательных учреждений к 1 сентября.

В Екатеринбургской студии Радио Свобода - заместитель министра образования Свердловской области Евгений Вадимович Караман.

Доброе утро, Евгений Вадимович.

Евгений Караман: Доброе утро.

Татьяна Канахина: Приемка школ в самом разгаре. И я как журналист могу сказать, что с конца прошлой недели пытаюсь попасть на один из многочисленных рейдов по образовательным заведениям, но пока, увы, безуспешно. Меня как бы и не пригласили, но и не отказали. Наверное, комиссия никак не может определиться, что же журналистам показать, наверное, все настолько хорошо.

Вы наверняка как госслужащий очень высокого уровня уже что-то видели из объектов. Вот хотелось бы узнать ваши первые впечатления от тех школ, которые вы уже посмотрели.

Евгений Караман: Вы знаете, посещая школы, честно говоря, я и не ожидаю увидеть что-то сверхъестественное, потому что подготовка школ к новому учебному году идет так, как и в прошлые годы. Достаточно активно ведут себя руководители образовательных учреждений, естественно, учителя. И, может быть, некоторая новизна связана с тем, что в этом году все школы озадачены вопросом антитеррористической безопасности, противодиверсионной. И вот под этим знаменем сейчас идет подготовка школ к новому учебному году.

Татьяна Канахина: То есть из того, что вы посмотрели, нет «ах!» и нет «ох!»?

Евгений Караман: Конечно, ничего неожиданного... то ли к счастью, то ли к сожалению, не удается заметить.

Татьяна Канахина: А такое небольшое уточнение, вы смотрели школы в Екатеринбурге или в области?

Евгений Караман: И в Екатеринбурге, и в области.

Татьяна Канахина: А уровень примерно одинаковый или все-таки есть существенная разница между школами, скажем, на селе и городскими школами?

Евгений Караман: Есть, конечно, различия. И они не столько зависят от того, город это или село, сколько от бюджета конкретного муниципального образования. То есть в некоторых городах бывает так, что вопросы подготовки школ идут тяжело, а некоторые сельские территории неплохо выглядят.

Татьяна Канахина: А нашим слушателям мы предлагаем ответить на вопрос: считаете ли вы российские школы безопасными?

Российское правительство рапортует, что расходы на образование увеличиваются ежегодно. В частности, накануне правительство приняло федеральный бюджет на будущий год. Заявлено, что расходы на образование в 2006 году возрастут еще на 29 процентов. Евгений Вадимович, вот вы это ощущаете? Или это только заявления, а на деле эти деньги не доходят до регионов?

Евгений Караман: Безусловно, эти изменения ощущаются. Скажем, Свердловская область повышает заработную плату педагогам в этом году на 25 процентов. Вы цифру озвучили – более 30 процентов, ну, собственно говоря, все повышения, все улучшение финансирования, прежде всего, связано с неуклонным повышением заработной платы учителей. Она, к сожалению, маленькая, даже, я бы сказал, очень маленькая. И любое повышение, оно, конечно, идет на улучшение какой-то ситуации. Но, тем не менее, в сравнении с инфляционными процессами повышение заработной платы не так уж и здорово сказывается на качестве жизни учителей.

Татьяна Канахина: А сколько в этом году выделено денег из бюджета на подготовку школ в Свердловской области, есть какая-то цифра?

Евгений Караман: Да, есть цифра. Но опять же здесь есть вот какой нюанс. Специально на подготовку школ к новому учебному году деньги не выделяются вообще. Деньги выделяются на ремонт, на противопожарную сигнализацию, допустим, на какие-то другие мероприятия. Ну, можно условно сказать, что, да, поскольку все ремонты и все оборудование идет летом, то это связано с 1 сентября, с началом учебного года. Около 0,5 миллиарда рублей школьные образовательные учреждения Свердловской области, можно сказать, затрачивают на подготовку к новому учебному году. Это больше, чем в прошлом году, но меньше, чем хотелось бы.

Татьяна Канахина: А сколько было в прошлом году?

Евгений Караман: В прошлом году было около 300 миллионов.

Татьяна Канахина: Понятно, что школы все разные – есть сельские, есть городские, есть большие, есть маленькие, кирпичные, деревянные. Количество детей в них, соответственно, разное. Но есть, например, какая-то средняя цифра, сколько одна школа получает денег из этих 0,5 миллиарда рублей на подготовку к 1 сентября?

Евгений Караман: Опять же не хотелось бы называть какую-то среднюю температуру по госпиталю, потому что есть примеры, когда школа из года в год получает 400 тысяч рублей, 800 тысяч рублей для поддержания здания в нормальном состоянии. А есть школы, которые из года в год получают чисто символические суммы, чтобы чуть-чуть что-то подкрасить. Поэтому я бы не хотел даже среднюю цифру называть. Ну, скажем, средняя цифра – 50-100 тысяч рублей.

Татьяна Канахина: Вот деньги, которые выделяются школам, грубо говоря, на подготовку к 1 сентября, на что они в первую очередь идут, кроме как на краску, на строительные материалы, на что еще?

Евгений Караман: Здесь есть несколько позиций...

Татьяна Канахина: Есть какой-нибудь рейтинг приоритетов?

Евгений Караман: Да, я об этом и хочу как раз сказать. Всеми силами сейчас мы вместе с различными ведомствами пытаемся определить вот такой приоритет, как выполнение требований противопожарной безопасности. Это стоит, пожалуй, на первом месте. Известно, что началось это несколько лет назад, после известных трагедий в стране, когда погибли в пожаре дети. И вот сейчас всеми силами пытаемся обеспечить безопасные условия пребывания детей в образовательных учреждениях.

Что это означает. Во-первых, надо, чтобы пожар не возник. Возникают пожары, прежде всего, из-за неисправной электропроводки и так далее. То есть вот это очень затратное мероприятие – смена электропроводки, ремонт ее и так далее. Далее. Нужны средства пожаротушения – огнетушители. Нужны средства обнаружения пожара и оповещения людей о пожаре. Нужны безопасные способы эвакуации. То есть обычная для школ проблема – когда-то все обеспокоились своим имуществом и поставили решетки на окна, - а теперь нужно делать их распашными или убирать совсем. Вот это очень затратные мероприятия.

Ну и, естественно, для каждого директора школы очень важно к 1 сентября все-таки подремонтировать свое здание, потому что пожар то ли возникнет, то ли нет, а если крыша течет, то это, естественно, будет сказываться на условиях работы. Нужно, чтобы в школе было тепло, чтобы было сухо, чтобы работала канализация, чтобы была вода и так далее. То есть у каждого директора миллион проблем со своим зданием, и кроме пожарной безопасности.

Ну а сейчас возникли новые вопросы. То есть сейчас нужно, чтобы территория образовательного учреждения была огорожена – это вот антитеррор, чтобы были кнопки тревожной сигнализации, чтобы был обеспечен пропускной режим в школе. То есть еще добавилось проблем.

Татьяна Канахина: А кнопка тревожной сигнализации, которую вы упомянули, это сейчас обязательное условие для образовательного заведения или необходимое, рекомендуемое, но не обязательное?

Евгений Караман: Это крайне желательно. То есть нет такого нормативно-правового акта, который бы жестко предписывал, как стандарт, иметь такую кнопку. Но есть уже распоряжение правительства Свердловской области, что надо это сделать. Ну, в адрес глав муниципальных образований, органов местного самоуправления это, конечно, в качестве рекомендации прозвучало: «обеспечьте». Ну и возможности такие есть. Дело в том, что это мероприятие не очень затратное, и школы делают это...

Татьяна Канахина: Насколько я знаю, эта «тревожная кнопка» порядка 7 тысяч рублей стоит.

Евгений Караман: Да. Там две составляющие. Во-первых, ее надо установить, а во-вторых, надо ежемесячно оплачивать услуги вневедомственной охраны или тех организаций, которые защищают школы.

Татьяна Канахина: Мне хотелось бы узнать ваше мнение, реально ли образовательному заведению выполнить все эти требования?

Евгений Караман: А почему нет? Конечно, реально. Только деньги нужны.

Татьяна Канахина: Все упирается в деньги?

Евгений Караман: Конечно.

Татьяна Канахина: И у нас есть звонок. Доброе утро.

Слушатель: Здравствуйте. Владимир Иванович, Москва. Во-первых, я хотел бы сказать, на чем зиждется само воспитание. Воспитание основано на неком патриотическом чувстве. Ну, скажите, пожалуйста, мне, как можно воспитать патриотическое чувство у нищего ученика, у нищего учителя?

У меня есть кое-какие предложения. Я предлагаю ввести каждому гражданину Российской Федерации финансовый паспорт, на который бы перечислялись его проценты от стабилизационного фонда в пропорциональном отношении на жителя страны. И по окончанию школы за успешное поведение каждый ученик получал бы финансовый паспорт, на котором бы имелась определенная сумма, полученная за определенный срок учебы. А в школе ввести программу «Экономическое обучение», чтобы ученик знал по окончанию школы, как применить эти деньги, куда идут его деньги. Как вы на это смотрите?

Татьяна Канахина: Спасибо большое.

Евгений Вадимович, как вам рацпредложение нашего радиослушателя?

Евгений Караман: Должен сказать, что сходные идеи, они время от времени появляются и озвучиваются на самом высоком уровне. И более 10 лет, наверное, уже 15 лет назад начала развиваться идея образовательного ваучера. То есть идея достаточно понятна. На каждого гражданина России расходуется некая сумма, на его образование. Вот эта сумма должна жестко следовать за каждым учеником. Ну, речь не шла о том, чтобы по окончании школы каждый человек получал какую-то сумму и думал, что с ней делать дальше. Но справедливость вот в чем. Действительно, государство расходует на каждого учащегося достаточно серьезные средства, а человек должен иметь возможность этими средствами распоряжаться, ну, не впрямую, то есть не то что он мешочек денег получил и куда-то понес, а определил, скажем, в каком учреждении он хочет учиться. В этом справедливый подход имеется, конечно.

Татьяна Канахина: А насколько реально это все внедрить в жизнь?

Евгений Караман: Это достаточно реально. Потому что даже в действующих программах модернизации российского образования есть такой подход, который называется «Государственные именные финансовые обязательства», и вот эта идея, она не нашла пока своего воплощения, но как идея, она присутствует.

Татьяна Канахина: У нас есть еще один звонок от радиослушателя. Доброе утро.

Слушатель: Доброе утро. Я вам звоню из Санкт-Петербурга. Очень важный вопрос. Дело все в том, что школьный комбинат сдает помещения в аренду, и там... я сам работал с туберкулезными больными там. Это я вам точно говорю. Меня зовут Помогаев Михаил Александрович.

Татьяна Канахина: А вопрос в чем?

Слушатель: А вопрос вот в чем. О какой безопасности может идти речь, когда нищая школа вынуждена сдавать в аренду производственные помещения частным арендаторам, лавочкам, а они принимают на работу без медицинской комиссии туберкулезных больных и людей с психическими заболеваниями?!

Татьяна Канахина: Спасибо Михаилу Александровичу за вопрос и за реплику, так скажем.

Вот хотелось бы немножко поднять эту тему, немного расширить ее, которую нам задает слушатель. Действительно ли школы нищие? Вот уже второй звонок, и звучит это слово.

Евгений Караман: Трудно оспорить это суждение. Конечно, можно много рассказывать, сколько средств тратится. И правда, система образования, она одна из самых затратных, если можно так сказать, социальных сфер.

Татьяна Канахина: Ну, здравоохранение еще.

Евгений Караман: В здравоохранении все-таки меньше учреждений, все-таки меньше.

Татьяна Канахина: Ну, я думаю, если бы здесь были медики, они бы поспорили.

Евгений Караман: Да что спорить?! В бюджетах муниципальных образований порой сумма финансирования на образование составляет полбюджета. То есть, действительно, социальная сфера, она одна из самых затратных.

Татьяна Канахина: Но вы ее не считаете нищей.

Евгений Караман: Я считаю, что на сегодняшний день в системе образования присутствует недофинансирование, и очень серьезное. Я в начале разговора говорил, что сейчас масса проблем у любого руководителя. Надо провести ремонт, надо выполнить многочисленные требования надзорных служб и санитарных, кстати, тоже. Вот сейчас говорилось о туберкулезных больных и так далее...

Татьяна Канахина: Но с протянутой рукой школы не стоят.

Евгений Караман: С протянутой рукой не стоят, потому что просто кто эту руку увидит?! Где стоять-то надо? Но вообще-то ситуация близка все равно к тому, что во все трубы, во все колокола надо звонить и просить увеличения финансирования образования - как на зарплату, так и на материальные проблемы.

Татьяна Канахина: Михаил Александрович еще задел тему сдачи в аренду школьных помещений. Вот насколько это процветает?

Евгений Караман: Это есть. Эта практика, мне кажется, нормальная. Хуже, когда школы, или другое образовательное учреждение, вынуждены каким-то образом нужные, то есть не свободные, а как бы потесниться для того, чтобы получить хоть какие-то свободные средства, сдавать помещения. Ну, действительно, нередко, особенно в условиях «демографической ямы», появляются высвобождающиеся помещения, и появляется возможность сдать ненужные площади куда-то в аренду. Это есть. Ну, не скажу, что это можно приветствовать, особенно с учетом пропускного режима в школу и так далее, но очень хорошо, когда у директора появляется действительно возможность хоть какие-то средства получать и расходовать по своему усмотрению, не личному, а на развитие школы.

Татьяна Канахина: Надеемся, что это происходит, конечно же, не в ущерб ученикам.

У нас есть еще один звонок. Доброе утро.

Слушатель: Доброе утро. Это опять Владимир Иванович. Я хочу маленькую ремарочку добавить. Вы понимаете, отсутствие финансовых возможностей у каждого человека по окончании школы приводит к страху. А это первый источник терроризма и отсутствия безопасности. И когда вы говорите о том, что нужно позволить неким государственным учреждениям распоряжаться денежными средствами, это абсурд. В такой богатейшей стране вы лишаете народ именно тех средств, которые ему принадлежат. И если ученик, учась в школе, он знает, что по окончании школы он получит свой процент, а школа будет его обучать, как этим процентом распоряжаться, наша страна не то что в два раза ВВП повысит к 2010 году, а в сто раз ВВП повысит. Потому что будет мотивация жить. А если нет самой мотивации жить, о каком воспитании мы говорим?!

Татьяна Канахина: Спасибо еще раз Владимиру Ивановичу.

Я так полагаю, что это все к тому же вопросу о финансовой поддержке и развитии.

Евгений Караман: Мне не хотелось бы просто в эту полемику вступать. Дело в том, что я не депутат, не политик. Я государственный служащий. И я исполняю те законы, которые на сегодняшний день приняты в Российской Федерации. Будет что-либо сказано о том, что каждый гражданин России будет получать по окончании школы средства, значит, будем работать над этим. Но пока до этого не дожили.

Татьяна Канахина: С бюджетом все понятно: сколько денег оттуда выделяется и на что они идут. Что касается так называемых добровольных пожертвований родителей. Если, например, ребенок приходит домой из школы, с уроков и говорит, что собирают, скажем, по тысяче рублей. Как поступить в таком случае родителям? Узнать, на что собирают эти деньги и сдать, либо обратиться в прокуратуру, либо пойти разбираться в школу? В принципе, такие случаи происходят достаточно часто.

Евгений Караман: Такие случаи, конечно, бывают. Линия поведения родителей здесь может быть такая. Во-первых, все должны хорошо представлять, что никто не может их заставить вынуть из кошелька и принести деньги в школу. Тем не менее, вполне возможно и даже поощряется любая спонсорская помощь. Вот если эта помощь добровольная – никаких проблем нет. Но это может выглядеть таким образом. Допустим, собирается совет школы или родительское собрание, и там коллективно принимается решение: «да, мы хотим помочь нашей школе, мы такую-то сумму потратим на то-то и то-то».

Татьяна Канахина: На пожарную сигнализацию.

Евгений Караман: Хотя бы на пожарную сигнализацию. Хотя это неприлично, вообще-то, школе требовать деньги с родителей на пожарную сигнализацию. Эти вопросы надо задавать учредителю, органам управления образованием, представительной власти – пусть те шевелятся.

Татьяна Канахина: Все-таки родителей не могут заставить сдать какие-то деньги?

Евгений Караман: Нет, заставить не могут.

Татьяна Канахина: У нас есть звонок. Доброе утро.

Слушатель: Здравствуйте. Это из Москвы Геннадий Петрович Кисленко. Состояние безопасности школ, детских садов и Домов пионеров я оцениваю как недостаточное.

И вот какой у меня вопрос. Как в Свердловской области налажено взаимодействие Министерства образования с Областным Советом Всероссийского добровольного пожарного общества? Какие проводятся соревнования по спорту пожарно-прикладному? Какие фестивали? В каждой ли школе существует первичная организация общества? И в каждой ли школе есть Дружина юных пожарных? Спасибо.

Татьяна Канахина: Одним словом, Геннадий Петрович спрашивает, как у нас налажена профилактика противопожарной безопасности.

Евгений Караман: Да, в Свердловской области есть серьезная система работы по профилактике. Профилактика пожарной безопасности существует. И, естественно, есть и добровольные организации. И есть работа по официальным каналам, то есть с Управлением противопожарной службы областной, здесь мы по многим направлениям работаем – по ужесточению требований, и по проверкам образовательных учреждений, и совместные акции проводятся. И достаточно много мероприятий в областном календаре, связанных, так скажем, с фестивальной деятельностью, с различными конкурсами, в ходе которых популяризируется как раз вот эта проблематика. И соревнования, естественно, тоже проводятся.

Татьяна Канахина: И еще немного о финансировании. Что касается поборов в школе, каким образом министерство с этим борется?

Евгений Караман: Это очень интересный вопрос. Мы готовы принимать любые меры и обращаться в прокуратуру, защищая права родителей и обучающихся...

Татьяна Канахина: Вы на стороне родителей?

Евгений Караман: Конечно, на стороне родителей. Я бы даже сказал, что на стороне детей. А родители тоже должны быть на стороне своих детей.

Татьяна Канахина: Но есть какое-то «но»?

Евгений Караман: Да. Родители-то не очень обращаются. То есть они не хотят конфликтов с учителями, не хотят конфликтов с администрацией школ. «Ну, требуют с нас деньги, зачем мы будем раздувать эту историю, мы лучше заплатим, если мы платежеспособны, или как-нибудь уклонимся другим образом, но не будем скандал раздувать». И поэтому, если посмотреть статистику обращений в Министерство образования, то их немного. И такое благодушие возникает...

Татьяна Канахина: Немного – это десятки, сотни?

Евгений Караман: Десятки, так скажем. За год десятки, не больше.

Татьяна Канахина: У нас есть еще один телефонный звонок. Доброе утро.

Слушатель: Доброе утро. У меня два внука, они обучались в 45-ой школе имени Островского в Москве. И когда вы говорите о добровольных пожертвованиях, здесь немножко, мне кажется, проблема есть. Потому что у меня два внука, они близнецы. И вдруг оказалось, что они плохо успевают. Я немедленно к учительнице обратился. Она говорит: «Нужно обязательно им организовать обучение дополнительное». 100 долларов она брала за небольшой срок. Мы заплатили эти деньги. У них сразу успеваемость стала хорошей. Но мы пришли в школу, и оказалось, что она там не занимается, а просто деньги берет.

Татьяна Канахина: Вопрос, в принципе, понятен. Что делать в таких ситуациях?

Евгений Караман: Ну, это пахнет вымогательством.

Татьяна Канахина: В таком случае надо обращаться в прокуратуру?

Евгений Караман: Для начала необходимо обратиться к директору школы. Потому что если это делается учителем, так скажем, подпольно, то уже на уровне директора школы ситуацию можно поправить. И так все выше, выше... Можно и в прокуратуру. Никто не ограничивает право родителя подавать заявление куда угодно.

Татьяна Канахина: Но в данном случае, обращаясь к директору, родители, так или иначе, думают о судьбе ребенка, не повлияет ли это как-то на его дальнейшее обучение в данном заведении.

Евгений Караман: Да, вот и директору было бы приятнее разобраться на своем уровне с этой ситуацией, чтобы прокурорские проверки не возникали.

Татьяна Канахина: МЧС заявило, что 1200 российских школ не откроются 1 сентября по причине несоответствия безопасности, в частности противопожарной. Мне бы хотелось узнать лично ваше мнение вот на какой счет. Это запугивание или все-таки реально может такая произойти ситуация, когда больше тысячи школ не будут открыты в День знаний? Или МЧС говорит это для ускорения процесса приемки школ? Потому что основная масса школ принимается в последних числах августа.

Евгений Караман: Да, сейчас, начиная где-то с 15 августа, активно идет приемка школ к началу учебного года. Ну, МЧС называет цифры и более страшные. Вот если бы каждое невыполненное предписание по линии МЧС заставляло бы закрывать школу, то у нас больше школ не было бы открытых. Вот в Свердловской области около половины школ пока не имеют автоматической пожарной сигнализации.

Татьяна Канахина: Но это не значит, что они...

Евгений Караман: Это не значит, что они не будут открыты. Они будут работать, конечно. Там кто-то будет оштрафован, где-то приостановлена эксплуатация школы. Но они будут все равно работать. То есть главный на сегодняшний день документ для школы – это лицензия на образовательную деятельность, а не акт приемки школы к 1 сентября. Есть лицензия – школа работает.

Татьяна Канахина: Лицензию выдает Министерство образования?

Евгений Караман: Да, региональные органы. Ну, где-то, я знаю, в других субъектах Федерации и на местах выдаются органами местного самоуправления.

Татьяна Канахина: О чем родители и дети должны думать, идя в школу 1 сентября? О безопасности, о финансовых проблемах, о чем, по вашему мнению?

Евгений Караман: Должны настраиваться на учебу, и должны идти в школу с хорошим настроением. Обо всем остальном должны думать чиновники и руководители школ.

Татьяна Канахина: То есть вся головная боль у нас на Евгении Вадимовиче Карамане, который был у нас в гостях.

Спасибо вам большое за участие в программе.

XS
SM
MD
LG