Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Случаи «птичьего гриппа» зарегистрированы на территории 45 районов семи субъектов Российской Федерации


Программу ведет Олег Вахрушев. В программе принимают участие - Сергей Чемезов, министр сельского хозяйства и продовольствия Свердловской области, и Александр Курзанов, первый заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Омской области.

Олег Вахрушев: В России на сегодняшний день уничтожено более 120 тысяч голов птицы с подозрением на заболевание «птичьим гриппом». Заболевание людей нигде не зафиксировано. Случаи «птичьего гриппа» зарегистрированы на территории 45 районов семи субъектов Российской Федерации.

К разговору о распространении «птичьего гриппа» на территории России мы пригласили экспертов. В Екатеринбургской студии Радио Свобода я приветствую министра сельского хозяйства и продовольствия Свердловской области Сергея Чемезова. И на телефонной связи из Омска Александр Курзанов, первый заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Омской области.

Передо мной информация о санитарно-эпидемиологической обстановке в Российской Федерации, взятая с официального сайта Роспотребнадзора. По состоянию на 23 августа 2005 года эпидемическая ситуация по заболеваемости людей в связи с эпизоотией птиц, вызванной вирусом гриппа, остается стабильной. Эпизоотия гриппа птиц зарегистрирована на территории 45 районов семи субъектов Российской Федерации.

Омская область – один из этих субъектов. Александр Александрович, расскажите, пожалуйста, какова обстановка у вас на сегодняшний день? И что значит – стабильная обстановка?

Александр Курзанов: Ситуация по «птичьему гриппу» в Омской области находится под контролем. Проводится плановое проведение мониторинга по «гриппу птиц» в районах области отделом Омской областной ветеринарной лаборатории. В населенных пунктах, где выявлен падеж птицы, введены ограничительные мероприятия. Где подтвержден вирус «гриппа птиц», введен карантин.

Сегодня падеж птицы зарегистрирован в 29 населенных пунктах, в 13 районах и город Омск. Подтвержден вирус птиц в шести населенных пунктах. Там, где подтвержден вирус «птичьего гриппа», производится отчуждение птицы и ее убой, но с одновременной компенсацией затрат личным подсобным хозяйствам.

Птицеводческие организации работают как предприятия закрытого типа, работают стабильно. Для них специалистами Министерства сельского хозяйства и всеми заинтересованными организациями разработаны мероприятия, которые доведены к неукоснительному выполнению. Мы считаем, что с понижением температуры окружающей среды ситуация в дальнейшем пойдет на еще большее улучшение.

Олег Вахрушев: Сергей Михайлович, «птичий грипп» подступил к границам Свердловской области. Курганская область, Тюменская, Челябинская – все они граничат со Свердловской областью. Что происходит в вашем ведомстве?

Сергей Чемезов: Я скажу, что нет особого оптимизма по прекращению распространения этого вируса по российским регионам, по крайней мере, у меня и у специалистов, с которыми я работаю. Дело в том, что до тех пор, пока не будет реально отработанной вакцины против этой разновидности и штамма А «грипп птичий», как его сегодня называют, гарантий не имеет никто абсолютно.

В Свердловской области, слава Богу, на сегодняшний день не выявлено ни одного факта вспышки этого заболевания среди хозяйств населения, где птицы имеют контакт с внешней средой. Ну, естественно, те мероприятия, которые проводят мои коллеги в других территориях, они в Свердловской области проводятся с первого дня, как только появилось это заболевание на территории России, в Новосибирской области.

И я думаю, что совместные меры всех регионов, которые вообще сегодня подвержены такой опасности, они, конечно, позволяют в некоторой части локализовать распространение вируса, но, тем не менее, его полностью из природы же не исключишь.

И, конечно же, мы бы очень хотели и все мечтали бы о том, чтобы иметь вакцину. Среди птиц очень много болезней, которые уже изучены наукой и ветеринарной практикой. И существуют соответствующие вакцины. Ну и, естественно, птицеводы в мире применяют те технологии, которые позволяют изначально, при выводе из яйца цыпленка сразу вакцинировать его против наиболее опасных вирусов и болезней. Мы выходим с предложением на правительство Российской Федерации и общаемся с руководителями нашей сферы и нашей отрасли о том, чтобы были брошены некоторые силы на это. И это не только ведь в России, но это проблема мировая, поскольку Юго-Восточная Азия четыре года назад – первый звонок, два года назад – второй звонок, уже более серьезный. И поэтому надеемся, что мировое сообщество в целом придет к пониманию того, что эта болезнь и эта опасность, она существует для всех. И вакцина будет научно отработана, уже материал для отработки вакцин наверняка есть.

Поэтому мероприятия, связанные с защитой территорий, с защитой населения и защитой птиц от заражения, мы в полном объеме проводим. И рассчитываем на то, что период... действительно, мой коллега Александр Курзанов из Омска прав, что наступит похолодание - и миграция водоплавающей птицы пойдет уже в обратную сторону. Но, по нашим оценкам, не только водоплавающие птицы являются источником.

Олег Вахрушев: Тюменская область тоже в числе тех территорий, где наблюдался падеж птицы. Но вот на 23 августа его уже практически нет. И в одном селе даже отменены карантинные мероприятия. То, что поначалу походило на журналистскую «утку», сегодня ни у кого из жителей, а не только у специалистов Тюменской области не вызывает сомнений, что это «птичий грипп». На сегодняшний день из-за этой болезни уничтожено 23 тысячи голов домашней птицы на частных подворьях. Заболеваний людей не зафиксировано.

Рассказывает корреспондент Радио Свобода Алекс Неймиров.

Алекс Неймиров: Деревня Крашенёва была известна своими голосистыми петухами на весь Армизонский район. Сегодня здесь по утрам тихо. Из-за «птичьего гриппа» пришлось уничтожить всю домашнюю птицу на частных подворьях. Старожил Петр Кузнецов с трудом сдерживает слезы.

Петр Кузнецов: Я вот выйду на крылечко, на лавочку - наревусь досыта. Мне ведь есть зиму-то надо, а я ведь уже пожилой человек, видишь оно как...

Алекс Неймиров: То, что известна точная цифра птичьих потерь - 1612 голов – объясняется просто: за каждую убиенную утку или курицу местные власти выплатили хозяевам компенсацию – в среднем 100 рублей. Деньги были получены из области, уточняет заместитель главы Армизонского района Алексей Филиппов.

Алексей Филиппов: 170 тысяч рублей выплачены полностью 9 августа. Плюс мы немного компенсировали стоимость сельхозинвентаря - лопаты, халаты, шапочки, перчатки и все остальное.

Алекс Неймиров: Впрочем, косвенные убытки местных жителей намного больше компенсаций. С частных подворий Крашенёво перестали принимать молоко – от греха подальше. А до «птичьего гриппа» каждая семья зарабатывала на молоке в среднем по 50 рублей в день.

В соседнем селе – Пеганово, Бердюжского района – карантин ввели 1 августа, после того, как среди утино-куриной живности начался падеж. На въезде в деревню установили блокпост, на улицах появились люди в защитных комбинезонах – дезинфекторы. К огорчению детворы, среди лета запретили купаться и ловить рыбу. Государственный ветеринарный инспектор по Тюменской области Сергей Деркач пояснил всю серьезность ситуации.

Сергей Деркач: Поскольку водоснабжение велось из опасного озера, в котором нашли больных уток, поэтому сегодня введена профилактическая дезинфекция водопроводных сетей и воды, подаваемой населению. Хлорирование воды проводится организованно.

Алекс Неймиров: Пока очаг инфекции гасили в Крашенёво, Пеганово, Воробьево, Уктузе, Власово и Кушлуке, подворье с зараженной домашней птицей обнаружили в новом месте – под Ишимом. На днях в селе Новотравное на одном из частных подворий за сутки погибло более 30 уток. Всего в этом населенном пункте держат более 6 тысяч голов пернатых, и начальник Управления сельского хозяйства Ишимского района Сергей Вотяков надеется, что все обойдется.

Сергей Вотяков: Дальнейшего распространения пока на сегодняшний день - а с 19-го числа прошло уже четыре дня - не произошло. В остальных подворьях нет гибели птиц. Птица нормально себя чувствует во всех подворьях. Будем надеяться, что это обойдется одним подворьем.

Алекс Неймиров: Хорошо, что люди не летают, как птицы. Специалисты предполагают, что разносчиком вируса «птичьего гриппа» стали дикие утки. Все три района – Армизонский, Бердюжский и Казанский – это край озер и любимые места охотников. Похоже, что в этом сезоне, который откроется со дня на день, они будут охотиться с другой целью – помогать ветеринарам отстреливать больную дичь.

Олег Вахрушев: Сергей Михайлович, убийство птицы, которая, возможно, контактировала с больной, - это единственный выход?

Сергей Чемезов: Да, пожалуй, забой птицы и соответствующая утилизация этой птицы – это пока единственный выход. Ну, это чисто физический прием, который применяется.

Кроме того, я бы сказал, что очень многое зависит от культуры людей, от их понимания, что вирус гриппа – это как и все другие вирусы гриппа, которые проходят особенно в зимний период по здоровью человека. Однако против этого вируса нет сегодня вакцины, и это надо иметь в виду. Потому что не так страшен сам грипп, как страшно то, что против него нет соответствующего противоядия. Ну и культура человека связана с тем, чтобы он правильно обращался с птицей, внимателен был к себе, конечно же, при контакте. И мы рекомендации такие выдали абсолютно всем хозяйствам. Я обратился через прессу, вы знаете об этом, к народу Свердловской области, чтобы человек после контактов обязательно проводил санитарную обработку и одежды, и был чистоплотен по отношению к себе. Это тоже имеет значение. Каждый себя сам диагностирует и должен диагностировать.

Ну и второе, что нас беспокоит, - это, конечно же, сегодня надо спокойно пережить этот очаг и путь переноса инфекции, который связан с перемещением и миграцией водоплавающей птицы. Сезон отлета птицы, миграции в южные территории, он недалек. Поэтому, по крайней мере, мы у себя решили не открывать охоту, не беспокоить птицу. В условиях стресса, что человек, что птица, они больше подвержены проникновению вируса, иммунная система, как говорится, не защищена. И мы очень бы хотели, чтобы спокойно пережили эту ситуацию, чтобы в течение определенного периода получить вакцину, и, конечно же, уже на стадии инкубирования цыплят в промышленном птицеводстве делать вакцинирование.

Почему я о промышленном птицеводстве говорю, потому что если из российских регионов в Свердловской области, пожалуй, одно из наибольших поголовий, считайте, что почти 11 миллионов птицы сегодня обеспечивают нашу продовольственную безопасность, и не только продовольственную безопасность, но и экономическую состоятельность многих предприятий и тысяч людей, которые работают в этой огромной отрасли.

Поэтому, естественно, в первую очередь люди должны смотреть за собой, быть аккуратными, быть предусмотрительными. И в случае, когда возникает какая-то проблема, чтобы сразу можно было придать ей гласность, довести информацию до ветеринарных служб и той службы, которая в Свердловской области работает в круглосуточном режиме. Телефон «01» - это куда нужно обращаться при первых же признаках появления падших птиц.

Олег Вахрушев: Александр Александрович, скажите, а как население Омской области относилось к тому, что птицу приходилось забивать? Действительно, не совсем приятно хозяевам, когда приходят люди в белых халатах и, естественно, забивают.

Александр Курзанов: Да, мы считали на первом этапе, что это вызовет бурю возмущений, негодования. Но при непосредственном контакте с населением, во-первых, населению были розданы сразу же памятки, к чему может привести «птичий грипп», затем проведены были сходы граждан в каждом поселке, и не один раз. И когда были приняты меры по отчуждению и убою птицы в этих пяти поселках, люди, в принципе, на это реагировали адекватно. То есть они понимали, какие могут возникнуть последствия, если этот процесс не будет закончен убоем и утилизацией птицы.

Олег Вахрушев: То есть, по крайней мере, никто из сельчан грудью не вставал на пути санитарных врачей?

Александр Курзанов: Нет. Дело в том, что сразу же со стороны правительства, с которым было достигнуто полное взаимопонимание, была оказана финансовая поддержка. Отряд не заходил в поселок, пока не были привезены деньги для компенсации за отчужденную и убитую птицу.

Олег Вахрушев: Сергей Михайлович, как здесь, в Свердловской области, население относится к тем мерам, которые принимаются правительством по поводу того, чтобы не распространялся вирус «птичьего гриппа» на территории?

Сергей Чемезов: Те территории, где у нас размещено промышленное птицеводство, особенно в коллективах птицеводческих предприятий, а это 2-тысячные коллективы Ревдинской птицефабрики, Свердловской и другие предприятия, у нас работают тысячи и более работников, там безусловное понимание важности, и опасность люди ощущают и адекватно на это реагируют. Есть примеры, когда просто после рассмотрения ситуации в коллективе, работники фабрики, имеющие у себя в личном подворье птицу, они сами добровольно уничтожают ее, чтобы не подвергать себя рискам. Во-первых, чтобы не иметь экономических потерь. А во-вторых, свое... ну, всегда жалко. Вот в личном подворье вроде бы чего там – птичка. Вот я репортаж слышал, мужчина из Тюменской области, вот он плачет, потому что это дорого, это его хобби, это его занятие, это его жизнь. И вот этот фактор психологический тоже влияет. Но пока у нас таких ситуаций непонимания не было нигде выявлено.

А вот, допустим, село Сосновское, Каменский район (это моя Родина), я в пятницу проводил встречу, рассмотрение, что происходит в территории конкретной, где озеро, птицеводство и село находятся в одном местечке, и наибольшая опасность объективно там может быть. И я по докладу директора и по сообщению жителей села – они сами приняли меры к тому, чтобы сократить, и очень серьезно сократить поголовье внутри подворья, и не рисковать тем, чтобы действующее на территории Сосновского предприятие подверглось рискам. И это их жизнь. То есть люди очень серьезно понимают. И в некоторой степени, я бы даже сказал, что по нынешним временам мне даже было удивительно то, что вот такое однозначное понимание опасности жителями.

Ну и, естественно, мы информировали всех о том, что в случае возникновения такой ситуации правительство области, располагая специальным фондом чрезвычайных ситуаций, будет обязательно решать вопросы с компенсациями на том уровне, на котором это решалось у наших соседей в Тюменской, в Курганской, в Челябинской областях, ну и в Омской, как мы слышали. То есть в этой части уверенность в том, что никто не будет брошен с бедой, один на один оставлен, у людей присутствует. А это говорит о том, что люди уверены, что сообща мы можем преодолеть это несчастье.

Олег Вахрушев: Наибольшую опасность все-таки представляет занесение вируса «птичьего гриппа» на промышленные предприятия. И впервые в России на птицеводческом предприятии возникло подозрение на «птичий грипп», и об этом сообщил Минсельхоз России. По данным Россельхознадзора, подозрение возникло по предварительным результатам анализов, проведенных в опытном птицеводческом хозяйстве «Племптица» Россельхозакадемии в Омской области.

Александр Александрович, какая информация у вас сейчас есть по этому поводу?

Александр Курзанов: В экспериментальном хозяйстве «Сибирский научно-исследовательский институт птицеводства», руководителем которого является Сергей Бойко, при мониторинге сначала было все чисто, а затем, 20 августа из пробы патологического материала, отобранного из птичника, выделен генетический материал вируса «птичьего гриппа», в трех птичниках. В одном птичнике ничего не было выявлено. Результат исследования сыворотки крови выявил, что одна проба положительная, а две сомнительные. Сейчас мы отправили на повторное исследование в Новосибирскую межобластную ветеринарную лабораторию, и одновременно направили во Владимир, для того чтобы получить результаты. Буквально в течение двух-трех дней будут получены результаты – все-таки подтвердится это или нет. Сегодня на этом предприятии введен карантин. Вся продукция остановлена. Хотя наносится огромный экономический ущерб этому предприятию, но, тем не менее, мы вынуждены принять самые оперативные и жесткие меры. После получения анализов, мы потом проинформируем наши службы.

Олег Вахрушев: Среди людей не зафиксировано никаких заболеваний, Александр Александрович?

Александр Курзанов: По данным Министерства здравоохранения, заболеваний людей в Омской области по причине «птичьего гриппа» не зарегистрировано.

Олег Вахрушев: Понятно. Спасибо.

Сергей Михайлович, что на промышленных предприятиях Свердловской области происходит?

Сергей Чемезов: Я коллегу из Омска слушал, и, честно говоря, мне тревожно, поскольку даже появление инфицированной птицы и при обследовании тушки птицы при падеже, если выявляется вирус, то это большая опасность, что на этом предприятии... ну, естественно, наверняка уже оно закрыто, и по карантину ни продукцию... и людей специально нужно проверять и проводить прививки. Даже хотя бы против той серии гриппа, от которой уже есть вакцины, например, группа А.

Ну а то, что на сегодня особенная опасность в промышленном птицеводстве, она ведь связана с тем, что очень трудно при очень большом скоплении птицы выявить подобный вариант, определить, по какой причине падает птица. Реально в промышленном птицеводстве отход стада идет порядка 4-5 процентов. И представляете, если на предприятии птицеводства находится около 2 миллионов птиц, и что такое 5 процентов?! Это одна двадцатая часть. То есть это реально около 100 тысяч поголовья, которые в течение года через падеж по разным причинам проходит, и очень трудно выявить. Это же нужно каждый экземпляр проверять в лаборатории – а это же затраты. Это практически невозможно. Поэтому риски для промышленного птицеводства я оцениваю как самые огромные и трудные. Даже у человека можно, в конце концов, выявить быстрее, поскольку человек сам себя диагностирует. Он приходит, обращается к врачу. И к нему можно применить какие-то комплексы мер, чтобы заниматься его оздоровлением и погасить или как-то перенести полегче влияние этого вируса на организм. А у птицы это невозможно. Потому что у человека иммунная система, она работает по принципу... вырабатывается ген, потом антиген, ну, я не специалист, конечно, в здравоохранении, но кое-что в этом деле уже понимаю, то у птицы, к сожалению, вот этой иммунной защиты не существует.

Очень опасно то, что выявляется сейчас в Омской области. Я бы очень не хотел, чтобы на любом другом птицеводческом предприятии России было подобное. Очень важно, чтобы чистота промышленного птицеводства была сохранена.

Олег Вахрушев: Сергей Михайлович, а реально ли появление лабораторий на определение того или иного вируса на каждом промышленном птицеводческом предприятии?

Сергей Чемезов: Лаборатории есть на каждом птицеводческом предприятии.

Олег Вахрушев: То есть вирус гриппа могут определять...

Сергей Чемезов: Лаборатории есть. Единственное, что сегодня дополнительные мероприятия проводятся, но это особенные технологии лабораторного исследования. И, конечно, наши ведущие ветлаборатории области, Уральский научно-исследовательский институт ветеринарии и личности, которые имеют понимание этого, специалисты, они сегодня занимаются тем, чтобы в максимально короткий период суметь технологически отработать выявление этого вируса. Это квалификация персонала, и это очень серьезная проблема. А лаборатории есть везде.

Олег Вахрушев: Сергей Михайлович, в своем обращении вы призвали не только частных граждан, но и промышленные предприятия к тому, чтобы они не допустили контакта с дикой птицей. Как это происходит?

Сергей Чемезов: Например, такой вариант. 26 августа – это святое дело у охотников, обычно идет открытие охоты на водоплавающую птицу. Мы обратились и просили всех не делать этого. И административный запрет, конечно, не гарантирует, что этого не произойдет, тем не менее, охотничьи хозяйства, охотничий актив и специалисты на территориях местной власти и местные органы самоуправления – все приняли меры к тому, чтобы на озерах и на водоемах, во-первых, контактов не было. То есть не нужна охота. Поскольку охота есть, значит, будет убитая дичь. Убитая дичь обязательно приведет к человеку – в населенный пункт, на стол и так далее.

Второе – спокойствие. Не надо разгонять птиц с озер, а необходимо спокойствие, чтобы они поменьше мигрировали, чтобы они стабильно находились на одной водной глади. Это второе условие.

И третье условие. Конечно же, это то, что мы называем браконьерским способом добычи птицы. Ну, теперь уже, извините меня, только тот, кто может на амбразуру грудью упасть, тот может позволить себе браконьерскую охоту и рисковать собой.

То есть я думаю, что вот эти факторы говорят о том, что человеку нужно поменьше, а лучше совсем избежать контактов с водоплавающей птицей.

Олег Вахрушев: Министерство здравоохранения Испании объявило, что разработало в срочном порядке план по борьбе с возможной эпидемией «птичьего гриппа». Впрочем, в возможность возникновения эпидемии этого заболевания здесь никто не верит. Сообщает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: О наличии специального эпидемиологического плана против проникновения в страну «птичьего гриппа» объявила на пресс-конференции министр здравоохранения Испании Элена Сальгадо.

Элена Сальгадо: В эти дни в Министерстве мы разработали меры против возможной эпидемии, хотя в Испании пока не отмечено ни одного случая этого заболевания. Мы сделали все от нас зависящее, чтобы избежать нежелательных последствий. Если понадобится, к работе будет привлечен весь медицинский персонал.

Виктор Черецкий: Министр сообщила, что ее ведомство срочно приобрело 2 миллиона доз противогриппозной вакцины. По ее словам, против заболевания «птичьим гриппом» людей нет никакого особого препарата, поэтому следует использовать прививки против обычного гриппа. Одновременно Элена Сальгадо предупредила...

Элена Сальгадо: Хочу напомнить, что риск всегда существует. Самое важное – это выявить первый случай заболевания, чтобы предупредить эпидемию. Поэтому необходимо постоянно улучшать нашу систему здравоохранения, чем мы и занимаемся, как на местах, так и в Министерстве. Наша постоянная забота – определять, что необходимо сделать для своевременного выявления заболеваний и борьбы с ними.

Виктор Черецкий: Сам факт проведения пресс-конференции по поводу некой, никому не ведомой в Испании болезни, вызвал общественный резонанс. Посыпались запросы, действительно ли над Испанией нависла угроза «птичьего гриппа». И министру вновь пришлось выступить перед прессой. Элена Сальгадо успокоила испанскую общественность.

Элена Сальгадо: Никакой угрозы здоровью людей не существует. Речь идет о сугубо превентивных мерах. Граждане могут быть спокойны и употреблять в пищу курятину и любое другое мясо без каких-либо опасных последствий.

Виктор Черецкий: Итак, из-за чего же возник переполох? Как отмечают местные наблюдатели, министру, вероятнее всего, захотелось продемонстрировать обществу свою способность принимать экстренные меры, даже если в них нет особой необходимости. Ведь буквально за неделю до истории с виртуальным для страны «птичьим гриппом», случилась вполне реальная история с курятиной. Более 2 тысяч человек отравились зараженными сальмонеллой курами-гриль в вакуумной упаковке – продукцией одной из испанских фабрик. Министерство здравоохранения особой прыти в этом случае не проявило, и парламентская оппозиция даже потребовала отставки Элены Сальгадо.

Олег Вахрушев: Сергей Михайлович, если оставить в сторону политическую составляющую материала моего коллеги Виктора Черецкого, шла речь о закупке 2 миллионов доз вакцины. Какая это может быть вакцина, на ваш взгляд?

Сергей Чемезов: Я думаю, это должно быть... и специалисты говорят о том, что это должна быть специальная вакцина, потому что штамм А, выделяемый по гриппу, он специфический, и уже по нему есть соответствующая вакцина. Но вот эта модификация с определенной формулой Н57... ну, там есть специальная формула, не буду раздражать тех специалистов, которые это знают гораздо лучше и профессиональнее. Я вам скажу, что особенности вот этого вируса, они пока не учтены вот в этой вакцине, которую применяют к человеку.

Конечно, то, что 62 случая вообще в Юго-Восточной Азии, и то, что произошли в результате вспышек «птичьего гриппа», это, конечно, в масштабах, если говорить, той смертности и в той вирусологии, которой вообще подвержены люди, это ничто. Но, тем не менее, ведь существует реальная опасность, что это может быть, если не будет найдено противоядие и не будут решены вопросы с вакцинированием и возможностью такой, то, естественно, получится распространение очень серьезное. Поэтому я, честно говоря, не разделяю того оптимистического настроя, который мой коллега министр Испании имеет возможность заявлять. Я не разделяю такого оптимизма, потому что вообще всегда нужно расценивать ситуацию по наихудшему варианту.

Олег Вахрушев: Александр Александрович, пилотные серии вакцины от «птичьего гриппа» для людей могут быть подготовлены уже в январе-феврале 2006 года, через три-четыре месяца они будут готовы, как подсказывает мне Сергей Михайлович. Однако это о людях идет речь. И все-таки специалисты Россельхознадзора считают невозможной вакцинацию всей домашней птицы в России против «птичьего гриппа». Что вы думаете по этому поводу?

Александр Курзанов: Во-первых, я считаю, что вопрос создания вакцины – это перспективный вопрос, который, по идее, должен был быть решен еще до вот этой вспышки. И считаю, что научные институты Российской Федерации с привлечением зарубежной науки, как отмечал Сергей Михайлович, они должны буквально, как вы говорите, в течение трех-четырех месяцев изготовить эту вакцину, чтобы наши птицеводы получили надежный щит от заболевания вирусом гриппа.

А мы, в свою очередь, прорабатываем очень интересный вопрос. В личных подсобных хозяйствах, где была забита птица, прорабатывался вопрос по продаже им после окончания всех ветеринарных мероприятий, то есть после разрешения ветеринарных служб, по продаже им 150-дневной птицы, которой проведены все вакцинации. То есть чтобы не оставить людей без средств... ну, есть же села, где живут только за счет птичьих подсобных хозяйств. То есть такая работа проводится в Омской области. И я считаю по поводу вопроса, что нельзя ли вакцинировать полностью птицу, если за счет продажи уже завакцинированной птицы с предприятий, я считаю, что и остальная... Люди понимают и люди пойдут на то, чтобы завакцинировать птицу, чтобы и себя обезопасить, и семью, и детей. Вот таково наше мнение.

Олег Вахрушев: Сергей Михайлович, что вы скажете по поводу вакцины и по поводу слов своего коллеги?

Сергей Чемезов: Я полагаю, что надо быть реалистами в этой части, и мы должны уже осознать то, что нам придется жить реально с присутствием этого вируса на территории России. И то, что один из способов, как сказал Александр Александрович, среди населения и в хозяйствах населения невозможно вакцинировать всю птицу, - это однозначно. Потому что там идет собственно воспроизводство, естественно. А когда идет инкубирование в промышленном птицеводстве, там возможно проводить вакцинацию. Поэтому замена поголовья и как бы размножение птицы от промышленного птицеводства – это в некоторой степени защищает.

Но то, что присутствовать будет где-то, на каких-то территориях, в населенных пунктах однозначно поголовье, и оно будет находиться в контакте с носителем вируса, это говорит о том, что нам нужно привыкнуть к тому, что мы будем жить так же, как и среди заболеваний людей, заболеваний птицы, и переносимая на людей до тех пор в реальной ситуации с присутствием вируса, пока не будет вакцина предусмотрена, и пока не будет, в общем-то, отработана некоторая культура по этому вирусу, я имею в виду культуру и даже действия в системе защиты здоровья человека. И быть надо готовым к этому.

Поэтому, в принципе, сейчас на первой волне появления именно этого вируса, модификации гриппа... грипп вообще по миру ходит, как вы знаете, и косит тысячи жизней, но, тем не менее, на первом этапе мы все проявляем значительный интерес. И я думаю, что в перспективе с появлением вакцины этот интерес перейдет в сугубо профессиональную сферу. И, конечно же, очень важно, чтобы на стол потребителю и в обычное питание не поступала птица с вирусом гриппа – это само собой. Должны быть меры усиленного контроля, специального контроля в промышленном птицеводстве. Ну а население – каждый защищает себя.

Олег Вахрушев: Понятно. Благодарю всех участников разговора за то, что вы приняли в нем активное участие.

XS
SM
MD
LG