Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Матери Беслана» назвали главного виновника своей трагедии


Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Юрий Багров.

Дмитрий Волчек: Приближается первая годовщина теракта в Беслане, унесшего жизни более трехсот человек. С первого по третье сентября в Беслане и по всей Северной Осетии пройдут траурные мероприятия. Чуть более суток продолжалась на этой неделе акция протеста членов Комитета «Матери Беслана» в помещении Верховного суда республики, где продолжается процесс над единственным задержанным террористом Нурпашой Кулаевым. 15 женщин отказались покидать здание суда, требуя встречи с заместителем Генерального прокурора Николаем Шепелем. О том, почему встреча так и не отстоялась, рассказывает корреспондент Свободы в Северной Осетии Юрий Багров.

Юрий Багров: Во вторник после окончания судебных слушаний 15 женщин из Комитета «Матери Беслана» отказались покидать зал заседаний. Они обратились с протестным заявлением на имя Генерального прокурора России Владимира Устинова, в котором говорилось: «Следствие упорно не желает решать вопрос о какой-либо ответственности членов оперативного штаба по освобождению заложников, в частности, его руководителей Александра Дзасохова, бывшего руководителя УФСБ Валерия Андреева, бывшего министра внутренних дел Казбека Дзантиева, а также руководителей силовых ведомств Рашида Нургалиева и Николая Патрушева». К журналистам обратилась Марина Пак, в бесланской школе потерявшая свою дочь.

Марина Пак: Матери погибших детей сделали официальное заявление, что в связи с тем, что за год даже не названы истинные виновники, не говоря о том, что они еще не наказаны, виновные в смерти наших детей – мы, матери. Виновны в том, что дали жизнь этим детям и обрекли жить в стране, в которой они оказались лишними. Виновны в том, что голосовали за президентов, которым дети оказались не нужны. Виновны в том, что мы 52 часа просидели, не предприняли никаких мер конкретных по спасению своих детей. Виновны в том, что 10 лет молчали, что велась война в Чечне и за это время расплодили таких боевиков, как Кулаев. И поэтому мы не покинем заседание зала суда до тех пор, пока официально прокурор Шепель не явится к нам и не даст официального обещания, что будут приниматься кардинальные меры в ходе следствия.

Юрий Багров: Элла Кисаева, одна из активистов Комитета матерей Беслана была жестче и назвала главного, по ее мнению, виновники трагедии.

Элла Кисаева: Мы назвали фамилии людей, которых надо привлечь к уголовной ответственности. Именно к уголовной ответственности. Но там нет одной фамилии, самой главной фамилии, которую боятся произнести: самый главный виновник всего, что произошло в Беслане – Путин. Путин – глава государства. Путин прикрывается своим президентством как мандатом, с которым можно делать все, что угодно и все безнаказанно. Человек, который руководит страной, и ни за что не отвечает. Не соизволил принести извинения перед нами, не соизволил встретиться с нами. Человек, который через несколько лет, я уверена в этом, будет сидеть вместе со своей группировкой в тюрьме. Это самое подходящее место для такого руководителя страны. Это наша трагедия, что нами руководит человек, который ни за что не отвечает.

Юрий Багров: Женщины провели ночь в суде. Они требовали встречи с заместителем Генерального прокурора России на Северном Кавказе Николаем Шепелем. Прокурор согласился встретиться с бывшими заложниками и пострадавшими, но в здании республиканской прокуратуры. Однако такой ответ представители Комитета матерей Беслана не устроил, и около трех часов дня женщины решили прервать акцию протеста. Почему не состоялась встреча женщин с прокурором Николаем Шепелем, я попросил рассказать председателя Комитета матерей Беслана Сусанну Дудиеву.

Сусанна Дудиева: Он заявил, что он ждет в здании прокуратуры, а мы просили приехать сюда, в здание Верховного суда. Потому что мы прождали его здесь сутки. Он заявил, что готов нас принять, но только в здании прокуратуры. Мы прождали еще некоторое время, и теперь мы заявляем о том, что теперь мы не хотим с ним встречаться.

Юрий Багров: Выходивших из здания суда представителей Комитета матерей окружили журналисты. Утомленный женщин в траурных одеждах говорил больше, чем слова, произносимые перед телекамерами репортеров. Несмотря на то, что добиться встречи с заместителем Генпрокурора Николаем Шепелем не удалось, свою акцию «Матери Беслана» не считают безуспешной.

Сусанна Дудиева: Это не первая акция. Мы уже целый год протестуем, митингуем, пикетируем. Мы требуем, чтобы было услышано наше требование об объективном расследовании. Мы задаем вопросы, на которые требуем ответа. Мы думаем, что это не последняя акция, мы будем привлекать к себе внимание, мы будем привлекать внимание мировой общественности.

Юрий Багров: Протестная акция Комитета матерей Беслана не планировалась – так считают бесланцы, об этом говорят бывшие заложники, матери, потерявшие своих детей. Такого же мнения придерживается и представитель потерпевших в суде Таймураз Чиджемов.

Таймураз Чиджемов: Протестная акция бесланских женщин обусловлена тем, что предварительное расследование велось необъективно. Многие должностные лица, которые подлежали привлечению к уголовной ответственности, уходят от наказания или даже их уводят от наказания. В судебном заседании, опять услышав целый ряд доказательств о нерасторопности, халатности, я бы не побоялся этого слова, - бестолковости многих членов оперативного штаба, они вспыхнули и возмутились. И их идея свелась к тому, что если нет виновных в гибели наших детей, кроме Кулаева, то тогда виновны мы сами. Тогда возьмите нас под стражу, мы отсюда не уйдем.

Юрий Багров: В интервью газете «Известия» бывший президент Северной Осетии Александр Дзасохов сообщил, что не входил в оперативный штаб по руководству операцией. Бывший глава республики утверждает, что готов был придти в школу к террористам, но этого не позволил ему якобы сделать заместитель министра внутренних дел России, фамилию которого Дзасохов так и не назвал. Житель Беслана Руслан Тебиев, потерявший в теракте троих членов семьи, почти год вместе с пострадавшими проводит собственное расследование обстоятельств трагедии. По его мнению, Дзасохова нельзя считать главным виновником провала операции по освобождению заложников.

Руслан Тебиев: Они в первый же день прилетел в пять часов вечера, Проничев с Анисимовым. Оборудование прослушивающее поставили на третьем этаже. И они полную картину знали, что происходит в школе. Когда Дзасохов заходил к ним в кабинет, они прерывали все разговоры, отключали аппаратуру и быстро его выпроваживали. Обидно ему было – скрывают, не дают информацию. Они все знали, на переговоры не давали выходить. Там два телефона было, телефоны сразу отключили. У них свои были мобильные телефоны. Включи телефон, пусть разговаривают. Дзасохов мог поговорить по телефону и сказал бы: я - Дзасохов, какие условия? Но не дели ему. Проничев командовал всей операцией. Дзасохову, когда он сказал, что пойдет, сказали, что ты не пойдешь, мы тебя арестуем.

Юрий Багров: Однако Комитет «Матери Беслана» накануне годовщины трагедии в своем заявлении подчеркнул, что не желает видеть бывшего президента республики в числе тех, кто приедет в Осетию в эти скорбные дни. Как сказали представители комитета, Дзасохова их дети ждали год назад в первой школе, сегодня его в Беслане уже никто не ждет.

Дмитрий Волчек: В пятницу стало известно, что представительницы Комитета «Матери Беслана» получили приглашение приехать 2 сентября в Москву для встречи с президентом России Путиным. Члены комитета решили принять приглашение, чтобы узнать правду о теракте, хотя многих из них возмутило, что президент предложил им покинуть Беслан в день траура.

XS
SM
MD
LG