Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Помощь детям Беслана


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.

Кирилл Кобрин: Независимый международный фонд помощи пострадавшим от террористических актов накануне годовщины трагедии в Северной Осетии рассказал о предварительных результатах работы программы помощи детям Беслана. Более миллиона долларов, которые удалось собрать за год в России и США, распределили между пострадавшими во время теракта школьниками и их семьями. По словам сотрудников благотворительного фонда, ни один рубль не был потрачен просто так.

Максим Ярошевский: Спустя всего месяц со дня захвата школы номер один в Беслане, фонд помощи пострадавшим от террористических актов сумел собрать более миллиона долларов (16 процентов денег пришло из России, остальную сумму собрали в США). Подавляющее большинство из 8 тысяч пожертвований - это частные лица, преимущественно из русской диаспоры за границей. Размер добровольных вкладов колебался от 50 центов до 100 тысяч долларов. Говорит член попечительского совета фонда Георгий Васильев, который сам был заложником во время захвата здания мюзикла "Норд-Ост" на Дубровке.

Георгий Васильев: Фонду удалось собрать довольно большую сумму, больше миллиона долларов, по нескольким причинам. Первое, ни один рубль из пожертвований, предназначенных для детей, не идет на административные нужды. Члены правления сами оплачивали все административные расходы. Все пожертвования, которые были предназначены детям, пошли детям. Второй важный принцип: мы не поддерживаем никаких строительных программ, никаких памятников, ничего; мы направляли деньги только в семьи пострадавших детей. И третий очень важный принцип: фонд полностью открыт, и есть такой сайт - moscowhelp, где можно найти имена всех доноров, те, кто захотел свои имена дать, и имена всех пострадавших, которым была оказана помощь.

Максим Ярошевский: Сразу после трагедии в бесланской школе сотрудники фонда для себя определили, что деньги они будут собирать детям, наиболее серьезно пострадавшим во время теракта, тем, кто получил тяжелые ранения или лишился кормильца. По 10 тысяч долларов выплатили 6 детям, у которых в школе погибли оба родителя, по 13 тысяч получили 40 школьников, ставших в результате захвата инвалидами. Всего финансовую помощь получили 345 бывших заложников.

Георгий Васильев: Мы имели дело с детьми. Выдавать деньги 4-5 летнему ребенку, как вы понимаете, было бы глупо. Поэтому первая задача, с которой столкнулся фонд, - определить, кому из взрослых можно доверить деньги, предназначенные для ребенка. Во многих случаях были споры между родителями, которые находились в разводе, между бабушками и тетями. Во многих случаях налицо были почти откровенные злоупотребления, когда родитель, много лет не живший с детьми, вдруг в преддверии помощи заявлял свои права на ребенка. В каждом таком случае приходилось разбираться. Приходилось разбираться на месте. Мы вынуждены были изучить ситуацию в каждой семьей. И мы пошли по пути создания собственной базы данных.

Максим Ярошевский: Если вопрос с выделением денег решался и определялась сумма выплаты, то перед сотрудникам фонда возникала другая проблема - как проследить, на что именно будут потрачены пожертвования, не истратят ли их впустую. Говорит председатель правления фонда Андрей Могилянский.

Андрей Могилянский: Мы изначально приняли решение, что любая трата денег на что бы то ни было будет субъективна, она будет учитывать не то, что нужно семье, а то, что мы считаем. Поэтому мы задекларировали очень важный принцип, заключающийся в том, что мы исходим из того, что все равно лучше, чем семья, лучше, чем родители ребенка, никто не определит, что ему нужно. Мы могли бы потратить деньги на какое-то строительство, на какие-то путевки, на какую-то одежду, еду или что-то еще. Но мы при этом попытались бы заменить родителей ребенка в определении того, что ему надо. Мы не вправе это делать.

Максим Ярошевский: Программе помощи детям Беслана с первого же дня помогал доктор Леонид Рошаль. Сразу после событий годичной давности с предложением взять пожертвования к нему обращалось несколько благотворительных фондов. Но врач отказался брать деньги.

Леонид Рошаль: Если ребенок требует реабилитации длительной или конкретной операции, у нас эти операции делаются бесплатно и никогда не делаются за деньги. Вот этот вот механизм соединить вместе было очень сложно. Я собрал группу юристов, перед которыми поставил задачу: скажите, пожалуйста, кто может распределять эти деньги? Органы опеки на местах. Хорошо, а банк может контролировать распределение денег, можно ли на счет банка любого положить деньги на определенное лицо ребенка, чтобы было это расписано, что этому ребенку каждый месяц из этой суммы перечисляется определенная сумма для чего-то конкретного? Должно быть определено - для чего. К сожалению, у нас в стране это оказалось невозможно сделать, нет такой строгой системы.

Максим Ярошевский: Фонд помощи детям Беслана не только собирал деньги и распределял их среди пострадавших. Об одном из примеров рассказывает Андрей Могилянский.

Андрей Могилянский: Параллельно с раздачей средств детям, которая началась буквально через пару недель после теракта, мы начали заниматься выявлением детей, у которых есть ранения, лечение которых по той или иной причине невозможно в России. Первым пациентом, который приехал в Америку, стала девочка по имени Аня Кадалаева, которая потеряла глаз в результате теракта. Мы смогли организовать ей приезд в Америку и бесплатную операцию по установлению совершенно уникального протеза глаза, который практически не отличается ничем от настоящего внешне. Общие расходы на все вместе - на ее приезд, на медицинское обслуживание, на размещение и на все остальное - составил буквально пару сотен долларов, потому что абсолютно на всех стадиях мы находили доноров, которые оказывали непосредственную помощь. Билеты ей купила бесплатно фирма "Элей Майкро" из Лос-Анджелеса", размещена она была просто в квартирах, в домах наших доноров в Америке, которые помогали ей, которые сказали, что с удовольствием примут у себя бесланскую семью. Больница, которая осуществляла ей операцию, и врачи, которые там работают, сказали: "Мы все сделаем бесплатно". И в итоге получился такой вот бесплатный приезд в Америку с медицинским обслуживанием и со всем, и никто на это не потратил ни копейки.

Такое становится возможным, когда люди знают, когда мы звоним в больницу и говорим: вы знаете, мы не фонд, из которого все люди получают зарплату, а мы хотим, чтобы вы сделали что-то бесплатно. Мы фонд, в котором все работают бесплатно, и предлагаем вам тоже поучаствовать.

Максим Ярошевский: По мнению Георгия Васильева, в России сегодня никак не решен вопрос благотворительности. Люди, готовые помочь пострадавшим во время терактов или стихийных бедствий, натыкаются на непонимание со стороны государства. Чего только стоит транзитный счет, на который переводили деньги для жертв бесланской трагедии.

Георгий Васильев: Мы бились за деньги доноров, для того чтобы наш фонд мог больше распределить детям Беслана. А вы помните информационную кампанию, которая велась в стране год назад, когда призывали жертвовать деньги по телевизору и давались счета? Вы знаете, что это были за счета? Это были транзитные счета. Транзитный счет - это счет, который никому не принадлежит. Я перестал следить за судьбой этих денег. Я поговорил с разными людьми. Я, например, говорил с управляющим банком, в котором были открыты счета, и он говорил: "Я боюсь трогать эти деньги. Не дай бог, кто-то скажет, что он положил их на депозит или он их отдал в кредит. Они просто лежат на транзитных счетах". И на этих счетах - на валютном и на рублевом - были собраны суммы больше 25 миллионов долларов. Есть основания полагать, что даже более 30 миллионов долларов. Никто не знает в точности, что это за суммы, сколько денег было собрано и кто ими в конце концов распорядился, куда они пошли.

Максим Ярошевский: Говорил член попечительского совета фонда помощи пострадавшим от терактов Георгий Васильев. Фонд помощи детям Беслана продолжает работать. На его счет можно переводить деньги через Интернет и по почте. По словам Леонида Рошаля, уже сейчас требуются деньги на будущие реабилитационные программы для детей Беслана.

XS
SM
MD
LG