Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Бродячее братство Дании


Программу ведет Алексей Кузнецов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Сергей Джанян.

Алексей Кузнецов: Наш сегодняшний репортаж в рубрике "Истории Запада и Востока" из Дании. Он посвящен датским скитальцам и бродягам, которые добровольно отказались от обычного образа жизни и строго соблюдают свой, весьма своеобразный кодекс чести. В этом бродячем братстве Дании есть и свой король вагабонда, который ежегодно избирается в сентябре на острове Фюн.

Сергей Джанян: Они называют себя вагабонды, а еще рыцари дорог, скитальцы, шуты, имен у них предостаточно. У многих, говорят, есть дом, а у некоторых даже семьи. Но они безостановочно кочуют по стране, коротая ночи в канавах, под ярмарочным тентом или где их еще застанет темнота. Их некому сосчитать и вряд ли кто-то скажет точно, когда они вообще появились. Кажется, что вагабонды в Дании были всегда. Память готова заменить заковыристое словечко булыжным нашим "бомж", но это вряд ли правильно.

Бомжами, как известно, становятся. В вагабонды уходят, как в монастырь или в затяжное, точнее, безвозвратное плавание. Наверное, так, вагабонды - это те, кто решил завязать с окружающим миром: прошлого нет, настоящее - вот оно, а будущее тянется за горизонт бесконечной лентой асфальта. Одним своим присутствием вагабонды вступают в конфликт с перспективой, их видно ото всюду. А перед страстью их к украшательству меркнут любые фантазии дембеля: медали, значки, брелки щедро, по-брежневски, разбросаны по груди и плечам, надо думать, таятся в изнанке карманов. Абсолютные эстеты к фуражкам цепляют лисий хвост на манер бескозырки. Не забуду свою оторопь при виде первого подобного существа, забредшего в вагон: неужели у такого и счет есть в банке, мелькнула глупая мысль. Есть, как ни странно. Но вагабонду претит скудость обычной жизни и его собственная проходит в паломничестве, от коммуны к коммуне, где разжалобит сотрудника социальной службы на проездной, где разживется суточными на прокорм. "Ноу-хау" Паниковского дает сборы в работе с мирным населением. Вагабонды доброе к себе участие очень ценят, ставят, например, метки на домах, где подают, и пьют, разумеется.

Активную часть времени датский вагабонд тратит на поиски, чем залить душу, а остаток ее проведет за душевным трепом с соратниками и бесконечном бахвальстве, кто кого перепьет, кто был пьянее вчера и с кем они будут пить завтра. Но вы их обидите, сочтя заурядными алкоголиками. Быть вагабондом почетно, вдобавок требует соблюдения определенных правил. Адепты бродячего рыцарства чураются наркоты, а рыцарский кодекс строжайше запрещает вагабондам промышлять воровством, затевать драки и вообще создавать проблемы обществу. Ренегата с позором изгонят из ордена, разжаловав в банального бродягу без рода и племени. Однако прав классик: "Жить в обществе и быть от него свободным никак нельзя".

Присмотревшись, нетрудно догадаться, весь этот маскарадный прикид, все эти кители, фуражки с высокой тулей и грозди наград - не что иное, как игра в прежнюю жизнь. Может показаться, грош цена картонным страстям. Отнюдь. В придорожном царстве свои амбиции. Охотно зреют интриги и даже среди этой публики есть риск прослыть неудачником. А вообще-то скитальцы - большая кочующая семья: кого-то всегда рады видеть, кому-то запустят вслед не бутылку, но едкое слово. Пусть вам не кажется, что вагабондом можно стать, лишь натянув на себя старый китель и обвешав его цацками. Соискателю положено в начале зарекомендовать себя на дорогах, а уж потом ждать сентября, когда на острове Фюн разворачивает шатры ежегодная ярмарка "Эгескоф". Начиная с 1919 года, с пунктуальностью перелетных гусей сюда тянутся вагабонды со всей Дании. Ровно к 11 утра следующего дня ярмарки странствующие рыцари изберут своего короля. Вопрос престолонаследия решается демократически, прямым голосованием, разливанным морем пива и невероятным количеством шума. Новый самодержец выкликает свою королеву, кронпринца и принца, теперь они будут представлять бродячее братство на датских дорогах. Оппозиция, разумеется, крайне недовольна. Некоторые швыряют оземь фуражки и стаскивают с себя униформу, но все быстро утихомиривается. Священник, взаправдашний, благословляет монарха на царствие и просит присутствующих спеть по сему случаю псалом.

Этим дело не кончено. Трое бродяг-стажеров должны пройти обряд крещения. Король, кряхтя, возлагает руку на немытые патлы, окропив их целой бутылкой "Пильзнера". Пиво льется на землю, в чем некоторые, судя по лицам, усматривают явный грех. Зато, встав с колен, прозелит обретает звание, а главное - имя. Имена вагабонды подбирают себе самые невероятные. Ярмарка отшумит, а с нею вновь разбредутся по спокойным датским дорогам "рыцари" Тысяченог, Епископ, Рыбачка, Пер Банджо, Черный моряк…

Дания уважает своих босяков. А дело все в том, что культура бродяжничества существует в Дании с незапамятных времен и титул короля вагабондов не блажь экзотических алкашей, а восходящий к средневековью исторический факт. Еще в 1587 году королем Фредериком II вменялось в обязанность местным властям иметь в приходе не менее одного "стоддеконге". Бродячий монарх наделялся особым жезлом в знак власти и следил за порядком среди подданных, организуя их время от времени на подмогу городским золотарям.

В стране Андерсена случаются вещи и совсем удивительные. Уже в наши дни датский бродяга Сибрино, по прозвищу Крысиный король, был жалован королевской грамотой, разрешавшей ему зарабатывать на жизнь ремеслом бродячего комедианта. Собственноручно подписанный датским монархом указ Сибрино вывесил в рамочке на тележку с шарманкой, которую так и таскал по городам и весям до самой своей смерти в 1989 году. Можно улыбнуться, а можно и призадуматься. Ведь не случайно колясочка вагабонда и дворцовый лимузин роднит одно удивительное обстоятельство - красный с белым крестом датский флаг "Даннеброг", штандарт государства, в котором бродяги чувствуют себя дома с не меньшим правом, чем их короли.

XS
SM
MD
LG