Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Объединение кабельного телевещания в Петербурге


Программу ведет Ольга Писпанен. В программе принимает участие Сергей Андреев, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга.

Ольга Писпанен: Власти Петербурга обеспокоены созданием единой мультисервисной сети кабельного телевидения. Проект закона об объединении кабельного вещания внес на рассмотрение в Законодательное собрание Санкт-Петербурга депутат Сергей Андреев. Он сегодня у нас в студии.

Доброе утро, Сергей Юрьевич.

Сергей Андреев: Здравствуйте.

Ольга Писпанен: Но вначале давайте послушаем репортаж на тему, которую будем сегодня обсуждать в прямом эфире Радио Свобода. Открытие нового телевизионного сезона в Петербурге ознаменовалось скандалом на рынке кабельного телевидения. Несколько операторов в попытке поделить городской рынок сначала обвинили самого крупного из них в монополизме, а теперь им и вовсе грозит объединение. В Законодательное собрание внесен соответствующий законопроект. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Проект закона «О единой сети кабельного телевидения Петербурга» внесен в Законодательное собрание депутатом Сергеем Андреевым. В документе говорится о том, что «основная цель проекта – обеспечение и защита прав и свобод граждан на получение полной и оперативной информации, реализация прав жителей Петербурга на участие в осуществлении власти и защита населения в условиях чрезвычайных ситуаций».

Те, кто смотрят кабельное телевидение, не слишком хорошо понимают, зачем им понадобилась единая сеть. Говорит петербуржец Юрий Александрович.

Юрий Александрович: Я не понимаю, если существует волновое телевидение, куда входят государственные каналы – ОРТ, РТР, почему надо туда же приплюсовывать и кабельное телевидение, которое является чисто добровольным. Человек к нему подключается за свои деньги. Человек сам должен выбирать, нужно ему такое телевидение или не нужно. А если это будет объединено опять в одно общее дело, так не понятно тогда, одним нравится, другим не нравится, и зачем это делать. Человек должен выбирать. Контролировать легче. Но интереснее ли смотреть?

Татьяна Вольтская: Лидер рынка кабельного телевидения компания «Санкт-Петербургское кабельное телевидение» завершает реконструкцию своей кабельной сети, объединяющей все районы города. Уже объявлено о том, что сеть проложена в каждом доме, и в этом случае абоненты Петербурга будут платить минимум 13 миллионов долларов в месяц.

Может быть, объединение сетей означает обычную конкурентную борьбу, а может быть, очередную попытку государства контролировать теперь уже и кабельное телевидение. С этим категорически не согласен начальник юридического отдела открытого акционерного общества «Телекомпания Санкт-Петербургское кабельное телевидение» Алексей Ермолик.

Алексей Ермолик: Мы не являемся монополистами на этом рынке. А контроль над программами, над деятельностью журналистов, данный вопрос с точки зрения юридической не входит в компетенцию государственных органов. И более того, права журналистов определены законом.

Татьяна Вольтская: Конечно, закон не предусматривает цензуры, но практика, как известно, несколько расходится с буквой закона. Понятно, что лидер рынка кабельного телевидения приветствует новый законопроект. А к чему на деле приведет создание единой мультисервисной сети кабельного телевидения, пока не известно.

Ольга Писпанен: Сергей Юрьевич, почему вы заинтересовались этим законопроектом, объясните, пожалуйста?

Сергей Андреев: Не просто заинтересовался. Я вообще сторонник того, чтобы все технические системы города были потихоньку стянуты в несколько узлов, чтобы можно было на любую оперативную ситуацию, например, реагировать всеми силами безопасности. И если это, скажем, пожар, то туда вызывается «скорая помощь», милиция, пожарные, МЧС, не отдельно каждая и сама по себе, а все вместе на один и тот же участок. И подобного рода схему я вижу как техническую проблему. Она должна быть создана в городе.

А что касается кабельного телевидения, вот все говорят о какой-то цензуре, о каком-то контроле над программами. Что в этом законе имеется в виду. Вопрос чисто технический. Я хочу, чтобы в каждую квартиру была подведена проводка, условно говоря, кабельная, которая позволила бы 40 программ как минимум брать со спутника – вот и все. Никто эти программы сами по себе не контролирует. Хотите – берите американские, европейские, хотите – японские...

Ольга Писпанен: Подождите. Как это, хотите – берите? Вот что вам «гонят» по кабелю, то вы и будете смотреть.

Сергей Андреев: Нет-нет. Давайте кабель технически рассмотрим. Он одним концом упирается в приемную станцию, а другим концом упирается в телевизор. Вот сама эта сеть должна обладать пропускной способностью, которая позволит до 80 каналов принимать. Сами эти каналы принимаются со спутника как бы общим приемником. Вы у себя на телевизоре можете настроиться на любой канал и его смотреть, никто вам запрещать не будет.

А сегодня мелкие компании, они предоставляют 3-5 маленьких программочек, которые вы можете выискивать уже и ими распоряжаться, но не больше – у них не хватает технических возможностей.

Ольга Писпанен: Почему 3-5? Насколько я знаю, люди, у которых есть кабельное телевидение, пусть это не самая большая ТКТ, а какие-то маленькие кабельные компании, у них до 40 каналов как раз существует.

Сергей Андреев: Я поясню техническую сторону. Я по обычному телевизору сегодня смотрю где-то 16-19 программ, которые может «поймать» обычная антенна.

Ольга Писпанен: Которая на доме стоит, да?

Сергей Андреев: Да. Мне, предположим, этого мало. Я заказываю себе проводку кабельного телевидения дополнительно к той, что я имею через антенну. И получаю выход на вот эти самые 40-90 каналов новых. И за это отдельную плату плачу.

Ольга Писпанен: То есть вы платите и за антенну, и за кабельное телевидение? Так и будет продолжаться?

Сергей Андреев: Нет. Дальше вы имеете право через кабель, если он входит в дома, просто пользоваться кабелем, вам тогда антенна уже и не нужна, потому что она берет те же самые программы, но меньше. Вы платите только за кабель, причем за кабель, который доставляет вам сигнал со всех этих 40 каналов. Все. Это технический вопрос.

В чем суть закона. В том, чтобы подводить к каждой квартире кабель, который способен пропустить не меньше, чем 40 вот этих каналов. Если сегодня маленькая компания может обеспечить 16 основных и 5 еще дополнительных каналов, то я вижу, что людям этого мало, они хотят видеть весь мир. А технических возможностей маленькие сети им не дают. И давайте различать, поверьте, здесь никакой цензуры, в принципе, быть не может.

Ольга Писпанен: Подождите. Если мы говорим о технической стороне, то точно так же эта компания, которая передает, пускает по этому кабелю каналы, она совершенно спокойно может взять и отключить тот канал, который, в принципе, не хотелось бы, чтобы шел в дома.

Сергей Андреев: Так вот сегодня, в принципе, это можно сделать и через антенну. Вы точно так же отключаете антенну.

Ольга Писпанен: Но сейчас нет единого пространства кабельного. А когда это будет единое кабельное пространство, то разом можно, одной кнопкой, ну, фигурально выражаясь, взять и отключить неугодный канал, и его не будет нигде в городе, если все будут подключены к единой системе. Это так?

Сергей Андреев: Я еще раз говорю, эта система дополнительная к антенне. Она может быть использована вами по вашему собственному усмотрению.

Ольга Писпанен: Правильно. Хорошо. Но вот, например, я подключилась к кабелю, я отказалась от антенны. Я же не хочу платить больше в два раза, то есть и за антенну, потому что у меня это уже стоит в квитке на квартплату, там есть строка, где я плачу за антенну. Если я буду платить за кабель дополнительно, конечно, мне не хочется два раза, например, платить, тогда я откажусь от антенны.

Сергей Андреев: Нет, подключение к антенне вы все равно будете иметь, так или иначе.

Ольга Писпанен: То есть я все равно буду платить двойную цену?

Сергей Андреев: Нет. Вы можете выбрать. Вы отказываетесь от антенны, вы ее не используете, хотя по кабелю вы получите те же самые 16 каналов основных и 40 дополнительных, предположим. Я условно говорю. Действительно, сколько в мире каналов, сейчас трудно судить. Они и региональные сети «ловят». Но до 90, как мне говорили. Вот у меня воткнут в телевизор кабель и воткнута сверху антенна. Хочу – выбираю оба, хочу – выбираю только кабель, хочу – выбираю только антенну. Пожалуйста. Но при этом, если кабель уж подходит, то (и в чем новация этого закона) он должен иметь технические параметры, позволяющие вам не 3-5 программ брать дополнительно, а 40. И в этом-то и есть новация. Маленькие компании обеспечить этого не могут.

И как вы говорите, что можно неугодную программу выключить. Ну, взять кнопку и не дать. Точно так же, как мы сейчас по российской и, скажем, любой другой программе телевидения получаем то, что нам впихивают, точно так же сверху - хочешь – смотри, не хочешь – не смотри – могут точно так же выключить и сверху эту кнопку, по которой идет через антенну. Ну, не дадут нам сведения, скажем, по НТВ – и все, и закрыли лавку. Вот от властей всего, чего угодно, можно ждать. Но если у нас есть кабель, который со спутников снимает все программы, то почему бы сейчас им не воспользоваться.

Ольга Писпанен: У вас в законопроекте написано, что «сеть создается в целях наиболее полного удовлетворения спроса жителей». В этом мы разобрались. И «уравнивание конкурентных цен». То есть одна из главных задач демократии – конкуренция на рынке, она просто исчезает?

Сергей Андреев: Поймите, что значит конкуренция, если одна сеть предоставляет 3 канала, а другая может предоставить 40.

Ольга Писпанен: Но это же уже выбор. То есть вы выбираете: хотите вы вот эту компанию выбрать или вот эту компанию. В этой компании вот такая цена, а в этой компании вот такая цена.

Сергей Андреев: К сожалению, сейчас районы поделены компаниями по географическому признаку. И вы ничего не сможете выбрать. Вот вы попали под маленькую компанию, она вам даст 3 канала, хотите – смотрите, хотите – нет. Вот, собственно, и все. Переключиться на компанию, которая сеть имеет в другом районе и дает 8 каналов, а не 3, вы не можете технически. В этом смысле конкуренции нет и быть не может. Каждый, кто что, извините, захапал сегодня, тот то и имеет.

Я предлагаю все эти имеющиеся сети слить в техническую единую систему, дополнительно деньгами ее обеспечить, и дать жителю возможность выхода на 40 каналов дополнительно.

Ольга Писпанен: Давайте послушаем звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Иван из Москвы. Вот у нас в Москве существует кабельное телевидение взамен антенн, которые запрещено устанавливать на больших домах. И кабельное телевидение у нас дает нам определенные каналы. И когда я раскрываю телевизионную программу, я смотрю, что кабельное телевидение определенные каналы мне не дает, которые общедоступны при приеме на антенну. И вот мне хочется спросить. Законодательно у вас в Петербурге обяжут ли вот эти компании, которые дают сигнал по кабелю, показывать все программы, все каналы по этому кабелю? Потому что иначе «кабельное» начальство, оно может ведь действительно цензурировать определенные каналы. Спасибо.

Сергей Андреев: Я московский закон видел, читал. С него многие, кстати, положения технические в определенном смысле переведены к нам в Питер с учетом условий наших. Определять количество программ будет закон. Предположим, если мы напишем, что не менее 40 программ, это будет вписано отдельной строчкой. Поэтому уменьшить... Конечно, если депутатов «нагнут», если исполнительная власть скажет «нельзя Российское телевидение смотреть, и все», или НТВ, но это будет нарушением закона о праве граждан на информацию. Поэтому сейчас уменьшить вот этот расширительный список программ будет крайне затруднительно. Это суды начнутся просто. И я не думаю, что у кого-то поднимется рука взять и запретить.

Поэтому моя задача очень простая – технически обеспечить доступ к не менее 40 программам. Вот и все.

Ольга Писпанен: И у нас есть звонки. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Тема эта мне близка, и поэтому я должен сказать, что вот этот закон – это явно лоббистский закон. Он ставит крупные компании в парниковые условия. В то время как закон должен быть направлен на свободную конкуренцию, создание равных условий для больших и малых компаний, независимо от существующего положения на рынке. Спасибо.

Ольга Писпанен: Сергей Юрьевич, прокомментируете?

Сергей Андреев: С удовольствием. Вопрос отличный. Вопрос стоит следующим образом. В законе прямо написано: «Компании любые – маленькие или большие, – которые обеспечивают технические условия к подаче информации следующие...». Я, честно говоря, частотных параметров не знаю. Но вот нужно подать 40 каналов в каждую квартиру, и чтобы прием был таким образом обеспечен, чтобы вы могли и через этот кабель выходить в интернет, и принимать по нему сигналы общегородской опасности, радиационные и другие тревоги. Вот если вы обеспечиваете – пожалуйста, если вы маленькая, большая. Хоть вы три квартиры способны этим обеспечить, выходите на конкурс, выигрывайте эти три квартиры – и пожалуйста. Если не можете – до свидания. Потому что, в принципе, вот представьте, вы объявляете конкурс на чистоту в парадной. И приходит маленькая компания и говорит: «У нас два ведра, одна швабра. Извините, мы будем делать, но, к сожалению, будет грязненько. Но мы будет это делать каждый день». И есть крупная фирма, которая говорит: «Мы будем делать чисто каждый день, потому что у нас есть специальная техника и порошок». И мы здесь устраиваем, конечно, конкурс. Но поверьте, главным критерием является чистота в парадной. Или в нашем случае - доставка сигнала к потребителю. И поэтому говорить, что «давайте-ка мы пустим маленьких, худеньких, убогеньких только потому, что конкуренция нужна...

Ольга Писпанен: А почему обязательно худеньких и убогеньких? Может быть, они и маленькие, но тоже белые и пушистые.

Сергей Андреев: Вот давайте, пусть белые и пушистые обеспечат технические условия, приходят и работают. Не обеспечивают – до свидания. И здесь вы со своим ведром и шваброй можете как бы обслуживать кого-то другого.

Ольга Писпанен: Но согласитесь, в принципе, можно же посмотреть на это объединение и с другой стороны, как на борьбу за достаточно большой денежный кусок в городе. По некоторым подсчетам, это больше 150 миллионов долларов в год.

Сергей Андреев: Ну, мои подсчеты скромнее. Честно говоря, я считал, сколько стоит абонентская плата каждой точки, сколько таких точек у них дополнительно появится. Там цифры, мне кажется, на порядок меньше. В рублях я все это примерно посмотрел. Там развитие сети идет гораздо меньшими темпами.

Но я рассуждаю как обычный потребитель. Что мне дороже – конкуренция какая-то между кем-то или чтобы я мог 40 каналов смотреть, а не пять? Вот я лично считаю, что если мне привезут 40 каналов, то какая мне разница, кто это сделает – крупная фирма или мелкая. Поэтому равенство условий – изволь соответствовать техническим параметрам. Эти параметры сейчас разрабатывают постановлением правительства специалисты вот этих ведомств...

Ольга Писпанен: То есть их не было до сих пор, этих параметров?

Сергей Андреев: К сожалению, нет. Кто во что горазд. «Я хочу 5 каналов, я такой красавец, вот я и пришел. Вот у меня кабельное телевидение. Подал заявки, воткнул шнуры – и сижу себе спокойно». Сейчас такие параметры обязаны появиться. «5 каналов мало дополнительно, давай 40. Можешь? - пожалуйста. Не можешь? – до свидания». Все очень просто.

Ольга Писпанен: Кто же все-таки будет контролировать эту единую кабельную систему?

Сергей Андреев: Я думаю так, технически ее будут контролировать специалисты технические. Что касается «начинки» этих каналов, вот будет 40 каналов – какой хотите, такой и смотрите. Никто свою идеологию пихать не будет.

Ольга Писпанен: Вот смотрите, например, везде на Западе существуют интимные, взрослые каналы. Будут ли такие здесь?

Сергей Андреев: Уверен, что да. Потому что вот сейчас они существуют в дополнительно оплачиваемой сети «Плюс», как ее называют. Платите дополнительные деньги, выходите на тот же канал, но имеете еще и эротические фильмы. Да пожалуйста. Я считаю, кстати, появление таких каналов в ночное время обязательным. Потому что есть люди, которые требуют свободы в этой части, и наши, извиняюсь, официальные органы идут им навстречу и днем начинают по таким каналам, которые смотрят все, и дети в том числе, показывать такую эротику, что уже как бы и глаза закрыть, и уши свернуть. Поэтому пусть они ночью как бы занимаются своим любимым делом. Я считаю это правильным. И во всей мировой практике это принято.

Ольга Писпанен: А что такое – защита населения в условиях чрезвычайной ситуации?

Сергей Андреев: Это сигнал, который поступает к вам, даже если вы спите. Условно говоря, вы монтируете в своем приемном устройстве тревожную сигнализацию. И она активируется по общегородскому сигналу во всех домах разом - «Тревога! Радиационная опасность!», чтобы Чернобыль, так сказать, в один момент предупредить. И дальше действуете по МЧСовскому плану эвакуации.

Ольга Писпанен: Так если есть МЧС, в принципе, есть же...

Сергей Андреев: А как они сегодня вам достучатся ночью, если вы выключили все виды связи и спите? По телефону вам будут звонить или в дверь стучать? Или сирена на улице зазвучит, и вы поймете, что она означает?

Ольга Писпанен: То есть в реальности это будет действовать как сирена у тебя дома, включающаяся в какой-то определенный, тревожный момент?

Сергей Андреев: Да, военные или чрезвычайные ситуации. Почему нет?

Во-вторых, все-таки ваша возможность выйти в интернет сегодня, она связана с некими техническими параметрами. Вам дают лишний кабель.

Ольга Писпанен: А как к этому относятся сети, которые сейчас занимаются проводкой интернета? То есть получается, что вы отбираете у них бизнес.

Сергей Андреев: Я отбираю возможность у них. Вот вам конкуренция, пожалуйста. Хотите через свой кабель, который вам в дом проведут в обязательном порядке, хотите через них. За тот кабель вы платите как за общий канал, за большой - 40 каналов плюс интернет. Вы уже заплатили – пожалуйста. А за отдельную связь через операторов сегодняшних интернетовских, хотите – ими пользуйтесь тоже. Да отбираем. Но мы удешевляем для пользователей. Причем если он платит и за телевидение, и за интернет сразу, ему гораздо удобнее. Мне никого здесь не жалко. Мне потребителя хочется оградить от лишних плат.

Ольга Писпанен: Давайте послушаем звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Сергей Юрьевич, у меня к вам вопрос. Скажите, пожалуйста, а сколько вы приняли законов и сколько выдвинули, какие законы вы довели до конца? Не будет ли с этим законом то же, что и всегда, как вы красиво говорите, предлагаете хорошие идеи, которые потом не имеют финала.

И мне хотелось бы еще вот что спросить. Вот вы брались за последнюю проблему, которую город вроде как узнал, насчет ТСЖ. Я вам задавала несколько вопросов, вы мне ни на один вопрос не ответили. Мне бы хотелось, чтобы вы взялись за те законы, которые очень нужны людям. Понимаете? Телевидение, наверное, - это хорошо. Но я думаю, что с ним будет то же самое, что и со всем остальным, что вы предлагали.

Поэтому мне кажется, что вы очень долго сидите в Законодательном собрании. И надо вам всем принять закон, чтобы вы там не пожизненно сидели, а один-два срока максимум.

Ольга Писпанен: Спасибо. Сергей Юрьевич, пожалуйста.

Сергей Андреев: Вопросов несколько. Скажу сразу. Закон о кабельном телевидении уже был внесен ранее в Законодательное собрание, он провалился благополучно на третьем чтении. Но он был еще до последних законов, связанных с информацией. Поэтому мы сейчас постараемся.

Во-вторых, то, что касается ТСЖ, этой проблемы. Да, я опять вынужден вносить закон об управляющих компаниях в области обслуживания жильцов. Я вижу бардак, который творится в городе на этом поприще. И я хочу, чтобы было лучше.

То, что не всегда у меня получается, ну, вы знаете, если попытки прекратить только потому, что ничего не получается, это было бы, наверное, глупо. Я не затем в Законодательном собрании, как вы выражаетесь, сижу.

И, наконец, то, что касается двух сроков. Вот сейчас федералы специально рассматривали законы о выборах в местные законодательные органы. Ограничений на эту тему они не внесли. И здесь как бы позволено сидеть... А теперь будут выбираться только по партийным спискам, вы знаете, поэтому это вообще меняет ситуацию. Кого вы выберете, вот выберете Андреева - будет сидеть, не выберете Андреева – не будет сидеть.

Ольга Писпанен: Тоже странная ситуация, кстати, двоякая. Но у нас, к сожалению, не эта тема сегодняшней беседы.

И у нас есть звонки. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Это вас беспокоит Борис. Я хотел бы господину Андрееву пару слов сказать насчет того, как подключалось это кабельное телевидение. Вот мы, в частности, стали жертвой этого кабельного телевидения. У нас была обычная коллективная антенна. Потом, не спрашивая мнения жильцов, студия кабельного телевидения, которая находится, по-моему, на Вирейской, 24, они переключили каналы на себя – и началась свистопляска. То есть у нас периодически стал пропадать сигнал, периодически у них там что-то ломалось - и мы не могли вообще смотреть телевизор. А сейчас нет подачи части каналов, их невозможно смотреть по телевизору. А, например, ТВ-3 и РЕН-ТВ идет с очень сильной звуковой помехой. Ну, помните, в старое время глушили, в частности, ваше Радио Свобода, вот примерно такая помеха идет. Когда я к ним ходил и говорил, что «давайте отключайте нас от себя и верните нас на антенну», ничего, кроме смеха, не было. Вот результат.

Ольга Писпанен: В принципе, понятен вопрос. Будет ли это принудительное подключение к единой кабельной сети?

Сергей Андреев: Планируется так. Кстати, вот этот случай видится мне безобразием. Потому что никто сейчас антенн не отменял и отменять не собирается. И если человек платит абонентскую плату за антенну, как можно ему взять и эту возможность обрезать?

Ольга Писпанен: Вы знаете, у меня, например, антенна совсем плохо работает, тем не менее, абонентскую плату я плачу.

Сергей Андреев: Плохо работает... Кстати, ваши деньги идут на то, чтобы ее ремонтировали.

Ольга Писпанен: И уже несколько лет.

Сергей Андреев: У меня, кстати, тоже.

Ольга Писпанен: Так все-таки будут принудительно подключать?

Сергей Андреев: Нет. Я, кстати, здесь уверен вот в чем. Если у вас в доме, Борис, было создано ТСЖ, то наверняка обратились к вашему руководству – и кто-то что-то подписал. Вы просто не знаете об этом. А если просто граждане, то надо подавать в суд, отсуживать обратно, причем с огромными издержками для кабельного телевидения.

Что касается сегодняшней ситуации. Для кабеля канал будет прорубаться во всех вновь построенных домах, проводиться этот кабель будет в каждую квартиру, и вы будете просто иметь торчащий из стены «хвост», к которому можете...

Ольга Писпанен: То есть это будет как опция? Хочешь – подключайся, не хочешь – не подключайся. Будем надеяться.

Давайте послушаем еще звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Скажите, вот вы говорите о кабельном телевидении, а у нас дом сталинский, и мы платим как за кабельное телевидение 28 рублей, за антенну. А у нас показывает всего четыре программы.

Ольга Писпанен: Значит, вы платите за антенну, а не за кабельное телевидение. Кабельное телевидение стоит намного дороже.

И хотелось бы задать один вопрос, который не касается этого законопроекта. Какие основные тенденции работы осенней сессии?

Сергей Андреев: Вы знаете, вот вижу так, что очень много снимать придется разногласий нашего законодательства с федеральным. Это во-первых. Огромное число протестов у прокурора. Во-вторых, выравнивать всю ситуацию...

Ольга Писпанен: Я слышала, что Вешняков...

Сергей Андреев: Ну, надо вносить изменения в наши законы, чтобы все-таки привести их в соответствие с федеральным законодательством. Мы отстаем здесь очень, и это, в принципе, нависает как дамоклов меч. Значит, Собрание надо разогнать да и все.

Во-вторых, очень много хозяйственных вопросов, вот то, что связано с тарифами, связано с транспортом – это все требует законодательной...

Ольга Писпанен: Вот это стопроцентное повышение, оно тоже коснется...

Сергей Андреев: К сожалению, да. Потому что здесь либо мы прикроем наших граждан от удара стопроцентной оплаты на свои плечи, либо нет. Это, честно говоря, должна решить, в первую очередь, исполнительная власть, идет она на это или нет. И мы предусмотреть в бюджете должны амортизационные средства. Либо бюджет гасит разницу, либо тарифы взвинтятся. Кстати, по прогнозам Минфина России, на 30 процентов за год тарифы уйдут по всем категориям плательщиков. Представляете, в следующем году. Плюс наши 14-15. Вот судите, что у вас из кармана вынут.

Я буду категорически настаивать, чтобы здесь «подушка» осталась такой, какая была в прошлом году, чтобы не повышать уровень предельных отчислений от совокупного дохода семьи, скажем так, и не перекладывать все 96 процентов, как говорила наша Валентина Ивановна, на плечи населения. Не 100, а 96. Но мне, честно говоря, видится, что...

Ольга Писпанен: Ну, что 100, что 96...

Сергей Андреев: Да, это все равно. И вот эти хозяйственные вопросы... надо расшивкой заниматься в течение буквально трех-четырех месяцев.

И самое главное – бюджет следующего года. Я вижу сейчас проблемы огромные. Дело в том, что рост наш предусмотрен всего на 12 процентов доходной части, которая по прошлому году мерилась. Минфин России опять же выкатывает цифру инфляции 11,5 процента. Вот чем мы занимаемся-то, если мы растем только на величину инфляции? Это значит, что можно взять папиросу «Беломорканал», положить себе в зубы и курить, ничего не делая. И только инфляционные деньги потом делить тем или иным способом. О каком климате мы здесь говорим, если мы просто растем на инфляцию? Поэтому здесь вопросы встанут. Обеспечение лекарствами, обеспечение услугами ЖКХ – это все придется решать за три-четыре ближайших месяца.

Ольга Писпанен: Скажите, пожалуйста, Сергей Юрьевич, какая-то действительно очень странная и непонятная, уже даже надоевшая ситуация с Уставным судом. Ваши какие-то комментарии?

Сергей Андреев: Комментарии здесь таковы. То, что Уставный суд как бы взялся за то, чтобы приводить в соответствие некоторые нормативы исполнительной власти, да еще к тому же занялся проблемой ларечников, мелкого бизнеса, который протестует против решения их всех повыкинуть с остановок, вот не понравилось это исполнительной власти, конкретно губернатору. Был дан приказ, уродливо исполненный, ликвидировать фактический Уставный суд, что и привело к тому, что послушные депутаты этим занялись. Вчера последнюю точку в этом вопросе поставили и срок полномочий у судей прекратили. Я предупреждал коллег-депутатов, что раз дело дошло до Конституционного, Верховного суда, нам могут спустить обратно решения, которые мы униженно будем вынуждены выполнять, чтобы вернуть все на свои места. Конфликт в сентябре, видимо, будет решен наверху, в Москве. Нам спустят решение. И мы можем обратным ходом, попятившись, извиняясь, с угодливостью, которая сейчас уже появилась, перед исполнительной вертикалью все вернуть назад.

Я бы считал так, есть закон, Уставный суд принял какое-то решение, выполнить его, и на этом надо успокоиться, а не стирать с лица земли Уставный суд.

И самое последнее соображение. Если сейчас начнут Законодательное собрание распускать, обращаться будет уже некуда. Арбитраж как бы потерян.

Ольга Писпанен: Вот мне очень нравится ключевая фраза: «нам спустили решение».

Сергей Андреев: К сожалению, так.

Ольга Писпанен: Так и будем работать?

Сергей Андреев: Так депутаты сегодня себя ведут. Извиняюсь за всех своих честных коллег, которые еще остались.

Ольга Писпанен: Большое спасибо, Сергей Юрьевич.

XS
SM
MD
LG