Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Всемирный День действий против сжигания мусора


Программу ведет Михаил Фролов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марина Катыс.

Михаил Фролов: Ежегодно проходящий в первой декаде сентябре Всемирный альянс против сжигания мусора в этот раз поднимет вопрос о сжигании отходов. О том, кто и как занимается утилизацией твердых бытовых отходов в России, в материале Марины Катыс.

Марина Катыс: Всемирный день действий против сжигания мусора проводится с 2001 года и нужен для того, чтобы сообща сказать: хватит бездумно сжигать ресурсы, пора двигаться в направлении чистой продукции, безотходного производства и безопасного будущего. В этот день в разных странах люди выходят на улицы, выражая свой протест против сжигания отходов, пикетируют работающие или строящиеся мусоросжигательные заводы, идут в школы и университеты, читают лекции о вреде сжигания мусора и альтернативах.

Всемирный день борьбы со сжиганием отходов в этом году проходит в мире под девизом "Ноль отходов - ноль потерь". Эта экономическая модель - единственный способ решить проблемы отходов всех видов. О том, как решается эта проблема в Москве, я беседую с руководителем токсической программы "Гринпис-Россия" Алексеем Киселевым.

Безотходное производство - это как минимум для начала раздельный сбор мусора. Каково в России отношение к раздельному сбору мусора? Я ведь знаю, что "Гринпис" проводил эксперименты по внедрению этой методики.

Алексей Киселев: "Гринпис" проводит уже не эксперимент, у нас работает в Санкт-Петербурге более-менее промышленная модель, которая поддерживается "Гринпис" и коммерческой компанией. Отношение населения хорошее, а вот отношение властей никакое на самом деле. В этом кроется корень проблемы.

Марина Катыс: В Москве уже два года назад была запущена программа по раздельному сбору мусора. Это в 35 районах Южного округа происходило, насколько я понимаю. Как я знаю, никаких положительных сдвигов в этой области не произошло: народ либо игнорирует эту программу, либо те, кто занимаются бизнесом в сфере вывоза мусора, эту программу игнорируют. В общем, не происходит существенных сдвигов.

Алексей Киселев: Во-первых, элемент всего этого дела пошел, как всегда, по старому русскому административному пути: что-то поставили, забыли сказать народу, зачем это поставили. Мы это наблюдали, допустим, в казино, где стоят красиво разноцветные контейнеры, народ с трудом представляет, зачем это сделано. Доходило до того, что они звонили просто нам в "Гринпис" и спрашивали: "У меня во дворе стоят такие штуки, а для чего это?" Это первый элемент проблемы.

Второе. Я не понимаю, по каким причинам, но если по дворикам Южного округа походить, то можно увидеть, что, допустим, синий бак для бумаги стоит на общей контейнерной площадке, он обожжен, с него снята крышка, туда валится весь мусор. Кто это сделал? Это сделал дворник или сделали люди, которым поручили делать раздельный сбор, им просто надоело, таким образом решили все это дело дискредитировать, я этого не знаю. Но такое тоже есть. Если такое появляется во дворе, то про участие людей в раздельном сборе дальше можно потихоньку забывать, потому что второй раз эти люди нескоро поверит в важность, необходимость и то, что это действительно отправляется на переработку, а не вывозится на свалку.

Те люди, которые организовывают раздельный сбор в Москве, они просто мало задумываются о том, что население вообще-то в этом деле главный участник. Мы опросили на самом деле префектуры Москвы по поводу того, что существует краткосрочная экологическая программа правительства Москвы, согласно ей будут выделяться деньги на раздельный сбор. Мы сначала запросили в управлении по обезвреживанию и переработке отходов господина Федорова, откуда нам пришел ответ, что это дело находится в руках округов. Мы тогда опросили округа и выяснили, что вообще последние два года ни один округ никаких бюджетных денег на реализацию этих программ не получал. Все это делается за счет управ, за счет каких-то денег префектуры и так далее. Вопрос, куда пошли эти деньги, у нас пока открыто стоит, мы пока не знаем.

Марина Катыс: То есть деньги были выделены на программу?

Алексей Киселев: Согласно постановлению правительства Москвы деньги были, а вот префектуры пишут, что никаких бюджетных средств на раздельный сбор они не получали. Соответственно, непонятно вообще, кому верить.

Марина Катыс: Тенденция московская строить мусоросжигательные заводы в контексте мировой практики ухода от такого способа утилизации мусора?

Алексей Киселев: Московское правительство пока больше ничего не строит, оно только третий завод реконструирует. Я не думаю, что в Москве, кроме реконструированного третьего, появятся еще какие-то мусоросжигательные заводы, не думаю, что в бюджете сейчас найдутся на это деньги, поскольку игрушка все-таки очень дорогая.

Марина Катыс: Но и вредная невероятно.

Алексей Киселев: Это безусловно, но московское правительство об этом меньше всего задумывается. Все кроется в одной вещи: в Москве, как и в стране, отсутствует вообще понимание, что мы должны делать с отходами. Мы видим каждый день мусоровозы, чего-то возят, вывозят, вроде контейнеры опустошаются и так далее. Но ведь никто не представляет, через три года на 3 процента вырастет объем отходов, что мы с этим будем делать. Очень мало инвестируется на самом деле. Концепцию обращения с отходами, насколько я знаю, мэр Москвы так и не пропустил, равно как и экологическую программу Москвы, она до сих пор не утверждена, ее до сих пор нет. Что с этим дальше делать, непонятно.

Марина Катыс: То есть пока что никаких видимых перспектив развития этой программы в Москве нет?

Алексей Киселев: Чтобы это было системно, целенаправленно и методически, такого нет. Безусловно, есть какие-то положительные попытки, кто-то что-то делает, но это все очень хаотично.

Марина Катыс: Если ничего кардинального не будет предпринято в ближайшие несколько лет, что ждет Москву с точки зрения производства мусора?

Алексей Киселев: В Москве объем отходов каждый год где-то на 1-2 процента увеличивается. В ближайшие 3, 5, 10 лет, я думаю, что договорятся с областью, будут вывозить на полигон. Все, что могут, если хватит мощности, если эти мусоросжигательные заводы будут работать, возможно что-то больше будет изыматься во вторичное использование. Прогноз у меня, по крайней мере, такой. Я просто ничего больше такого положительного пока не вижу, к сожалению.

Марина Катыс: Ежегодно в России только твердых бытовых отходов образуется более 4,5 миллиардов тонн. До 90 процентов этих отходов можно переработать. При этом в среднем по стране перерабатывается не более 5 процентов, остальное либо сваливается на полигонах, либо сжигается. В результате в воздух попадает целый коктейль ядовитых соединений, среди них самый сильный яд, созданный человеком, диоксид. Он способен накапливаться в организме человека, постепенно отравляя и убивая его. Ежегодно от последствий воздействия диоксидов умирает до 20 тысяч человек.

XS
SM
MD
LG