Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Право граждан на выбор страховой медицинской организации


Программу ведет Светлана Толмачева. В программе принимают участие: Максим Стародубцев, президент Ассоциации региональных медицинских страховщиков «Территория» (Екатеринбург) и Любовь Журавлева, генеральный директор медицинской страховой компании «Медиполис» (Пермь).

Светлана Толмачева: Сегодня мы будем говорить о праве граждан на выбор страховой медицинской организации. Гость Екатеринбургской студии – Максим Стародубцев, президент Ассоциации региональных медицинских страховщиков «Территория». Доброе утро, Максим Ардалионович,

Максим Стародубцев: Доброе утро.

Светлана Толмачева: Раз в полгода, а может быть, и чаще мы возвращаемся к этой теме, чтобы узнать, как обстоят дела, появилась ли реальная возможность у обладателей медицинских полисов выбирать свою страховую компанию, выбирать самостоятельно, добровольно и понимать, как делается этот выбор. С вашей точки зрения, какова ситуация на сегодня в пределах Уральского федерального округа?

Максим Стародубцев: Она совершенно разнообразна и достаточно противоречива, как и все законодательство, вся практика, которая у нас в России существует. Так, в Свердловской области де-факто человек может выбирать страховую компанию, но тут возникают определенные проблемы с ее учетом, ее реестрами и прочими вещами. В Челябинской и Тюменской областях сейчас идут суды по поводу того, что администрация фактически назначила страховые компании для граждан. Курганская область – несколько отстающая. И здесь поэтому крайне интересен и крайне позитивен пример наших ближайших соседей – пермяков, которые, наконец-то, не дожидаясь того, как центр введет какие-либо нормы, приняли свое собственное, нормальное, позитивное постановление, наконец-то, регламентирующее свободу пока что еще не работающим гражданам на выбор страховой компании.

Светлана Толмачева: То есть региональное законодательство постановляет сделать этот шаг без оглядки на центр.

Максим Стародубцев: Конечно, дело в том, что в федеральном законе все это прописано, и фактически местное региональное законодательство на местном уровне не запрещало делать это. Так как федеральное законодательство было несколько неполным, такая возможность была. Когда у администрации есть возможность уменьшить волеизъявление, она всегда этим пользуется.

Светлана Толмачева: Максим Ардалионович, в чем смысл этого постановления, которое было выпущено месяц назад, уже месяц пермяки по нему работают, с точки зрения клиента в страховых компаниях что изменилось?

Максим Стародубцев: Я надеюсь, что это будет формироваться нормальное, ответственное сознание любого гражданина по его возможности участвовать в собственной социальной защите. Я считаю, что вообще проблема нашей социальной защиты, потому что гражданин оторван от нее, он не влияет на нее, он не может голосовать ногами за или против того качества услуг, которые ему оказывают. И вот эта возможность необходима. Без этого у нас никаких реформы не будет, она всегда будет административная, это всегда будут обноски с барского плеча, и ответного понимания не будет от этих реформ.

Светлана Толмачева: То есть, собственно, что произошло? Просто на региональном уровне в Перми вышел документ, который разъясняет, каким образом клиент может обратиться в другую страховую компанию, как ее поменять.

Максим Стародубцев: Совершенно верно.

Светлана Толмачева: Слушатели могут ответить на вопрос: что вы знаете о тех правах, которые дает вам страховой медицинский полис? И пытались ли вы этими правами воспользоваться?

И сейчас к нашей беседе присоединяется Любовь Журавлева, генеральный директор медицинской страховой компании «Медиполис» из Перми. Доброе утро, Любовь Ивановна.

Любовь Журавлева: Доброе утро.

Светлана Толмачева: Только что Максим Стародубцев рассказал о сути нововведения в вашем городе. Расскажите, вы месяц уже работаете по этой системе, в чем принципиальная разница?

Любовь Журавлева: Раньше наши страховщики до 2004 года заключали договор на неработающее население с администрацией района. А в 2004 году был проведен конкурс по городу Перми, в котором выиграла страховая компания «МАКС». Все страховщики, которые надеялись выиграть конкурс, 7 лотов разыгрывалось на конкурсе, мы думали, что хоть один из лотов выиграет региональная страховая компания, но предпочтение все-таки отдали московской компании. Естественно, 600 с лишним тысяч населения «МАКС» не мог единовременно обслужить. Сложилась сложная ситуация на территории, что люди начали обращаться в лечебные учреждения, их не принимали. Потом приняли решение, что полисы всех страховых компаний будут считать действительными, чтобы люди могли спокойно приходить в лечебное учреждение. А в июле 2005 года администрация Пермской области приняла решение дать право выбора застрахованным. В принципе мы с этим постановлением согласились, и все страховщики на сегодняшний день работают с населением. Во-первых, население у нас было плохо информировано, не знали своих прав. На сегодняшний день наша страховая компания усиленно проводит семинары, конференции с неработающим населением по всем районам. И когда мы встречаемся с людьми на территориях, то видно, что население наше не информировано, не знает своих прав. И когда в поликлинике кого-то некорректно приняли, заставили оплатить виды услуг, которые обязаны дать бесплатно, то они не знают куда обратиться.

Светлана Толмачева: Любовь Ивановна, я так понимаю, что информационная кампания идет на деньги пермских страховщиков. И все это ради того, чтобы устранить конкурентов из Москвы?

Любовь Журавлева: Не только устранить конкурентов. Во-первых, наши страховщики очень быстро, оперативно решают все вопросы, ведь мы работали со своим населением уже много лет. Наша страховая компания, например, работает по обязательному страхованию с 1993 года, когда первые территории у нас были введены в обязательное страхование. В принципе мы настолько уже сработались с населением, население знало, куда обращаться. По городу Перми у нас не было неработающего населения, мы с областью работали. И у нас население настолько свои страховые компании знало, что в любой момент могли обратиться к нам с любой консультацией и по поводу того, что кого-то не принимают в стационар. Вплоть до того, что наши работники устраивали людей в стационары. Когда по области вновь ввели это постановление, и мы начали общаться с населением города Перми, с неработающим населением, вообще, у населения возникло очень много вопросов. Мы работаем с пенсионерами и с Партией пенсионеров, с инвалидами. И когда с людьми встречаемся, люди с таким понимание к нам относятся, масса вопросов возникает, они сами приходят к нам за разъяснениями.

Светлана Толмачева: Любовь Ивановна, насколько я понимаю, таким образом усложнилась работа страховых компаний, нужно работать с каждым клиентом. Если раньше просто в массовом порядке оформлялись медицинские страховые полисы и все, и компания работала самостоятельно, то теперь каждый пенсионер, вы же работаете с неработающим населением, каждый студент может позвонить к вам и начать задавать вопросы. Таким образом, страховая компания начинает работать в полную силу, и, естественно, нужны дополнительные ресурсы. Зачем это пермским страховщикам?

Любовь Журавлева: Вот я считаю, что любая страховая компания должна доказать свою работу тем, что мы действительно работали в регионе, знаем свое население и чем привлечь свое население к нашей страховой компании. Естественно, усложнилась наша работа. Вы представляете, у человека нужно взять заявление, потом напечатать полис, потом с этим полисом идти к человеку, чтобы он в журнале учета расписался за полис. Это очень усложнило нам работу. Раньше мы пришли в администрацию, глава администрации нам подписал договор, мы массово напечатали полисы и раздали, никаких проблем не было. Сейчас очень много проблем возникло, но, несмотря на это, мы считаем, что население к нам идет и выбирает нас. Ведь оно выбирает не за то что, как раньше, глава решил и все, а за то, что страховая компания действительно работает и оказывает посильную помощь населению в разъяснении, в оказании помощи какой-то конкретной.

Светлана Толмачева: Максим Ардалионович, только-только начали в Перми работать по новой системе. Есть ли альтернатива пермскому опыту?

Максим Стародубцев: Альтернатива – это сохранение старого порядка, того, когда гражданину навязывали ту страховую компанию, которая была угодна либо работодателю, либо администрации. Соответственно, как мы и слышали, в такой ситуации страховщик благодарен не гражданину, работает не на гражданина, а на того, кто дал ему за эту работу. А это полностью искажает само по себе систему социальной защиты.

Светлана Толмачева: Кто, кроме Перми, работает по такой новой системе? Есть ли еще какие-то регионы?

Максим Стародубцев: Никто. Пока никто.

Светлана Толмачева: Сейчас вы предложили эту систему полпреду Уральского федерального округа и свердловскому губернатору. На какую реакцию вы рассчитываете?

Максим Стародубцев: Честно говоря, я очень рассчитываю на положительную реакцию. Почему? Потому что во всех новых проектах закона, которые рассматриваются с 2000 года, право гражданина на выбор страховой компании более четко детализован. Кроме того, это конституционное право – право выбора гражданина. И самое главное, оно вводит нормальную, свободную конкуренцию в пользу гражданина. И я надеюсь, что по совокупности всех этих причин мы можем подвинуть и Свердловскую область на легализацию той практики, которая вроде бы как существует, но, тем не менее, не регламентирована.

Светлана Толмачева: Возможно, Максим Ардалионович, под всеми этими благими намерениями быть ближе к народу, работать с каждым конкретным клиентом стоит только лишь одно – устранить москвичей, московские сетевые страховые компании, которые приходят в регионы. Таким образом, мы просто видим объединение региональных страховщиков и лоббирование их интересов.

Максим Стародубцев: Понимаете, тут две вещи. С одной стороны, конечно, и это тоже имеет значение, потому что в любом действии должен быть определенный экономический интерес. Но понимаете, важно, чтобы этот экономический интерес имел свою конечную цель. Здесь конечная цель – благо гражданина. Потому что те же самые московские страховщики, та же самая компания «МАКС», которая выиграла конкурс в Перми, это компания, которая была неизвестна людям, и которую люди не выбирали, она была навязана, потому что «МАКС» была близка министру Зурабову, она и остается. И когда приходят крупные компании, пользуясь крупнейшим московским административным ресурсом, они тут работают не на людей, и эта практика развращает, она всю реформу переворачивает. А лоббистских возможностей, в том числе и законодательных, несомненно, выше.

Светлана Толмачева: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте, вы в эфире.

Слушатель: Доброе утро, Петр Алексеевич из Екатеринбурга. Я считаю, что закодировано в ДНК, что женщина занимается своим здоровьем, телом, а мужчина – инфраструктурой. Разница в виду этого продолжительности жизни – 15 лет. Женщины посещают врачей в три раза чаще, чем мужчины. Если будет чисто мужское страховое общество, то будет денег на застрахованного в три раза больше за счет более высоких взносов, меньшего пользования и продолжительности жизни. Не возникнут ли такие страховщики стихийно из-за их выгодности?

Светлана Толмачева: Максим Ардалионович, как вы прокомментируете столь оригинальную идею?

Максим Стародубцев: Понимаете, какая штука, ведь выбирает сам по себе гражданин. Но я очень сильно сомневаюсь, что у нас все мужчины, даже из солидарности, возьмут и объединятся для того, чтобы выбрать одну или две страховые компании.

Светлана Толмачева: Максим Ардалионович, прежде чем продолжить обсуждение пермского опыта, я бы хотела попросить вас поделиться впечатлениями от встречи с заместителем министра здравоохранения и социального развития России Владимиром Стародубовым, который побывал на прошлой неделе в Екатеринбурге, встречался с медицинской общественностью. Вы также были свидетелем этой встречи, скажите, пожалуйста, каковы перспективы нашего российского здравоохранения, и как эти перспективы видятся из Москвы? О чем рассказывал замминистра?

Максим Стародубцев: Министр рассказывал о том, что снова как бы дали денег. Само по себе это хорошо, но, с другой стороны, это говорит о том, что у нас здравоохранение опять же не имеет под собой экономической подоплеки, не имеет стратегии развития. Когда задавались вопросы о тарифах, кстати, это был один из самых последних и ограниченных вопросов, хотя, на мой взгляд, этот вопрос один из самых важнейших, говорилось о том, что в тарифах мы по-прежнему отталкивается только от советской практики. И поэтому те деньги, которые как дались в прошлом году на льготное лекарственное обеспечение, так и в этом году, к ним здравоохранение не готово. Оно даже, к сожалению, не готово их принять. И эти деньги будут потрачены, конечно, с пользой, но эта польза составляет по эффективности, КПД ее как у парового двигателя, 15-20%. И это крайне плохо. Поэтому мы считаем, что должна быть нормальная законодательная база, обращенная непосредственно к гражданам. И только на этой базе можно будет строить нормальную систему здравоохранения. А пока из того же льготного лекарственного обеспечения израсходовано 17 миллиардов рублей из 50 с лишним, которые были выделены. Это говорит о том, что расчеты были, мягко говоря, не верны. Либо за этими просчетами стояли какие-либо сильные лоббисты, которые обеспечивали такое крайне быстрое распределение денег и в таком объеме. Я не исключаю, что сильные лоббисты будут стоять и за распределением денег, которые придут в этом году.

Светлана Толмачева: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте, вы в эфире.

Слушатель: Доброе утро, я из Москвы, Юлия Григорьевна. Скажите, пожалуйста, существует ли такое положение, что если некая фирма оплачивает операцию, то ей выходит налоговое послабление?

Максим Стародубцев: Да, существует. Существуют так называемые налоговые вычеты. И если вы приносите из лечебного учреждения все необходимые справки о стоимости, о необходимости данной операции, и вы приносите эти справки в свою бухгалтерию, то на эту сумму из расчета единого социального налога вам могут быть произведены определенные компенсации.

Светлана Толмачева: Пока пермяки работают по новой программе выбора клиентом той компании, где бы они хотели обслуживаться, в Екатеринбурге происходят другие события. Вы не раз заявляли о том, что чуть ли не в массовом порядке нарушаются права граждан. Связано это с тем, что пациентов, тех людей, которые обращаются за помощью в поликлиники, отправляют со старым полисом менять его на новый, и только после этого оказывают медицинскую услугу. Максим Ардалионович, каким образом страховая компания может вмешаться в этот процесс? И вообще, это неизбежность, нужно поменять полис и потом обратиться к врачу? Разъясните ситуацию.

Максим Стародубцев: Вот это и есть, что существует закон федеральный и существует местная практика, и местные подзаконные акты. По большому счету, за то, что человека с полисом обязательного медицинского страхования государственного образца выгнали из лечебного учреждения, у данного лечебного учреждения нужно тут же отзывать лицензию. У нас, к сожалению, такого не происходит. А практика такая, когда человеку отказывают в медицинской помощи, потому что у него якобы не тот полис, она повсеместна. И эта практика обусловлена тем, что лечебное учреждение пользуется теми программными средствами, которые дал ей Фонд обязательного медицинского страхования, которые не позволяют им соответствующим образом получить плату за этого человека. Но прикладывать определенные усилия ни лечебное учреждение, ни Фонд медицинского страхования не хочет. Им проще человека сгонять, хотя тот болен, для того, чтобы тот поменял полис или нашел то, что нужно, нежели поступить по совести и профессионально.

Светлана Толмачева: То есть один звонок в страховую компанию из очереди, когда человеку отказывают, может решить ситуацию в пользу обладателя страхового полиса. Правильно я вас понимаю?

Максим Стародубцев: Естественно.

Светлана Толмачева: И вот как раз собственно для этого и должен человек выбирать свою страховую компанию и знать ее телефон.

Максим Стародубцев: Да. Ну, и, кроме того, еще больше: страховая компания должна, самое главное, контролировать качество лечения человека. Для того она была на самом деле и введена. И про это люди забывают. Страховая компания – это независимый контролер качества лечения. Она его проводит как планово в виде определенной выборки, так и тогда, когда человек пожалуется. То есть это та профессиональная структура, которая может профессионально и непредвзято оценить качество и необходимость медицинской помощи, в том числе и платной.

Светлана Толмачева: Максим Ардалионович, какой реакции вы ожидаете на свои обращения к губернатору и полпреду? И если реакции не будет, готовы ли вы каким-то образом давить на власти?

Максим Стародубцев: Я ожидаю разумной, положительной реакции. Потому что это прозрачные условия для бизнеса, это прозрачные условия социальной защиты, обращенные к гражданам. Если реакции не будет, ну что же, будем продолжать работу. Мы, кроме того, ведем ряд судебных процессов, которые ориентированы именно на реализацию право гражданина. А далее уже судебные процессы дают необходимое информационное поле, которое заставляет и федеральные власти, и региональные власти более соответствовать тем декларациям, которые изложены в федеральных законах, а не подзаконным актам.

Светлана Толмачева: В начале этого года вы объявили о том, что в суде отстояли права клиента одной из страховых компаний Екатеринбурга. Перед тем, как сделать операцию, пациент согласился на уговоры врачей сделать так называемый спонсорский взнос для больницы. Суд признал поборы незаконными и признал вернуть деньги. Если возвращаться к этой истории, удалось ли больнице обжаловать приговор, и удалось ли вам создать прецедент?

Максим Стародубцев: Обжаловала не больница, обжаловала та страховая компания, которая была пособником этой больницы по взиманию денег. Нет, мы полностью победили и во второй инстанции. Более того, сейчас уже целый ряд выигрышных судебных исков, мы ни одного не проиграли. Более того, сейчас, как вал, растет объем досудебных решений. То есть когда прецедентно, и мы доказали свою правоту, уже предпочитают не доводить до суда, а решать вопрос кулуарно. И поэтому упростились даже решения у граждан, которые ни обращались ни в страховую компанию, ни в суд, и говорят, что вы у нас взяли деньги незаконно, верните их обратно, и деньги возвращают.

Светлана Толмачева: Максим Ардалионович, а если будет введена та система взаимоотношений между страховой компанией и клиентом, которая введена сейчас в Перми, вот таких судов станет больше или меньше?

Максим Стародубцев: Я думаю, что больше на первом этапе. А самое главное, потом их станет меньше. Потому что будет невыгодно брать деньги незаконно, потому что люди взяли деньги незаконно, а потом пришлось их отдать, понеся при этом определенные издержки. То есть тем самым мы как бы ту практику, которая может быть поднадзорна другим контрольным ведомствам, рыночным, щадящим способом, исполняя закон, сводим к нулю. Это, на мой взгляд, самая доброкачественная, самая позитивная работа на благо граждан.

Светлана Толмачева: Как вы оцениваете перспективы развития рынка медицинского страхования до конца этого года? Давайте говорить о Свердловской области, об Уральском федеральном округе, потому что пока вы ждете ответа от свердловского губернатора, от полпреда уральского, жизнь ведь не стоит на месте.

Максим Стародубцев: Пока все сохранится так, как оно есть. Кто-то будет умнеть, кто-то будет анализировать. И проблемы здесь упираются в том числе еще и в федеральный центр, потому что у федерального центра все-таки политика, к сожалению, потворствует крупным финансовым группам, которые именно влияют на тот же самый федеральный центр. Ну, там дачи ближе, денег побольше и прочее. Но это опять же искажает систему приоритетов. Мы вот, наоборот, считаем, что нужно максимально упростить доступ человека до выбора любой страховой компании, а не воздвигать определенные, в том числе искусственные барьеры в виде сверхбольшого уставного капитала, который бессмысленен при некоммерческой деятельности по обязательному медицинскому страхованию. И, на мой взгляд, необходимо понимание самими страховщиками их социальной роли. Если они этого не поймут, тогда они обречены. И тогда они обречены справедливо.

Светлана Толмачева: Спасибо, Максим Ардалионович, мы продолжим следить за деятельностью вашей ассоциации, за борьбой региональных страховых компаний за свой рынок, за своего клиента. И, конечно же, будем следить за тем, как вы пытаетесь отстаивать права клиентов медицинских страховых организаций.

XS
SM
MD
LG