Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Озеленение российских городов


Программу ведет Дмитрий Казнин. Принимают участие корреспондент Радио Свобода Александр Дядин, корреспондент радио "Мелодия-Петрозаводск" Сергей Коробов. Гости в студии - руководитель Санкт-Петербургского отделения "Гринпис" Дмитрий Артамонов, член координационного совета карельской региональной общественной организации "Ассоциация зеленых Карелии" Дмитрий Рыбаков.

Дмитрий Казнин: Почти 7 тысяч деревьев могут быть вырублены в Петрозаводске в результате реализации плана благоустройства города. Экологи отмечают, такое решение принято, несмотря на то, что количество зеленых насаждений в столице Карелии почти вполовину меньше общероссийской нормы. Рассказывает корреспондент радио "Мелодия-Петрозаводск" Сергей Коробов.

Сергей Коробов, Петрозаводск: Минувшим летом в самом центре Петрозаводска рухнул старый тополь. Подобное случалось и прежде, в городе очень много возрастных деревьев, посаженных сразу после войны. Но то, что упало 5 июля, стало причиной смерти человека, и потому перевело произошедшее событие в разряд неординарных.

Последовавшие далее действия администрации города привлекли к этой истории еще большее внимание. Власти решительно принялись валить ветхие деревья, и в течение двух месяцев их было спилено более 1,5 тысяч. Всего же на снос могут пойти 7 тысяч различных деревьев, о чем сегодня зримо напоминают специальные метки, нанесенные на стволы красной краской. Столь активная чистка зеленого убранства Петрозаводска вызвала беспокойство его жителей, а экологи заявили о том, что в городе под шумок уничтожаются вполне жизнеспособные деревья. Причем тополя рубятся вообще без разбору, под предлогом того, что они недолговечны и вредны, как источник аллергических заболеваний.

Если учесть, что именно эти деревья составляют 70 процентов всего зеленого убранства Петрозаводска, то предстоящий проход с топором по красным меткам может кардинально изменить облик города. А ведь по наличию площади зеленых насаждений на одного жителя, заявляют специалисты, столица Карелии и так не дотягивает до российских нормативов целых 43 процента.

Власти заверяют общественность в том, что на месте срубленных деревьев будут посажены новые, правда, денег в бюджете на это пока нет. Оппоненты же обеспокоены отсутствием какой-либо перспективной программы сохранения и развития зеленого фонда города. Об этом руководитель природоохранной организации СПОК Александр Марковский.

Александр Марковский: Детская реакция, то есть испуга, у администрации города с тем, чтобы принять какие-то действий, вот вроде действия приняли. Порядка тысячи, а может быть и больше, деревьев вырублено. Теперь надо что-то все-таки разумное делать дальше. Достаточно бессистемное мышление и отсутствие ориентировки в ситуации. То есть люди в принципе не понимают, что происходит.

Сергей Коробов: Доказательства сказанному то, с чего петрозаводские власти начали восстановление сотен спиленных деревьев. Говорит заместитель главы самоуправления Вадим Учаев.

Вадим Учаев: Начали мы эту осеннюю посадочную кампанию с Площади Ленина, там сейчас голубые ели посадили. Тем более там такое знаковое место - и свадьбы, и возложения.

Дмитрий Казнин: Проблема озеленения российских городов. Считаете ли вы Петербург зеленым городом? С таким вопросом обратился к прохожим на улицах Петербурга корреспондент Свобода Александр Дядин.

- Наверное, вряд ли.

- Строителям сложно делать претензии, это все-таки городские власти должны решать. Я считаю, по крайней мере, в каждом районе должен быть свой парк, зона отдыха с растительностью, зеленью. В некоторых районах есть, в основном на окраине, в новых районах. В центре маловато. Наверное, сложновато сделать в центре, но хотелось бы.

- Парк у нас Таврический и еще два небольших садика. Для центра города, где такая большая загазованность, это очень мало.

- Это, наверное, архитектура нашего города: с одной стороны, красивая, с другой стороны, не предусмотренная для озеленения.

- Раньше строили, поменьше старались насаждений уничтожить. А сейчас я вижу, и парки уничтожают. Понимаю, что хотят власти, - деньги. Но, как всегда, о народе, о природе не до этого им.

- Достаточно зеленый. Новостройки, площадки под новое строительство, тут иногда прижимают. А в основном сажают.

- Нет, недостаточно. Хотелось бы, чтобы больше зелени было.

- Садов, может, больше было бы, зелени.

- Конечно, нет. Глава администрации Московского района господин Полукеев хочет застроить единственный зеленый парк авиаторов, строит теннисные корты по программе Матвиенко. Санкт-Петербург сделать теннисным городом. Полукеев хочет убрать, что для детей, для стариков является местом отдыха.

- Я не вижу, чтобы в центре сажали какие-нибудь парки. Наоборот, все уничтожается. На Петроградской так вообще страшное дело.

- Благодаря заботам бывшего губернатора Яковлева и ныне Матвиенко в центре города особенно жестоко уничтожаются зеленые насаждения. На Староневском, недалеко от Полтавской, был садик, где люди могли подышать кислородом. Рядом был дом. Так теперь в этом садике еще один дом поставили, закрыли экологию, как в концлагере.

- Я не сказал бы. Много приезжих, не хватает культуры. Посмотрите, как паркуют машины. Все передавлено же. Газонов нет, доберутся и до деревьев.

- Я живу перед Константиновским дворцом, у нас там замечательный кусок парка. Проводятся пикники, заезжают машины. Давно мы обращались поставить знаки, запрещающие въезд на территорию парка, разведение костров и так далее. У нас там соловьи поют пока еще. Но не знаем, будут на будущий год петь или нет.

- Я строитель. Мы, когда берем пятно, то нам ставят условие деревья пересаживать обязательно, и мы пересаживаем. В Питере больше сажают деревьев, чем рубят.

Александр Дядин: Так петербуржцы отвечали на вопрос: считаете ли вы Санкт-Петербург достаточно зеленым городом.

Дмитрий Казнин: Тему озеленения российских городов сегодня мы обсуждаем с экспертами - руководителем Санкт-Петербургского отделения "Гринпис" Дмитрием Артамоновым и членом координационного совета карельской региональной общественной организации "Ассоциация зеленых Карелии" Дмитрием Рыбаковым.

Первый вопрос Дмитрию Артамонову. Вы слышали сейчас наш опрос. Этот же вопрос я адресую вам: считаете ли вы Петербург зеленым городом?

Дмитрий Артамонов: К сожалению, Петербург уже давно нельзя считать достаточно зеленым городом, хотя наши власти очень любят в статистике упоминать о том, что на одного жителя приходиться аж 21 квадратный метр зеленых насаждений, и это замечательная цифра. Проблема в том, что когда считается эта статистика, в нее включаются лесопарковые зоны, в нее включаются города Пушкин, Курортный район и действительно все получается вроде бы замечательно. Но это средняя температура по больнице.

Если мы говорим о той части города, которая застроена, особенно центральная часть города, то, конечно же, зелени там крайне недостаточно, причем ее значительно меньше, чем это предусмотрено санитарными нормативами.

Дмитрий Казнин: Вопрос Петрозаводску. Считаете ли вы Петрозаводск зеленым городом?

Дмитрий Рыбаков: Петрозаводск всегда считался зеленым городом на протяжении достаточно большого количества времени. К сожалению, сейчас это уже не так. Просто голые цифры: 43 процента площади под зелеными насаждениями не хватает в Петрозаводске на сегодняшний день. Вот это сегодняшняя ситуация.

Дмитрий Казнин: Какие меры, по-вашему, надо принимать, чтобы город оставался зеленым все-таки?

Дмитрий Рыбаков: Во-первых, мы считаем, что не надо с такой интенсивностью заниматься вырубкой зеленых насаждений, очень часто необоснованной. Во-вторых, необходимо восполнять тот зеленый фонд, который у нас сегодня есть. То есть мы говорим о том, что сегодня недостаточно высаживается деревьев и кустарников в нашем городе.

Дмитрий Казнин: Существует ли в Петербурге проблема вырубки зеленых насаждений?

Дмитрий Артамонов: Да, эта проблема очень серьезно встала еще в 90-е годы, во времена правления господина Яковлева. Но я должен сказать, что Петербургу, как и Москве, все-таки удалось после очень долгих мучений принять закон об охране зеленых насаждений. Закон достаточно прогрессивный, это закон, который реально позволяет сохранить количество деревьев. Осталась одна маленькая проблема - чтобы власти этот закон выполняли.

Дмитрий Казнин: Мы в начале нашей программы слушали репортаж Сергея Коробова. Может быть, вы поподробнее расскажите, почему началась вырубка? В чем причина?

Дмитрий Рыбаков: Сергей Коробов уже обрисовал ситуацию. Действительно, был снос после падения того дерева, когда двух девушек это дерево накрыло и одна, к сожалению, скончалась от полученных травм в больнице. Мэр издал распоряжение (по-моему, это было устное все-таки распоряжение) об интенсивном, ускоренном сносе 1,5 тысяч ветхих деревьев. В результате мы получили массовую вырубку. К сожалению, под снос попадали большей частью не ветхие, как говорят, аварийные деревья, а нормальные, здоровые деревья, в том числе не тополя. Для этого сделаны были специальные пометки на стволах деревьев, и мы уже воочию видели, какие деревья признаны аварийными. Там ситуация не то, что неоднозначная, а действительно были помечены деревья, которые не могли быть аварийными.

Дмитрий Казнин: Дмитрий, а кто проводит экспертизу?

Дмитрий Рыбаков: У нас создана специальная комиссия в городе при городской администрации, она занимается тем, что проводит такие работы, то есть определяет, какие деревья являются аварийными, какие деревья полагается снести и так далее. Существуют четыре основных критерия, которыми они пользуются, в том числе возможность падения такого города, и не только. Поэтому это был не единственный критерий, по которому сносились тополя в таком ускоренном режиме. Там не только тополя, но и другие деревья, к сожалению. Только вмешательство экологической общественности действительно приостановило снос достаточно большого количества деревьев, потому что 1,5 тысячи - это не предел, говорят от 6-7 тысячах и уже даже говорят о 50 тысячах деревьев, которые должны быть снесены. На самом деле огромное количество, целыми проспектами помечены зеленые насаждения у нас, которые предполагаются к сносу. Очень большое количество.

Дмитрий Казнин: В соседней с Карелией Финляндии муниципалитетам выгодно заботиться о зеленых насаждениях. Чем лучше сохранение окружающей среды, тем дороже земля. Ее покупают богатые люди. Они платят больше налогов. Из Хельсинки журналист Константин Ранкс.

Константин Ранкс: По сути дела у самоуправления две заботы при решении жилищного вопроса - разместить как можно больше людей, сохранив как можно больше деревьев. И не только благие пожелания определяют количество зеленых насаждений. Вот как комментирует систему обеспечения качества окружающей мэр Коммуны Оппенгорд.

Мэр Коммуны Оппенгорд: С одной стороны, как работают муниципалитеты? Мы разрабатываем генеральный план развития для нашего региона - как будем строить, на каком расстоянии от берегов, какое будет расстояние между зданиями. А государство, в свою очередь, создало региональные центры защиты окружающей среды, которые разрабатывают стандарты, которым должны следовать местные власти.

В последнее время мы пришли к ситуации, когда каждое новое здание и то, что было построено ранее, должно соответствовать в том числе и очень строгим законам об охране окружающей среды.

Константин Ранкс: Разумеется, в той же Финляндии подходы к решению озеленения городов различно. Ведь на юго-западе страны в регионах Хельсинки, Турку, Ханка, где мягкая зима и самое солнечное лето во всем регионе Северной Балтики, годовой прирост древесины в разы выше, чем например в восточной финской Карелии. На юге прекрасно растут даже такие растения, как тис, грецкий орех, широко распространены клен и дуб. Поэтому если в южной Финляндии смело идут на высаживание новых деревьев лиственных пород взамен вырубленных, то на севере бережно стараются сохранить то, что уже выросло - те же самые сосны, елки. Их лечат, подкармливают и укрепляют.

Дмитрий Казнин: Зеленые насаждения в Хельсинки. На эту тему я беседовал с главным редактором североевропейского журнала "Новые рубежи" Николаем Мейнартом.

Николай Мейнарт: Здесь очень много парков. Есть, с моей точки зрения, уникальные формы озеленения, когда вы прямо из центра города выйти в финские леса и дебри. Все время почти сплошным массивом будет идти зеленая парковая зона. Изменить что-либо в Хельсинки чрезвычайно сложно в этом отношении. Если кто-то хочет построить здесь дом и снести какое-то дерево, то, как правило, натыкается на очень серьезное сопротивление. Существуют специальные планы, позволяющие застраивать город в определенных местах. На этих планах четко оговорены зеленые зоны. И вот эти зеленые зоны тронуть практически невозможно.

Государство, естественно, имеет программу озеленения города. Больше эти программы охватывает не сам центр Хельсинки, сколько различные пригороды. Существует такая программа под названием "Урбан". Есть несколько ее вариантов, но она распределяется по пригородам.

Что же касается устоявшей части Хельсинки, то за то время, которое я здесь нахожусь, я не видел, чтобы хотя бы один парк был ликвидирован. Сейчас в городе происходит обратный процесс. Например, порт, который занимал довольно большую часть городской территории, ныне переведен полностью за город. На его месте планируется построить жилой массив с очень большим количеством зеленых насаждений. Развитие города, в том числе и в промышленном отношении, связывается с пригородами, с теми зонами, где люди живут не так активно.

Вообще Хельсинки - это город необычный в плане разговора о природе. Здесь можно отойти от центра километра 1,5-2 и увидеть толстых упитанных зайцев под окнами. Это вполне естественное явление. Большое количество белок. Настолько большое, что пришлось срубать некоторые деревья, потому что белки забирались в дома и хозяйничали на кухне. Мне приходилось даже видеть лис в достаточно оживленных кварталах. Природа - часть финского характера. Даже если ты предприниматель, все равно ты понимаешь, что к природе надо относиться с уважением.

Дмитрий Казнин: У нас есть телефонный звонок. Слушаем вас.

Слушатель: Наталья, Санкт-Петербург. Почему же мы называемся великим русским народом? Наш Питер, который так близок к Финляндии, здесь же вообще ничего подобного нет, о чем в репортаже мы слышали. Почему такое варварское безразличное отношение? Я живу на юго-западе, тут огромный рынок. Машин в выходные тысячи. Мне кажется, что надо считать количество деревьев не на количество людей, а на количество автомобилей. У нас на газонах сотни автомобилей. Весь юго-запад опоясан стоянками автомобильными. Единственное спасание если были бы деревья. Никто ничего не сажает.

Дмитрий Артамонов: Вопрос риторический - почему у нас все плохо. Сложно на него ответить. Мы видим огромное количество машин на газонах. Это вопрос экологической культуры нас всех. Каждому из нас нужно над этим задуматься. Что касается нормальной организации парковок, строительства - это вопрос к власти. Но опять же власть у нас та, которую мы с вами выбираем.

Дмитрий Рыбаков: Очень интересный опыт в Хельсинки. Он ведь еще считается самым чистым из крупнейших городов Европы, в отличие от Петрозаводска. Петрозаводск был включен в список наиболее экологически грязных городов России, хотя наши местные власти горячо это оспаривают.

На самом деле мы видим, что финны заботятся об экологической ситуации в своих городах. Нам необходимо тоже как-то перестраиваться и говорить о том, что экологическая обстановка в наших городах также важна, как эстетический вид городов. Мы обращаем больше всего внимание при озеленении города, при строительстве на эстетический вид, но экологическая составляющая, экологический аспект остается на заднем плане. Это важная вещь, необходимая для учета в дальнейшем.

Дмитрий Казнин: Много говорилось о законах, о соблюдении законов. Почему законы есть, но при этом они не соблюдаются? В чем тут причина?

Дмитрий Артамонов: Если говорить о Законе о зеленых насаждениях, то причина в том, что власть поняла, что ей невыгодно этот закон выполнять. Дело в том, что это Закон достаточно жестко регламентирует в каких случаях чиновник может выдать разрешение на застройку, разрешение на снос зеленых насаждений. Раньше это было абсолютно бесконтрольно, раньше это был выбор чиновника. Мы понимаем, к чему это приводило. Конечно же, есть желание оставить все как есть. Именно поэтому этот Закон сейчас не выполняется. Он не выполняется властью.

Дмитрий Казнин: Насколько я знаю, вы отправили в прокуратуру заявление о том, что Закон о зеленых насаждениях в Петербурге не соблюдается. Так ли это?

Дмитрий Артамонов: Так. Дело в том, что мы уже более полугода проводим такой мониторинг того, как этот Закон выполняется на примере отдельных точек, на примере отдельных действий властей, строителей и так далее. Где-то в октябре мы закончим эту работу и планируем издать такой отчет, который будет направлен и в прокуратуру, так как уже видно значительное число нарушений.

Дмитрий Казнин: Какая экологическая ситуация сейчас в городе? Много ли вредных производств? Насколько активны экологи? Как сильно повлияет вырубка деревьев, которая уже идет, на экологическую ситуацию?

Дмитрий Рыбаков: У нас основным источником загрязнения в городе является все-таки автотранспорт. Несмотря на то, что за последние годы мы имели экономический кризис, количество автомобилей в городе увеличивается, причем резко увеличивается. Естественно, ухудшается состояние атмосферного воздуха. Очень много вредных выбросов происходит именно от автотранспорта. В меньшей степени загрязняет промышленность (это по официальным данным), хотя промышленные производства у нас тоже развиты. Естественно, зеленые насаждения смягчают каким-то образом эту ситуацию. Они насаждают на себя определенное количество вредных веществ, очень много пыли и так далее. Зеленый фонд является экологической защитой города. Снос зеленых насаждений в таком количестве, естественно, будет отражаться на экологической ситуации, а значит и на здоровье людей.

У нас есть дынные о прямой зависимости экологического состояния в городе, состоянии атмосферы и заболеваемостью населения. Это прямая зависимость. К сожалению, вырубка зеленых насаждений ухудшает эту ситуацию.

Дмитрий Казнин: У нас есть телефонный звонок. Слушаем вас.

Слушатель: Господа экологи, 1 января 1997 года у нас действует Уголовный кодекс. Там статья 260-я имеется - незаконная парубка деревьев и даже кустарников. Наказание предусматривается до 3 лет лишения свободы. Там есть еще самое страшное наказание - лишение права занимать определенные руководящие должности на срок до 3 лет. Например, для губернатора Матвиенко самое страшное было бы, если бы ей запретили на 3 года занимать должность губернатора.

Дмитрий Артамонов: Замечательный вопрос. Очень приятно, что слушатели хорошо разбираются в законодательстве. Действительно, такая статья есть. Правда, мне было бы очень весело посмотреть, как эта статья будет работать на губернаторе Петербурга. Но тут есть одна проблема. Во-первых, эта статья начинает работать только в том случае, если можно посчитать ущерб от сноса зеленых насаждений. Ущерб можно посчитать тогда, когда существуют ставки за каждое дерево. В Петербурге эти ставки были копеечными до того, как был принят Закон, по которому стоимость дерева не может стоить меньше, чем все работы по посадке нового дерева.

Сейчас происходит следующее. Приговорить по этой статье можно того человека, который осуществляет рубку. Рубку обычно осуществляют на основании разрешения, которое выдает наша власть. То, что это разрешение незаконно, это не означает, что человека, который ведет рубку, можно посадить. На самом деле работать надо с чиновниками. А вот незаконная выдача разрешения под эту статью не подпадает. Это скорее вопрос о самовольных действиях, вопрос о превышении полномочий.

Дмитрий Казнин: Как вы оцениваете ситуацию? Есть ли надежда на то, что она будет изменяться к лучшему в будущем?

Дмитрий Артамонов: Конечно же, надеяться на лучшее надо всегда. Но надо не только надеяться, надо что-то делать, пытаться что-то изменить, в том числе и каждому отдельному человеку. Не надо просто спокойно смотреть на то, как у тебя под домом вырубают деревья.

Дмитрий Рыбаков: Я тоже надеюсь на лучшее. Тем более что администрация нашего города собирается разрабатывать программу "Озеленение городских территорий" до 2007 года и обещала приостановить массовую вырубку деревьев. Мы надеемся на то, что это будет выполнено, и наш город, наконец, станет зеленым вновь.

XS
SM
MD
LG