Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Психологические проблемы жертв бесланской трагедии


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Мумин Шакиров.

Кирилл Кобрин: Последствия бесланской трагедии тщательно изучаются профессиональными врачами и экспертами, которые наблюдают за поведением людей, переживших смерть родных и близких. По их мнению, в городе не прекращается психологическое противостояние между бывшими заложниками. Над темой работал Мумин Шакиров.

Мумин Шакиров: Вот уже больше года в Северной Осетии работают представители общественной организации "Наша жизнь", психологи Александр и Наталья Колмановские. Они обращают внимание на те моменты, которые обычно не попадают в поле зрения телевизионных каналов, федеральных властей и международных наблюдателей. По мнению Александра Колмановского, после трагедии под сильный пресс как жителей Беслана, так и бывших заложников попали учителя школы номер 1.

Александр Колмановский: На них обрушилась волна такого бессмысленного народного гнева. До сих пор продолжается болезненное противостояние родителей, в основном матерей погибших детей, с одной стороны, и учителей, с другой стороны. Обвинения: "Почему ты выжила, когда мой ребенок погиб?" Обвинения психологически понятны, совершенно нерациональны, поэтому не поддающиеся никакой аргументации и взвешенной полемики.

Мумин Шакиров: Самый показательный пример из этого противостояния - это травля директора школы номер 1 Лидии Цалиевой, которая также как и ее ученики и коллеги оказалась в заложниках.

Александр Колмановский: Про нее можно говорить все, что угодно, кроме того, чтобы обвинять ее в каком-то реальном пособничестве боевикам. Она сама находилась среди заложников. Она осталась чуть жива. Она очень сильно обгорела. Там же находились двое ее внуков. Поэтому нельзя себе представить, чтобы она была как-то организационно причастна к этому. Формально ее оправдали и реабилитировали. Нынешней глава республики как-то обмолвился скупо, одна фраза мелькнула, что она ни в чем не виновата.

Мумин Шакиров: Специалисты обратили внимание и на другой психологический синдром, оказывающий негативное влияние на жителей Беслана. Речь идет о той гуманитарной и финансовой помощи, которая поступает в адрес бывших заложников со всего мира. Нельзя сказать, что много и достаточно, но определенные неудобства возникают во время ее распределения среди пострадавших. Александр Колмановский это состояние людей называет рентными отношениями.

Александр Колмановский: Когда у человека развивается ожидание, что ему все обязаны, что он всю жизнь будет находиться в таком положении. Особенно болезненно это развивается у детей.

Мумин Шакиров: Специалисты убеждены, что на психологическую адаптацию бывших заложников и их близких уйдут годы. По их мнению, официальные власти и общественные организации, оказывая помощь пострадавшим, должны обращать внимание не только на их беды, но и учитывать интересы всех жителей Беслана, чтобы не создавать кризисной ситуации.

XS
SM
MD
LG