Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Акции протеста работников оборонно-промышленного комплекса проходят по всей России


Программу ведет Татьяна Канахина. В программе принимают участие - Юрий Гладильщиков, руководитель отдела социально-экономических вопросов Федерации профсоюзов Свердловской области, и Валентин Шишов, заместитель председателя профкома НПО «Автоматика».

Татьяна Канахина: В эти дни по всей России проходят акции протеста работников оборонно-промышленного комплекса. Главное, чего хотят добиться сотрудники стратегически важных предприятий – обратить внимание государства на свои проблемы. В Екатеринбурге пикет состоялся на этой неделе.

Скандируют участники пикета: «Лучше беречь ВПК, чем кормить чужую армию!». «Обуздать инфляцию на энергоносители!». «Достойным людям – достойную зарплату!».

Татьяна Канахина: Такие лозунги скандировали работники оборонных предприятий, вышедшие на митинг к резиденции полномочного представителя президента в Уральском округе. Всего в списке требований оборонщиков восемь пунктов, основные: обеспечение госзаказа, освобождение от уплаты земельного налога и содержание мобилизационных мощностей, списание долгов предприятий ОПК в федеральный бюджет и во внебюджетные фонды.

На пикет собралось около 300 человек – представителей крупнейших предприятий отрасли. Одна из его участниц Наталья работает на НПО «Автоматика» уже 16 лет. Ситуацию в оборонном комплексе она называет катастрофической, и на улицу вышла от отчаяния.

Наталья: За годы перестройки вся промышленность у нас развалена. Мне кажется, катастрофа в этой стране неминуема. И я скажу честно, мы находимся вот сейчас на четырехдневке. Нашему отделу конкретно сказали: «Вот нет сейчас денег». Зарплата где-то 4,5 тысяч у ведущих инженеров, при этом объемы работы для людей есть. Люди стараются где-то найти дополнительные доходы. Но это распыление своих сил, своих способностей, своего здоровья. Это нервы, в конце концов. И это не жизнь. Люди в этой стране не живут, а вымирают.

Татьяна Канахина: От пикета работники оборонно-промышленного комплекса скорого эффекта не ждут. Письмо с требованиями было передано первому заместителю полпреда президента на Урале Виктору Басаргину. По словам председателя Свердловской областной организации профсоюзов трудящихся авиационной промышленности Олега Терентьева, понимание есть, остается надеяться на результат.

Олег Терентьев: Надеемся на нормальный, конструктивный диалог. Все знают отрасль оборонную. Было обещано передать во все соответствующие структуры наши требования. Результат нам сообщат где-то в ближайшие месяцы, до конца года, по крайней мере, что-то должно проясниться по всем вопросам.

Татьяна Канахина: Пикет в Екатеринбурге проводился в рамках всероссийской акции протеста оборонщиков, которая началась 8 сентября на Дальнем Востоке. К выступлениям готовятся в Поволжье, в Центральной России и Калининграде. Финальный аккорд прозвучит 22 сентября в Москве, где требования работников оборонно-промышленного комплекса будут переданы Госдуме, правительству и президенту России.

Сегодня у нас в гостях руководитель отдела социально-экономических вопросов Федерации профсоюзов Свердловской области Юрий Гладильщиков и заместитель председателя профкома НПО «Автоматика» Валентин Шишов.

Для наших слушателей я поясню, что НПО «Автоматика» - это одно из крупнейших предприятий России в области разработки и изготовления систем управления и радиоэлектронной аппаратуры ракетной и космической техники.

Вы оба были на пикете, и я там была. Неоднократно заявлялось о том, что оборонку душат. Хотелось бы узнать, кто и каким образом? Валентин Валентинович, пожалуйста.

Валентин Шишов: Ну, сказать, что душат, это, наверное, немного громко. Дело в том, что оборонке не достается того, чего она достойна, Во-первых, когда есть государственные заказы, оплата по ним проходит не всегда своевременно, и часто предприятиям приходится брать кредиты для выполнения государственного заказа. А поскольку кредиты берут в коммерческих банках, то это, в принципе, для предприятий непосильная ноша.

Татьяна Канахина: Получается, что если отсутствует госзаказ, то оборонку душит само государство?

Валентин Шишов: Естественно.

Татьяна Канахина: Мы приглашаем слушателей присоединиться к нашей беседе. Считаете ли вы, что подобные акции протеста могут реально повлиять на ситуацию? Как вы оцениваете уровень российской оборонной промышленности?

Юрий Дмитриевич, скажите, почему волна акций протеста происходит именно сейчас?

Юрий Гладильщиков: Потому что ведь эти процессы... вы знаете нашу милитаризованную экономику в социалистический период, поэтому эти процессы начались с начала 90-х годов. Ну и то, что уже смогло выплыть, те предприятия, которые смогли стать конверсионными, в основном это крупные, многопрофильные предприятия, например, «Уралвагонзавод», где и до того было производство вагонов, то есть там была нормальная, гражданская продукция, благодаря которой можно было как-то выживать. Кто-то так сумел сделать. Оптико-механический завод. Конечно, есть примеры, где эти процессы прошли нормально. Есть фирмы, где у них очень мало вариантов для того, чтобы перейти на какую-то мирную продукцию.

И поэтому в настоящий момент уже, как говорится, наступил момент истины. То есть государству надо окончательно принять решение, что ему нужно, какие ему нужны оборонные предприятия, какая ему нужна продукция, куда дальше развивать все это дело. Вот требуют сейчас оборонщики решения этого вопроса. Потому что дальше так гнить уже нельзя – уже нечему, уже не осталось... потому что людей остается все меньше на предприятиях, молодежь не идет, потому что перспективу не видит, неопределенность. Поэтому молодые специалисты, конечно, они не идут, и не задерживаются, если приходят. Не говоря уже о маленьких зарплатах. Отсутствие перспективы.

Татьяна Канахина: Ну, об этом мы еще поговорим чуть позже.

Валентин Валентинович, вы работаете в оборонной промышленности уже 36 лет. Как бы вы могли охарактеризовать в целом ситуацию в российской оборонке? Она плохая, крайне плохая, отвратительная или хорошая, нормальная?

Валентин Шишов: Наверное, нельзя сказать, что ситуация там плохая. Самое главное, что все в подвешенном состоянии находится и нет перспективы, не видно перспективы. Нет долгосрочных программ. А когда нет цели, то работать очень сложно.

Правильно сказал Юрий Дмитриевич, что очень мало молодежи на предприятиях. Средний возраст на оборонных предприятиях, например у нас, - больше 50 лет. И если разработка какой-то серьезной темы занимает несколько лет, то вскоре уже разрабатывать эти темы будет некому. Хотя, конечно, молодежь приходит. И вот на нашем предприятии многое делается для того, чтобы молодежь закрепить.

Татьяна Канахина: А часто можно услышать в последнее время, что продукция российских оборонщиков морально устарела. Вот вашему предприятию, одному из крупнейших в России, есть чем похвастаться сегодня? Или все те разработки, которые были сделаны, это было сделано в прежние годы?

Валентин Шишов: Нет. Если вы помните, то осенью прошлого года, в ноябре запустили «Союз-2». Там система управления НПО «Автоматика». Так что есть еще порох в пороховницах. Есть заделы. Но это надо поддерживать. Потому что та зарплата, крайне низкая, которая сейчас существует, а у нас средняя зарплата, например, в НПО 8 тысяч рублей, то это для такого предприятия, для тех специалистов, которые там работают, конечно же, ничтожно мало.

Татьяна Канахина: Давайте остановимся подробнее на требованиях, которые профсоюзы выдвигают к правительству и к президенту России. Один из главных лозунгов прошедшего пикета – это обеспечение госзаказа. Вот об этом вы уже чуть-чуть начали говорить. Каков объем госзаказа сегодня, Валентин Валентинович?

Валентин Шишов: Госзаказ – это порядка 20-25 процентов на предприятии.

Татьяна Канахина: А все остальное?

Валентин Шишов: А все остальное надо зарабатывать – гражданская продукция, гражданская тематика.

Татьяна Канахина: Но у вашего предприятия конкретно есть возможность зарабатывать на гражданской продукции?

Валентин Шишов: Ну, предприятие наше уникально, потому что система управления – это вещь достаточно сложная. И, в принципе, она нужна во всех отраслях промышленности, в добывающих отраслях. Надо просто туда нам смелее заходить и там работать.

Татьяна Канахина: Ну а вы заходите?

Валентин Шишов: Конечно.

Татьяна Канахина: Еще одно требование – долги Министерства обороны перед предприятиями оборонно-промышленного комплекса. Конкретно у НПО «Автоматика», Валентин Валентинович, на котором вы работаете, большие ли долги?

Валентин Шишов: Долги, конечно, есть. Дело в том, что не проходит своевременно оплата. То есть та продукция, которая произведена...

Татьяна Канахина: Те 20-25 процентов госзаказа?

Валентин Шишов: Да... она оплачивается не всегда своевременно.

Татьяна Канахина: У нас есть звонок. Доброе утро.

Слушатель: Доброе утро. Николай Александрович Ломов из Санкт-Петербурга. Я работаю тоже на оборонке – это называется Кировский завод. Я в свое время здесь работал, несколько лет назад, уволился, когда он практически стоял. Сейчас вот услышал, что вроде бы он заработал. Я вернулся. Я говорю: «Как у вас зарплату выплачивают? Потому что по новому Трудовому кодексу, статья 136-ая, вы обязаны платить два раза в месяц. Даже маленькую зарплату, но надо платить два раза в месяц». Мне говорят: «Нет, у нас пока все по-старому». А я говорю: «Ну, это же нарушение Трудового кодекса». И не только Трудового кодекса, но у них и в коллективном договоре написано, что зарплату выплачивают они два раза в месяц. И я говорю: «Надо ваш контингент улучшить, потому что там половина пьяниц, извините меня, и очень слабой квалификации люди работают».

Татьяна Канахина: Спасибо большое Николаю Александровичу за вопрос.

Юрий Дмитриевич, скажите, нарушается ли на предприятиях Трудовой кодекс, то, о чем говорит наш слушатель?

Юрий Гладильщиков: Трудовой кодекс нарушается. Предприятий у нас очень много. Но слушатель немного неточен. Два раза в месяц выплата зарплаты – это было и по КЗОТу. То есть просто в определенный период у нас беспорядок начался, и на многих предприятиях один раз зарплату платили. А сейчас, в общем-то, немножко все это стабилизируется, улучшается. И, в принципе, таких предприятий, где один раз платят, их становится все меньше. И это незаконно – выплата зарплаты один раз в месяц.

Татьяна Канахина: Валентин Валентинович, в двух словах, работают пьяницы или не работают?

Валентин Шишов: Пьяницы в НПО «Автоматика» никогда не работали.

Татьяна Канахина: Мы начали немного говорить о теме долгов. Хотелось бы узнать, Юрий Дмитриевич, может ли Генеральная прокуратура вмешаться в ситуацию и решить как-то эту проблему?

Юрий Гладильщиков: Генеральная прокуратура очень активно вмешалась в ситуацию. Вы знаете, что у нас в начале 2004 года был миллиард долгов. И на конец года осталось где-то 200 миллионов. И, в принципе, сейчас где-то 150, около 100 миллионов. И на оборонных предприятиях наиболее состояние, насколько вы, видимо, тоже слышали, на пеленге. Ну, это яркая иллюстрация того, что государство рассчитывается с долгами. Вот где-то на начало года пришли деньги – и практически там долги по зарплате были погашены. Но потом они опять стали, как говорится, появляться. Потому что нет финансирования. Притом, это тоже предприятия, которые в основном замкнуты на оборонную продукцию и очень жестко связаны именно с госзаказом. А так на предприятиях оборонного комплекса долги возникают, потом погашаются. Кроме Красноуральского химического завода – вот это очень болезненная точка.

Татьяна Канахина: А как, кстати, там обстоят дела? Я напомню, что в прошлом году там были массовые акции протеста сотрудников, голодали рабочие, которым не выплачивали зарплату.

Юрий Гладильщиков: Текущая зарплата там как-то выплачивается, как говорится, а долги, конечно, остаются значительными. Потому что деньги-то взять неоткуда, в общем-то.

Татьяна Канахина: У нас есть телефонный звонок. Доброе утро.

Слушатель: Доброе утро. Сергей Александрович, Москва. На мой взгляд, вот такие акции протеста с чисто экономическими требованиями сейчас уже, они бессмысленны. Поскольку нынешнее правительство, как убедительно показала в своем выступлении независимый депутат Оксана Дмитриева, не имеет никакой внятной промышленной политики в целом. Спасибо.

Татьяна Канахина: Юрий Дмитриевич, считаете ли вы, что акции протеста бессмысленны? Ведь на митинге это звучало, что они не принесут конкретного результата.

Юрий Гладильщиков: Любая акция, она не бессмысленна. В любой акции есть смысл. Во-первых, она показывает то, что уже вопрос назрел. Потому что у нас проблем-то тьма, как говорится. Но акции проходят уже по каким-то конкретным вопросам. Если у бюджетников – это уровень заработной платы, то в данном случае, еще раз хочется обратить внимание, что в требованиях о зарплате относительно сказано. Там действительно людей волнуют проблемы отрасли. То есть где-то подошел край. Поэтому это не бессмысленно. Бессмысленно тогда, когда это единичные выступления, а когда это идет массово по всей России... Я в свое время предлагал обкому нашему, лет семь назад, вообще марш устроить, как атомщики делали в свое время, с Юга марш. В каждом городе присоединяются представители предприятий, на которых есть проблемы. То есть нужны такие массовые акции. И чем больше народа на улицах, тем быстрее задумывается власть. И то, что ветераны продемонстрировали в начале года, это говорит о том, что чем больше народа на улицах, тем быстрее начинают решаться проблемы. К сожалению, народ у нас на улицы не очень любит ходить. Считает, что кто-то за него все решит, все вопросы.

Татьяна Канахина: Еще одно требование участников пикета – списание долгов предприятий УПК в федеральный бюджет и внебюджетные фонды. Валентин Валентинович, много ли задолжали и за что?

Валентин Шишов: Видите ли, самое главное то, что когда есть заказы, надо бы за них платить. А это у нас получается не всегда оперативно. Вот это основная у нас беда.

Татьяна Канахина: Еще одно требование оборонщиков – государство должно взять на себя расходы по содержанию мобилизационных мощностей. Речь идет о многомиллионных суммах, если взять в целом все российские оборонные предприятия. Вы считаете, что это реально, Юрий Дмитриевич?

Юрий Гладильщиков: Я считаю, что эта проблема, конечно, требует решения. И опять же беда в том, что очень большое наслоение произошло. Когда сейчас беседуешь, то, в принципе, по мощностям что-то решается. Но был период, когда вообще ничего не решалось, и все эти мощности содержались при отсутствии заказа... то есть это все назрело, этот клубок, он набирался, набирался. С одной стороны, сейчас госзаказ где-то и как-то формируется, какие-то деньги стали вроде в Минобороны выделять значительные на то, чтобы технику для армии... С другой стороны, надо решать, разрубить вот этот клубок весь, его ликвидировать надо, и чтобы с чистого листа, как говорится, жизнь пошла.

Кстати, с Басаргиным на встрече я, по крайней мере, абсолютно четко у него прозвучало, что срок, конечно, может быть, не завтра, но, по крайней мере, он сказал, что к лету следующего года вся система оборонно-промышленного комплекса, она должна быть выстроена, то есть будет вроде как полная ясность.

Татьяна Канахина: Юрий Дмитриевич, а вы верите первому заместителю полномочного представителя президента?

Юрий Гладильщиков: Я верю. Потому что это ведь государственная проблема. Понимаете? Это же государству надо. Ведь области ракеты не нужны, и пушки, и танки не нужны. Это нужно государству. Поэтому государство должно эту проблему решить. Знаете, такое есть понятие в дипломатии: слабых бьют, слабым быть нельзя. И эта проблема государственная. И оно обязано решить эту проблему.

Татьяна Канахина: Валентин Валентинович, готовы ли предприятия платить земельный налог?

Валентин Шишов: Безусловно, нет. Те предприятия, которые занимаются обороной... я считаю, это перекладывание денег из кармана в карман будет.

Татьяна Канахина: А как вы считаете, почему вообще возник этот вопрос – введение земельного налога для предприятия оборонно-промышленного комплекса?

Валентин Шишов: Ведь здесь не говорится только о предприятиях оборонно-промышленного комплекса. Просто здесь нужен дифференцированный подход.

Татьяна Канахина: Я слышала, что некоторые оборонные предприятия стали практиковать сдачу в аренду части своих территорий. Все к этому относятся по-разному. Но не в связи с этим ли отчасти связано введение земельного налога?

Валентин Шишов: Видите ли, оборонные предприятия, действительно они занимают хорошие и большие площади. Теперь часть этих площадей не востребована. Но я думаю, что часть из них сдается в аренду, и это по-хозяйски. Во-первых, сохраняются эти площади. Ведь когда в доме нет хозяина, дом разрушается. А то, что сдаются в аренду... конечно, может быть, это не очень хорошо, но если эти площади пока не востребованы, то это по-хозяйски.

Татьяна Канахина: Валентин Валентинович, если говорить на примере вашего предприятия НПО «Автоматика», большие ли суммы придется платить за землю? Каков порядок цифр?

Валентин Шишов: О цифрах сейчас говорить нельзя. Но то состояние, в котором мы находимся... ну, этот налог просто задушит оборонные предприятия.

Татьяна Канахина: Юрий Дмитриевич, по вашему мнению, реальна ли перспектива того, что предприятия ОПК все-таки освободят от уплаты земельного налога? Басаргин не обещал ничего?

Юрий Гладильщиков: Нет, он в этом отношении ничего не обещал. Просто, я еще раз говорю, должна быть ясность. Есть у предприятия НПО «Автоматика» территория, которая расположена в центре города Екатеринбурга. В основном это высокие здания и минимум каких-то площадей. И есть пороховые заводы, которые не в центре Екатеринбурга расположены, но которые в силу технологических особенностей имеют огромные территории – так положено по технологии. Поэтому вопрос в том, что нужно, чтобы ясность была, и персонально, и индивидуально решать по каждому предприятию.

Татьяна Канахина: Вот уже говорилось, что зарплаты на оборонных предприятиях крайне низкие. Как молодых специалистов удерживать на предприятиях, тех немногочисленных молодых специалистов?

Валентин Шишов: Ну, в НПО «Автоматика» существует программа по работе с молодыми специалистами. В этом году учреждены стипендии генерального директора. Если у нас средняя зарплата 8 тысяч, то стипендии (30 стипендий учреждено для лучших работников молодых) порядка 5 тысяч рублей ежемесячно они получают.

Татьяна Канахина: Валентин Валентинович, мы начали говорить о программах поддержки молодых специалистов. Стипендии. Что еще?

Валентин Шишов: Во-первых, сейчас делается очень многое по повышению квалификации молодых специалистов. В течение трех лет работают, а после этого курсы повышения квалификации, оплата обучения молодых специалистов.

Татьяна Канахина: Как решается жилищная проблема? Это ведь самый острый вопрос.

Валентин Шишов: Жилищная проблема... если вспомнить НПО «Автоматика» - это МЖК. То есть в Екатеринбурге МЖК начинался с НПО «Автоматика». Было построено очень много жилья, порядка 15 детских комбинатов у НПО было, сейчас осталось два.

Татьяна Канахина: Увы.

Валентин Шишов: Да. Ну а жилищные проблемы... понимаете, с таким уровнем зарплат, которые сейчас есть, ее решать нереально. Должна быть государственная программа ипотеки, в конце концов, и так далее, чтобы молодой человек не жил до 40 лет в общежитии, а имел возможность взять кредит под низкие проценты и построить свое жилье. А для этого должна быть достойная зарплата. А уровень ее сейчас составляет порядка 12 процентов в заказе. Он должен быть как минимум в два раза больше. Ну, эта проблема в целом по стране стоит – низкая зарплата.

Татьяна Канахина: А если сравнить зарплаты в вашей отрасли и в машиностроении?

Валентин Шишов: Когда была акция протеста, там же одним из требований было то, что уровень в оборонной промышленности сейчас ниже, чем в машиностроении в целом по стране.

Татьяна Канахина: Юрий Дмитриевич, скажите, как профсоюз, областная Федерация профсоюзов может поддержать молодых специалистов, которые приходят на предприятия?

Юрий Гладильщиков: Ну, Федерация профсоюзов в масштабах области, конечно, финансово в этом отношении поддержать... ну, то есть чисто организационно, вот то, что молодежью сейчас вплотную занимаются, и мы тут руку приложили к этому, что появились разделы и в коллективных договорах по работе с молодежью. Был период, когда об этом даже никто не думал. То есть сейчас эти направления... я знаю, что начинают возрождаться МЖК, ну, в какой-то иной форме, в общем-то, но этим занимаются, и профсоюзы в том числе. Ведь все от экономики предприятия зависит. В принципе, конечно, металлурги у нас самые передовые, конечно, там и строят, и удешевление, и ссуды, как говорится, дают. Ну а то, что у нас сейчас слово «ипотека» знают... пока только слово, в общем-то. Но мы тоже в этом отношении, как говорится, свою руку прикладываем, чтобы этот процесс шел быстрее.

И я хотел бы немножко продолжить. Ведь предприятия уникальные. То есть вы понимаете, что к ним специалисты приходят... если человек идет на радиотехнический факультет, он, конечно, не ориентирован изначально на коммерцию. Кто на коммерцию ориентирован, тот и идет в соответствующие структуры. И вообще такие специфические специальности, конечно, туда идут уже в какой-то степени любители, уже изначально фанатичные, которые преданы этим направлениям. Поэтому, конечно, здесь нужна хотя бы какая-то поддержка, стимулирование, и главное, как мы уже говорили, - перспектива, чтобы он, придя на предприятие, видел, а что дальше, какая у него перспектива роста. Тогда эти люди будут, я думаю, работать, несмотря даже на то, что и зарплата, может быть, не очень высокая, по сравнению с коммерческой структурой.

Татьяна Канахина: Ну, будем надеяться, что такие люди у нас еще остались. У нас есть звонок. Доброе утро.

Слушатель: Доброе утро. Владислав из Екатеринбурга. Наше государство ни разу не объяснило, кто наш враг, кто нас собирается бить, как, когда и почему. Может быть, у вас есть информация? Кто-то из вас сказал, что слабых бьют. Может быть, вы знаете, кто нас собирается бить и как, когда и где?

Татьяна Канахина: Спасибо Владиславу за вопрос.

Юрий Дмитриевич, вы знаете кто?

Юрий Гладильщиков: Я не знаю кто, я знаю, что слабых бьют. Поэтому слабым быть нельзя. Вот и все, что я знаю, слабым быть нельзя. По-моему, оглянувшись вокруг, видно, что наши друзья-партнеры, никто не сложил оружия, не свернули свои вооруженные силы, а все разрабатывают доктрины всевозможные. Врагов у нас нет, но слабыми быть не надо.

Татьяна Канахина: Я еще слышала такую мысль, что сейчас уже война идет информационными технологиями. Танки не нужны – мысль была такая.

Слышала мнение, что всероссийская акция протеста оборонщиков ни что иное, как PR-кампания профсоюзов в рамках празднования 100-летия организации. Вроде как нужно профсоюзам «для галочки» выйти на улицу, отметиться, мол, «работаем мы, живем, никуда не делись». Валентин Валентинович, как вы относитесь к подобного рода заявлениям?

Валентин Шишов: Ну, 100 лет профсоюзам – это, конечно, очень приятная дата. Но думаю, что здесь нет никакой связи. Потому что профсоюзы, они ведь нужны для трудящихся. И был раньше массовый выход из профсоюзов. Ведь сейчас люди с профсоюзы возвращаются. И возвращаются не потому, что... профсоюзы сейчас не имеют того, что имели, - не имеют путевок, социального страхования. И люди идут туда потому, что это коллектив, и коллектив должен защищаться коллективно.

Татьяна Канахина: Какие еще акции протеста, мероприятия запланированы профсоюзами до конца этого года, Юрий Дмитриевич?

Юрий Гладильщиков: Запланирована акция у работников бюджетной сферы на 12 октября. На 28 ноября, по-моему, у агропромышленного комплекса тоже большая, всероссийская намечается акция. Проблемы агропрома, они, наверное, у каждого свои, но они огромные тоже.

Татьяна Канахина: А непосредственно по оборонщикам будут ли еще какие-то акции протеста?

Юрий Гладильщиков: Я думаю, сейчас надо ждать реакции со стороны властей. Индивидуальные, видимо, будут, потому что на предприятиях ситуация разная, и я не исключаю этого. Но всероссийской акции, конечно, не будет.

Татьяна Канахина: А на Москву 22 сентября не пойдете?

Валентин Шишов: Я думаю, хватит московских предприятий и их присутствия. А то, что мы сказали свое слово, я думаю, его там услышат.

Татьяна Канахина: Спасибо вам большое за участие в программе.

XS
SM
MD
LG