Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Волонтерское движение в России


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гость в студии - руководитель общественной организации "Покровская община" Галина Клишова.

Татьяна Валович: 21 сентября в Петербурге открывается международная конференция «Волонтерское движение в России: реальность и перспективы», а накануне конференции, в Институте региональной прессы, в ходе круглого стола обсуждались вопросы, которым на конференции стоит уделить особое внимание. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: В конференции примут участие представители российских добровольческих общественных, некоммерческих и государственных организаций, которые работают в сферах социальной помощи, экологии, защиты прав человека, культуры, образования, здравоохранения, а также зарубежных гуманитарных организаций, международных добровольческих ассоциаций, чей опыт может оказаться полезным для России. Волонтеры расскажут друг другу об особенностях добровольной работы в гражданских, религиозных, общинных, молодежных организациях, о механизмах взаимодействия с властями и законодательстве в области социального добровольчества, о моделях эффективной добровольной работы и ресурсах для добровольческих программ. Говорит президент благотворительного общества «Невский ангел» Владимир Лукьянов.

Владимир Лукьянов: Регулировать добровольческую деятельность нецелесообразно. Ее отрегулируют сами люди. Это есть внутренний посыл человека. А вот закон, который определяет понятие добровольчества, нужен. Нужен также закон, который определит государственные гарантии для развития гражданской активности и добровольчества.

Не очень понятно, что есть добровольческая деятельность, непонятно, как оценивать добровольческую деятельность, хорошо это или плохо, или это в принципе ноль, что можно не замечать и с чем не считаться. Во многих странах не согласны с этим, например, в США результат добровольческого труда фиксируется в валовом национальном продукте, а это миллиарды долларов.

Татьяна Вольтская: В России тоже есть организации, давно и успешно использующие труд добровольцев, среди них - благотворительный центр «Хэсед Авраам». Говорит его представительница Лиза Гольдман.

Лиза Гольдман: Нашей организации уже 13 лет и она существует в основном только за счет наших волонтеров, потому что сотрудников очень мало. Мы занимаемся социальной деятельностью. В каждой из программ работают волонтеры. Ряд программ, которые у нас обслуживают людей на дому, это мелкий бытовой ремонт, стрижка на дому, парикмахеры приходят, волонтеры. Дневной центр обслуживается полностью с помощью волонтеров.

Татьяна Вольтская: Без волонтеров не мог бы существовать и «Детский кризисный центр», и многие другие благотворительные организации. Цель конференции - привлечь внимание общества к движению волонтеров, чтобы добровольческий вклад в решение социальных проблем России использовался эффективнее.

Татьяна Валович: Развитие волонтерского движения в России мы будем обсуждать сегодня и с нашей гостьей - руководительницей благотворительной общественной организацией "Покровская община" Галиной Клишовой, которая будет также принимать участие в открывающейся завтра международной конференции.

Галина Александровна, здравствуйте.

Галина Клишова: Здравствуйте.

Татьяна Валович: Галина Александровна, в связи с чем все-таки возникла такая инициатива проведения подобной конференции? Ведь, по-моему, ничего ранее такого не проводилось ни в Петербурге, ни в России.

Галина Клишова: Во всяком случае, в таком масштабе. Потому что попытки объединиться волонтерским организациям были уже очень давно. Действительно, на протяжении 13-15 лет, то есть с момента перестройки, это были действительно попытки, какими-то небольшими группами мы собирались и обсуждали эти проблемы, потому что они все равно возникали. Потому что вот это движение добровольческое, конечно, существовало и до перестройки. Во все времена всегда была инициатива самого человека как-то расширить границы своего бытия: в семье, на работе, на службе. Это попытка выйти из существующего какого-то обыденного мира и реализовать себя на ином каком-то поприще, в иной области. Поэтому, как сказал Владимир Лукьянов, это от самого человека. Действительно, это инициатива самого человека - понять себя, понять окружающий мир. Одному ему как-то реализоваться очень сложно, потому что разные люди. Но в группе единомышленников, сейчас это уже организации, которые существуют и их уже очень много, это действительно массовое движение, и государство его тоже не могло не заметить. Хотя все последние годы постоянно стоял вопрос может быть какого-то внимания со стороны государства к этому движению. Я не скажу, что это очень активно произошло.

Татьяна Валович: Обычно государственные чиновники с радостью рапортуют в каких-то своих отчетах о привлечении благотворительных организаций, для выполнения тех или иных социальных объектов. А вот насколько государство помогает волонтерскому движению?

Галина Клишова: Закона до сих пор нет, хотя он уже лет 8-9 очень активно обсуждается. Есть проект этого закона, в том числе нашему Законодательному собранию в Санкт-Петербурге тоже предложен проект, но пока это все в стадии обсуждения. Это очень долгий процесс. Год назад наш президент сказал, что у нас строится гражданское общество, как будто раньше у нас не было гражданского общества, теперь вдруг оно появляется. Поэтому с этих слов началось какое-то внимание к этой проблеме, что это ресурс. Он должен быть как-то использован. Поэтому возникли наши российские фонды, возникли какие-то регулирующие правила и так далее. Но пока это очень туманно все. Но сами организации, само вот это добровольческое движение оно заинтересовано в активной поддержке государства, но не заинтересовано в том, чтобы этим движением как-то манипулировали.

Татьяна Валович: То есть чтобы строили какую-то вертикаль сверху?

Галина Клишова: Конечно. Поэтому что чем хорошо это движение? То, что инициатива идет от самих людей, от частных лиц, от группы лиц, что называется, снизу идет. Поэтому если начнут опять говорить, что такие-то организации направо, эти налево, то, я думаю, что инициатива, этот пламенный вдохновенный блеск поутихнет.

Татьяна Валович: Галина Александровна, как вы считаете, эта конференция международная. Там будут присутствовать и итальянские делегации, и из США, из Германии. Насколько российский опыт такого добровольчества, волонтерского движения отличается от западного?

Галина Клишова: Он уже отличается. Если вначале мы пытались опыт изучить, понять, то потом мы поняли, что Россия самобытная страна. На Западе совершенно другие экономические условия. Поэтому нам приходится существовать в тех условиях, которые существуют. Поэтому сейчас те организации, которые будут принимать участие в этой конференции, а их будет 216, все они самобытны, все они произросли на русской почве, все они являются самостоятельными. Приедут представители 40 городов. 100 организаций будет из Санкт-Петербурга, остальные - это регионы: от Владивостока до Мурманска.

Татьяна Валович: Можно ли тогда говорить, что современное российское добровольческое движение становится заметным социальным явлением?

Галина Клишова: Да, я считаю, что оно очень заметно, потому что если его перечислить в каким-то валовым продукте, в экономическом каком-то эквиваленте, то это большие деньги.

Татьяна Валович: Между тем, это не учитывается в России.

Галина Клишова: Это никем не учитывается, не вливаются туда средства, потому что все эти организации волонтерские. Они существуют или на собственные средства, или на средства, которые привлекает сама организация. Но вот такое заметное движение, что, наконец-то, государство тоже стало обращать внимание. Это говорит о том, что массовым стало это движение.

Татьяна Валович: Не получится ли так, что государство переложит все свои социальные функции с радостью на волонтерское движение?

Галина Клишова: Такая тенденция уже существует. Недавно один очень уважаемый чиновник, известный в городе, сказал, что как здорово, что есть такие проекты волонтерские, что лучшие проекты станут государственными проектами. В этом я лично вижу такую опасность. Потому что как только они станут государственными проектами, они перестанут быть, во-первых, волонтерскими, добровольными, во-вторых, они перестанут быть такими искренними.

Татьяна Валович: Все будет происходить по указке. Раз мы вам дали деньги, то делайте только то, что мы вам скажем, да?

Галина Клишова: Конечно, любые государственные деньги предполагают какую-то отчетность. Общественные организации не против отчетности. Все за эти годы привыкли отчитываться, понимают цену этим средствам, которые вложены в проекты. Конечно, есть такая опасность, что будет некое такое влияние. Мы хотим, чтобы мы сосуществовали, мы хотим, чтобы у нас были партнерские отношения, но опять мы хотим отстаивать свою самобытность, свое право на существование. Мы считаем, чтобы добровольчество было оценено, как ресурс общества, как идеал общества.

Татьяна Валович: А готово ли сейчас российское общество воспринимать волонтерское движение настолько полно?

Галина Клишова: Я думаю, что пока, конечно, нет. Мы надеемся, что после этой конференции привлечем внимание широкой общественности. Хотя на стадии подготовки крупные чиновники нашего города пока не очень активно откликаются на участие, но, тем не менее, мы ждем Евдокимову Наталью Леонидовну, которая возглавляет именно социальный сектор. Мы надеемся, что мы все-таки будем услышаны.

Татьяна Валович: В международной конференции, открывающейся завтра, будут представлены самые разные организации. У каждой своя специфика работы. В чем заключается специфика вашей организации?

Галина Клишова: Будут принимать участие общественные организации, благотворительные, религиозные организации. Мы совершенно не ждали каких-то политических организаций, но они также примут участие.

Татьяна Валович: Например, какие знаете?

Галина Клишова: Например, даже есть представитель молодежной организации "Наши", который так неожиданно вдруг появился, заявил о своем желании участвовать.

Татьяна Валович: Как вы считаете, вот это желание не пропиарить себя на фоне благотворительности какой-то? Как вы относитесь к такому аспекту: с одной стороны, благотворительность на Руси всегда предполагала скромность, но с другой стороны, как говорила Золушка, очень обидно не ездить на бал, если ты этого заслуживаешь? Где та грань, когда мы говорим о каких-то благотворителях, что это не пиар, ни чье-то желание какой-то экономической сиюминутной выгоды получить, привлечь какие-то деньги? Как нужно об этом говорить? Насколько средства массовой информации грамотно говорят об этом?

Галина Клишова: Это очень ценный вопрос. Редко такой вопрос задается, но он очень актуален. Потому что есть и те, и иные примеры. Я знаю людей, которые занимаются благотворительностью очень активно, вкладывают средства, собирают средства среди своих сподвижников, при этом они умоляют не называть их имен. Не потому, что они пытаются что-то скрыть, просто в силу своей скромности. Если наша организация объединяет православных верующих, то люди, которые помогают нам, они все делают по таким христианским традициям, что все нужно творить тайно, тогда Господь воздаст тебе явно. Поэтому, конечно, мне ближе такой тип людей, такой тип благотворительности, когда люди делают не ради своего собственного пиара, а по велению сердца, по велению души. Кстати, волонтерским организациям это очень присуще. Они это делают не из каких-то корыстных целей.

Татьяна Валович: С другой стороны, сейчас постоянно говорится о социальной ответственности бизнеса. Другая сторона. Если бизнесмен честно работает, он еще и благотворительности участвует, об этом никто не знает в обществе, они считают, что "он-то, кровопивец, на наших деньгах жирует".

Галина Клишова: Это такой вопрос, который уже давно обсуждается. У нас есть разные налоговые проблемы, которые не дают возможности вот так активно, открыто участвовать бизнесу в той благотворительности, в которой они бы хотели. Нужны законы, нужно, чтобы государство не формально относилось к благотворительности. Эти все рычаги, ресурсы надо использовать.

Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя, пожалуйста, вы в эфире. Слушатель: Георгий из Санкт-Петербурга. Какой средний возраст ваших волонтеров? Вы постоянно меняете формы деятельности или прикрепляетесь и приобретаете опыт в какой-нибудь одной или нескольких видах деятельности?

Галина Клишова: Наша организация существует больше 10 лет. Мы занимаемся помощью бедным, одиноким, больным, осуществляем патронаж на дому, бездомным инвалидам помогаем. Содержим три таких небольших стационара для этой категории лиц. Наши волонтеры, как правило, это стабильная часть людей, которая приходит с целью помочь людям бедным, одиноким, больным. Возраст наших волонтеров от 17 до 70 лет. Нет никаких ограничений. Благородные порывы души свойственны любому возрасту.

Татьяна Валович: Каким образом вы привлекаете волонтеров, особенно если это молодые люди?

Галина Клишова: Как-то специально себя пиарить мы такого не предпринимаем, но мы уже много лет работаем в Мариинской больнице. Люди, которые приходят навещать своих родственников, видят, что существует какое-то организованное движение. Многие удивляются, что такое существует. Некоторые примыкают к нам.

Татьяна Валович: Какова должна быть квалификация волонтера? Нужно ли его специально обучать? Сталкиваясь с немощными пожилыми людьми, это ведь тяжелая психоэмоциональная нагрузка. Как вы решаете эти проблемы?

Галина Клишова: Если раньше мы сталкивались с полной неграмотностью собственной, потому что мы не умели это делать, то со временем поняли, что нужно делать это грамотно. Общество от нас требует каких-то квалифицированных знаний, умений. Поэтому на нашей конференции будет обсуждаться вопрос, будет работать секция, где вопросы образования, просвещения будут стоять очень активно. Потому что многие организации уже накопили опыт обучения волонтерских организаций. Существует множество волонтерских программ в разных сферах деятельности.

Татьяна Валович: Насколько вы привлекаете иностранный опыт в своей работе? Есть ли у вас обмен волонтерами с какими-то организациями?

Галина Клишова: Да, обмен волонтерами у нас случается достаточно часто в последнее время. Опять же каким-то странным образом все это происходит. Мы не ищем этих людей. На нас выходят другие организации, которые хотели бы потрудиться в нашей организации. Мы с радостью принимаем и зарубежных волонтеров, потому что происходит живой обмен информацией, обмен опытом. Поэтому у нас за последний год работала медсестра-физиотерапевт из Англии. Она работала полгода в нашей организации, привнесла очень много живого, интересного, ранее нами неведомого какого-то опыта. Мы очень многому научились. Она уехала потрясенная. Она пишет нам регулярно, что это были самые счастливые дни в ее жизни.

Татьяна Валович: Несмотря на тяжесть работы?

Галина Клишова: Несмотря на тяжесть работы.

Татьяна Валович: Нам дозвонился слушатель, мы слушаем вас. Слушатель: Где в Москве находится волонтерская организация?

Галина Клишова: В Москве очень много волонтерских организаций. Если в Санкт-Петербурге их около 300, то в Москве их гораздо больше. Сейчас очень активно идут контакты и с разными комитетами, государственными структурами. Если вас интересует какой-то определенный профиль участия в такой организации, вы можете просто поинтересоваться в каком-нибудь государственном комитете.

Татьяна Валович: В Петербурге если такой же вопрос появляется? Куда бежать, где смотреть? Есть ли какой-то справочник по волонтерам?

Галина Клишова: Сейчас одна из целей этой конференции, которая состоится, речь должна пойти о том, чтобы был такой организован центр добровольчества, который может объединить все существующие организации, где могут быть организованы занятия и так далее. Мы разрознены. Мы полагаем, что центр добровольчества будет той организацией, где мы сможем попытаться объединить и ресурсы, и наши усилия.

Татьяна Валович: В том числе и будет справочник?

Галина Клишова: Да, будет справочник.

Татьяна Валович: У нас есть еще вопрос от слушателя. Слушаем вас. Слушатель: Олег из Санкт-Петербурга. Кроме той помощи, которую вы оказываете, вы духовную какую-то помощь оказываете человеку?

Галина Клишова: Конечно. У нас есть священник, у нас есть храм в Мариинской больнице, храм Апостола Павла. По субботам проходят богослужения. У нас очень замечательный священник, отец Яков, который всегда готов помочь духовно любому человеку, кто к нему обратится.

Татьяна Валович: И все-таки доброволец - кто он? Понятно, что сначала должен быть зов сердца. Но не каждый человек, который считает, что он мог бы поучаствовать, найдет на это время при нынешней загрузке. Например, я готова на какую-то разовую акцию, но, я понимаю, что, в первую очередь, я не брошу своих детей, потому что у меня есть семья. Кто же приходит к вам? Может быть, это одинокие люди? Тогда возникает другой вопрос - не является ли это каким-то способом самореализовать себя, свое я. Как в этом случае поступать?

Галина Клишова: Мотивации самые разные. Чтобы подготовить эту конференцию, мы сами для себя очень многое оговаривали. Существует больше сотни разных мотиваций, почему человек обращается именно в добровольческое движение. Мне кажется, что доброволец такой немного особенный человек, он не от мира сегодня, скажем так. Не только люди одинокие, которые обделены общением, обращаются к реализации каких-то своих потребностей. Люди из многодетных семей, обремененные работой, представители бизнеса ищут себя.

Добровольческое движение в Америке очень развито. Маленький городок в 5 тысяч человек. Там около 50 добровольческих организаций, в том числе пожарные, экологи, озеленители. Все объединены в добровольческие какие-то дружины. Это массовое такое явление. Поэтому самые разнообразные люди по разными причинам приходят в это движение.

XS
SM
MD
LG