Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ингерманландские финны


Программу ведет Ольга Писпанен. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гость студии - председатель Совета межрегиональной общественной организации финнов "Инкерин Лиито" Леонид Гильди.

Ольга Писпанен: На Радиостанцию Свобода пришло обращение межрегиональной Общественной организации финнов "Инкерин Лиито" с просьбой поддержать ингерманландских финнов. В сталинские времена этот народ пережил страшные репрессии, но места их прежнего компактного проживания все еще остаются в запустении.

Татьяна Вольтская: Известно, что ингерманландские финны строили Петербург вместе с русскими, что их роль в становлении города и всей губернии была очень велика. После Гражданской войны Ленинградское управление ГПУ НКВД стало преследовать ингерманландских финнов, инкриминируя им шпионаж и антисоветскую деятельность. Среди населения города и области распространялись слухи о якобы раскрытых сотнях агентов империализма. Была выработана установка военных, по которой в будущей войне финны выступят против советских войск. Поэтому с конца 20-х годов финны выступают в роли социально опасного народа.

При Сергее Кирове началось переселение "избыточного" финского населения из Ленинграда и Ленинградской области. После убийства Кирова начались массовые аресты и расстрелы финнов, массовое отправление их в лагеря. С насиженных мест выселяли всех, от стариков до младенцев. Финны были лишены национальной среды обитания, их дети - возможности знать родной язык. В ходе этих репрессий были ликвидированы два финских национальных района и около 60 сельсоветов, заменено подавляющее большинство финских названий населенных пунктов, закрыты признанные вредными финские школы и другие учебные заведения, театры, книгоиздательства, запрещены национальные праздники, радиопередачи, книги, журналы и газеты на финском языке, распущены самодеятельные коллективы. Были разрушены лютеранские кирхи многие кладбища. Кроме того, финны не могли поступать в вузы, а счета финских колхозов, предприятий, церквей были аннулированы, средства перешли в госбюджет. Уже в 40-е годы прошла спецоперация по поголовному выселению финнов на спецпоселения в Сибирь.

О геноциде финского народ заговорили правозащитники в 80-90-х годах. До июня 1993 года вышло постановление Верховного совета РСФСР о реабилитации российских финнов, но вопросы их жизнеустройства до сих пор не решены. Правительство Ленинградской области приняло перечень основных мероприятий по реализации программы национально-культурного возрождения российских финнов на территории Ленинградской области на 1995-96 годы, но в последующие годы, несмотря на все обращения в любые инстанции, ничего не было сделано для того, чтобы вернуть семьи ингерманландских финнов туда, откуда их предки были насильно вывезены.

Ольга Писпанен: Леонид Андреевич, скажите, пожалуйста, у вас есть какие-то данные, какая-то статистика о количестве ингерманландских финнов сегодня в России?

Леонид Гильди: Сегодня в России их осталось примерно 34 тысячи, по последней переписи. Хочу сказать, что 150 лет тому назад на территории Ленинградской области проживало 72 тысячи финнов, а сейчас во всей России только 34 тысячи. Причем рост был до конца 20-х годов, устойчивый рост, и максимальное число ингерманландских финнов, которые проживали вот здесь, в Ленинградской области, составило свыше 150 тысяч. С конца 20-х годов начинается очень устойчивое сокращение их численности, и оно продолжается до настоящего времени. Причем эта численность уменьшается не только в Ленинградской области, здесь катастрофически уменьшилась численность, а по всей территории России уменьшается. Очень много людей погибли на Севере, во время депортации непосредственно и в первый год после того, как их доставили на Крайний Север. Я буквально не давно получил сообщение, что население Тикси - это поселок за Северным Полюсом, где на одном из островов погибли за одну зиму 1942 года свыше 200 тысяч финнов, - местные жители установили сейчас памятный крест на том месте, где они погибли, эти наши ингерманландские финны. И таких место на побережье северных морей много.

Ольга Писпанен: В основном все-таки были депортированы на Север финны из Петербурга, из Ленинградской области. Мои родственники тоже были, например, на Урал депортированы. Например, моя прабабка только и говорила деду: "Двигайся к морю", то есть как можно ближе к морю попробовать переселиться, хотя было запрещено селиться в больших городах, в частности в Петербурге и Ленинградской области.

Леонид Гильди: Не только в Петербурге и Ленинградской области. Финны, которые были отправлены поголовно в 1942 году, им было запрещено вообще выезжать из мест спецпоселений. В 1945 году было принято первое постановление послевоенное, подписанное Вознесенским. В 1947 году Сталин лично подписал распоряжение о запрещении самовольного выезда финнов из мест спецпоселений. И потом, в 1948 году, был принят специальный указ президиума Верховного совета, на основании которого за побег с мест поселения человек наказывался 20-ю годами каторги. Так что они были полностью лишены такой возможности.

Наконец, для того чтобы не допустить возвращения ингерманландских финнов в Ленинградскую область, 1,5 тысячи их домов - по просьбе тогдашнего председателя исполкома Ленсовета Соловьева, одобренной Алексеем Николаевичем Косыгиным, который был председателем Совета министров Российской Федерации, - были распроданы, а деньги поступили в бюджет города и Ленинградской области. Вот мы и ставим вопрос о том, что надо вернуть как-то эти деньги.

Ольга Писпанен: То есть вы хотите вернуть именно деньги.

Леонид Гильди: Да, и за счет этих денег необходимо предоставить жилье. Тогда эти люди, которые живут рассеянно на огромной территории Сибири, могли бы спокойно возвратиться сюда. Они ни в чем не повинны.

Ольга Писпанен: Давайте послушаем звонки. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У меня два вопроса. Первое, как вы видите саму организацию постановки вопроса о репрессированных гражданах, чтобы Россия признала, что был момент репрессий? И второе, как вы смотрите на украинцев, немцев, чеченцев, чтобы и им выплатить некую компенсацию за такие большие страдания, которые народу пришлось перенести?

Леонид Гильди: Я должен сказать, что хотя законы и приняты о реабилитации тех народов, которые были депортированы, но эта реабилитация или совершенно не начата, как это касается ингерманландских финнов, или не завершена полностью. Что касается компенсаций, то ведь было постановление правительства номер 926 от 12 августа 1994 года о выплате компенсаций за утраченные дома репрессированным - 10 тысяч рублей, и за имущество - 4 тысячи рублей. Вот я недавно был на строительной базе под Ленинградом и обратил внимание, что обычная сторожевая будка стоит свыше 10 тысяч рублей, а туалет стоит 4 с лишним тысячи рублей. Ну, что можно на предложенные деньги построить? Все коренные ленинградцы знают, какие замечательные дома были у финнов в пригородах Ленинграда.

Ольга Писпанен: Получается, что это утопия - надеяться на то, что правительство выплатит эти деньги.

Леонид Гильди: Да, утопия. Мы ставим этот вопрос и перед Генеральной прокуратурой. Что касается финнов, они ведь не просто были репрессированы, они были подвергнуты геноциду. А геноцид не имеет срока давности.

Ольга Писпанен: Я знаю, например, что у меня очень много родственников были именно расстреляны при "раскулачивании".

Леонид Гильди: Да, в Ленинграде только в 1937-1938 годах были расстреляны свыше 1700 финнов. Все они сейчас реабилитированы. То есть все, что было придумано тогдашними сотрудниками НКВД, это была ложь, и на основании этой лжи практически за национальную принадлежность уничтожили людей. Здесь надо иметь в виду, что политическим руководителем этих репрессий был Жданов, и еще далеко не все исследовано, что касается деятельности Жданова. Я напомню вам, что по сталинским спискам он занимает третье место по подписям, одобряющим расстрелы этих 40 тысяч, которые проходили по сталинским спискам. И в Ленинграде политический руководитель вот этой широкомасштабной операции по уничтожению людей остался совершенно в тени, как будто он и не занимался этим, а он непосредственно руководил всей этой кампанией по уничтожению невинных людей, не только финнов. По двум постановлениям Политбюро ЦК, в Ленинграде надлежало расстрелять 7 тысяч человек всех национальностей, а фактически расстреляли 56 тысяч человек.

Ольга Писпанен: Послушаем еще звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Георгий, Санкт-Петербург. А вот этот процесс уменьшения - значит ли это, что этот вид финнов вырождается? И смешиваются ли они с другими национальностями, сохранили ли они свою национальную культуру?

Леонид Гильди: Конечно, не полностью была уничтожена национальная культура ингерманландских финнов, и она сейчас у нас возрождается. У нас очень хорошие хоры, допустим, здесь, они выступают не только на территории России, но и за рубежом. Но, к сожалению, наша организация не имеет средств для того, чтобы какую-то серьезную работу проводить по этому вопросу.

Ольга Писпанен: Ваша организация существует только в этом регионе, на территории этого региона?

Леонид Гильди: У нас есть 10 региональных организаций непосредственно в Ленинградской области, а наша - межрегиональная организация, то есть мы оказываем юридическую и правозащитную помощь всем ингерманландским финнам, которые проживают на территории России и за ее пределами.

Ольга Писпанен: У нас есть дозвонившийся, давайте послушаем.

Слушатель: В 1918 году товарищ Ленин с большевиками выдели финнам кусок Русской империи. Почему бы всем этим финнам не идти туда и не прибрать с собой вместе эстонцев? Сколько русских погибло! Почему о русских не говорите?

Ольга Писпанен: Мы говорим и о русских, и о финнах, и об эстонцах, и об евреях. Сегодня тема посвящена ингерманландским финнам.

Леонид Гильди: Я хочу сказать, что сегодня надо различать ингерманландских финнов от финнов, которые проживают в Финляндии. Ингерманландские финны - это коренные жители Ленинградской области. Хочу подчеркнуть, что в начале войны все ингерманландские финны допризывного возраста ушли на фронт. Большая часть из них погибла, защищая Ленинград и ленинградскую землю. В 1942 году, правда, было постановление Государственного комитета обороны о снятии с фронта финнов, но командиры многих частей, видя как сражались ингерманландские финны, не выполняли это постановление ГКО.

В 1945 году свыше 3 тысяч финнов фронтовиков вернулось только в Ленинградскую область. Здесь случилась просто дикое какая-то состояние. Семья фронтовика находится в Сибири, в Якутии, как социально опасная семья, а фронтовик вернулся сюда, защищая нашу родину. Здесь он обнаружил разрушенные дома, проданные дома. Он вынужден был ехать в далекую Сибирь за тем, чтобы встретиться со своей семьей. Как это можно было допустить?!

Что касается всего остального, то ингерманландские финны не претендуют ни на какие отделения. Они коренные жители России. Они хотят жить только в России.

Ольга Писпанен: Давайте еще послушаем звоночек.

Слушатель: Евгения Сергеевна из Москвы. Вы сейчас рассказали о страданиях этой части финнов. Но вы не сказали ничего о происхождении этого народа.

Леонид Гильди: Их происхождение здесь же. Достаточно посмотреть документы и исследования археологов. Финоугорские народы с древнейших времен населяли эту территорию. Не случайно, что во времена царизма не было никаких преследований ингерманландских финнов. Их было здесь так много, они так активно помогали жителям Петербурга, что даже Александр Сергеевич Пушкин как-то назвал Петербург Чухляндией, подчеркивая тем самым, что ингерманландские финны обслуживали город, обеспечивая его молоком, рыбой, продуктами.

Ольга Писпанен: Это обидное название "Чухна"?

Леонид Гильди: Это простонародное название.

Ольга Писпанен: Оно до сих пор используется.

Леонид Гильди: Мы не обижаемся на это, потому что оно сохранилось с древнейших времен.

Ольга Писпанен: Почему сегодня уменьшается численность ингерманландских финнов?

Леонид Гильди: Потому что ингерманландские финны живут рассеянно на огромной территории России. Они вместе не общаются. Идет ассимиляция непосредственная этих семей.

Ольга Писпанен: Но они же не против смешенных браков?

Леонид Гильди: Нет, никогда. В Ленинградской области было очень много населенных пунктов двуязычных: одна часть - русское население, а вторая - ингерманландское население. С давнейших времен смешанные браки существовали.

Ольга Писпанен: Насколько я знаю, в годы советской власти русская девушка должна брать разрешение, чтобы выйти замуж за финна.

Леонид Гильди: Да, это был жестокий период. Тогда непосредственно надо было сохранить финскую фамилию с тем, чтобы сотрудники НКВД могли проверять, контролировать поведение этих людей. Это тоже элемент геноцида.

Ольга Писпанен: Скажите, сегодня существует еще фольклор, письменность?

Леонид Гильди: А как же!

Ольга Писпанен: Свои печатные издания?

Леонид Гильди: Очень мало здесь изданий. Ингерманландские финны, если им удается, то они выпускают свои работы непосредственно в Финляндии. Потому что здесь просто нет материальных возможностей для этого. Недавно подготовлена рукопись одной ингерманландской финки из Петрозаводска. Я видел чистые листы. Это говоры, ингерманландские говоры на территории Финляндии. Это очень пожилая женщина. Она подготовила очень серьезную работу. Но вот чистые листы есть, но пока не нашли деньги в Финляндии для того, чтобы издать.

Ольга Писпанен: Было большое поселение ингерманландских финнов, было свое радио, были свои программы.

Леонид Гильди: Было книгоиздательство, были школы, техникумы были. Самая крупная финская школа находилась на Лиговке, 1. Это здание сохранилось. Потом ее закрыли. Это было специальное постановление Политбюро ЦК. Сейчас ни одной финской школы как таковой нет.

Ольга Писпанен: А какой-то культурный центр?

Леонид Гильди: Есть факультативное изучение финского языка, но не ингерманландского.

Ольга Писпанен: А это большая разница между финским языком и ингерманландским?

Леонид Гильди: Мы понимаем друг друга.

Ольга Писпанен: Это как диалект?

Леонид Гильди: Да, это как диалект.

Ольга Писпанен: Есть какой-то культурный центр в Петербурге, в России, где собираются ингерманландские финны?

Леонид Гильди: Как такового центра нет. У нас на Пушкинской находится региональная организация. Там собираются. Но специального помещения нет. Мы просили и Собчака, и Яковлева, чтобы нам выделили.

Ольга Писпанен: Недавно Яковлев признался, что у него мать ингерманландка.

Леонид Гильди: Да.

Ольга Писпанен: Почему же он не помог?

Леонид Гильди: Она скончалась, к сожалению. Он никак не помог нам. Мы просили выделить нам помещение хотя бы для музея. А вообще просто необходимо открыть музей репрессий, показать всю жестокость тех репрессий, которой подвергался наш народ.

Ольга Писпанен: У нас есть звонки, говорите, пожалуйста.

Слушатель: Конечно, ничем не унять боль народа, умерщвленных тем режимом. Но, я думаю, было бы лучше, если бы наши русские финны подняли вопрос о правильном использовании природных богатств, находящихся на этнической территории.

Леонид Гильди: Я полностью разделяют вашу точку зрения. Отремонтировали Константиновский дворец. Мы теперь гордимся этим помещением. Но посмотрите рядом. Вдоль всей нижней петергофской дороги пустыри. Конечно, надо возродить эту жизнь. Мы много раз обращались в правительство России. С 1993 года Верховный Совет поручил правительству России подготовить программу национально-культурного возрождения ингерманландских финнов. Прошло 12 лет! 12 лет правительство России, Санкт-Петербурга и Ленинградской области саботируют выполнение вот этого Закона. А там как раз и предусмотрено возрождение ингерманландских финнов, да и не только ингерманландских финнов.

Когда Владимир Владимирович Путин был первым заместителем мэра, а Греф входил в состав правительства, то немцы сумели при помощи, конечно, Германии начать строительство образцового поселка, а мы не сумели прорваться. Мы до сих пор ни копейки не получаем.

Ольга Писпанен: Давайте еще звоночек послушаем, говорите, пожалуйста.

Слушатель: Лидия. Я выросла в одной из таких деревень Ленинградской области, Волосовский район. Не знаете ли вы, почему так густо населен именно этот район? В 70-е годы там практически вся деревня, где я выросла, была из финнов. Я очень хорошо помню наших соседей. Я помню наш сосед, пожилой старичок, рассказывал о Финской войне. Он рассказывал с такой горечью о том, как жестоко обращались бело-голубые лыжники с ингерманландскими финнами. Ингерманландские финны вынуждены были бежать.

Леонид Гильди: Это была война. Война всегда очень жестокое явление. Сейчас давно преодолены вот эти непосредственные враждебные отношения. Граждане Финляндии приезжают сюда. В ряде мест, где были лагеря военнопленных финнов, сейчас восстановлены как мемориальные кладбища. Мы должны сказать, что граждане Финляндии относятся к нам сейчас не так, как они относились в тот период времени.

Ольга Писпанен: Осталось только добиться выполнения постановления программы национально-культурного возрождения российских финнов на территории России.

Леонид Гильди: Мы надеемся на это.

XS
SM
MD
LG