Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Екатеринбурге прошел«круглый стол» по проблемам гуманитарного образования


Программу ведет Евгения Назарец. В программе принимают участие - Наталья Богданова, специалист агентства по подбору персонала «Карьера-Юнион», и Надежда Чикалева, проректор по учебной работе Омского государственного педагогического университета.

Евгения Назарец: В Екатеринбурге прошел накануне «круглый стол» по проблемам гуманитарного образования. Конкурс на такие специальности в последние пять лет на Урале постоянно растет. Но руководители гуманитарных вузов и факультетов заявляют о потенциальных проблемах. Дело в том, что российский рынок труда уже не раз доказывал, что может наказать молодых выпускников за приверженность моде в образовании.

Тему продолжает екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Олег Вахрушев.

Олег Вахрушев: В период перестройки в тогда еще СССР наблюдалось перепроизводство технических специалистов. Ниша специалистов-гуманитариев (юристов, экономистов, культурологов) оказалась свободной. И тогда огромное количество выпускников школ направились в вузы именно за гуманитарным образованием.

Сейчас, по мнению чиновников российского Министерства образования, таких специалистов стало очень много, социологическая ситуация в стране, по их мнению, стабилизировалась, и было принято решение вновь уделять большее внимание техническому образованию.

На современном этапе развития России такого быть не должно, утверждает профессор Уральского института коммерции и права Виктор Уфимцев.

Виктор Уфимцев: Сокращаются часы некоторые, некоторые предметы, и это, на мой взгляд, не совсем правильно. Если мы строим какую-то другую экономику, неизвестную нам, тогда нам, может быть, действительно, нужен только узкий специалист, он должен обслуживать что-либо – газовую трубу либо нефтяную трубу. Тогда, действительно, курс этот, видимо, верный. Если мы хотим, чтобы у нас сформировалось социальное государство, пусть рыночное, но социальное государство, тогда сферу гуманитарную нужно поддерживать и ее лелеять, а не сокращать всячески.

Олег Вахрушев: Уральские ученые считают, что выпускник вуза, получивший гуманитарное образование, имеет преимущество перед «технарем» как минимум в силу того, что во время обучения он получает больше знаний из области мировоззрения. Говорит ректор Уральского гуманитарного университета Лев Закс.

Лев Закс: Особенность современного гуманитарного образования такова, что оно высвечивает высокую степень социальной мобильности, в отличие от узких профессий старого времени и узкотехнических специальностей. Нам представляется, что человек, получивший фундаментальное гуманитарное образование, он может использоваться в разных сферах.

Олег Вахрушев: Если количество часов по гуманитарным дисциплинам (особенно в технических вузах) будет и дальше уменьшаться, то это приведет к необратимым последствиям в общечеловеческом развитии молодого специалиста. Об этом говорил заместитель председателя Уральского отделения Российской Академии наук Валерий Шевченко.

Валерий Шевченко: Появится специалист, генерация его квалификации будет технократичной, мир будет восприниматься линейно, мироощущение будет обеднено. И я думаю, что ему потребуется в жизни потом постоянно набирать вот это упущенное за счет собственной активности, если таковая даже сформируется в ходе обучения. Я считаю, что это опасный путь.

Олег Вахрушев: Рост количества студентов на гуманитарных специальностях является фактом. Специалиста какого кругозора, многопрофильности, и коммуникабельности выбрать – решают сами работодатели. Пока же ни одного случая увольнения с работы специалиста с гуманитарным образованием участники «круглого стола» вспомнить не смогли.

Евгения Назарец: Настало время представить наших собеседников. В Екатеринбурге я приветствуют специалиста рекрутингового агентства «Карьера-Юнион» Наталью Богданову, и с нами на связи в студии Омской телерадиокомпании «Антенна-7» проректор по учебной работе Омского государственного педагогического университета Надежда Чикалева, она профессор, доктор педагогических наук.

Итак, первый мой вопрос Наталье Богдановой. Мы говорим сейчас уже о рынке труда. Но, с другой стороны, слышим, что представители российской власти заявляют: «нам нужно таких специалистов больше, нужно таких». Так все-таки рынок или управляемая властями такая субстанция что ли, отрасль?

Наталья Богданова: Конечно, хотелось бы верить, что все-таки рынок выставляет определенные требования. На мой взгляд, появление и широта представляемых специальностей, которые на сегодняшний момент готов предоставить вуз, как раз определяется определенным социальным заказом, который исходит все-таки от требований рынка на сегодняшний момент.

Евгения Назарец: Надежда, скажите, пожалуйста, если бы вам довелось принять участие в той дискуссии, часть которой представил в своем отчете о «круглом столе» наш корреспондент Олег Вахрушев, какой точки зрения придерживались бы вы, что бы вы добавили к сказанному ректорами?

Надежда Чикалева: Я думаю, что проблематика, которая обсуждается, важна потому, что действительно сегодня происходит, наверное, большее внимание гуманитарному образованию. Но я считаю, что это вполне уместно. Потому что мы формируем сегодня поколение, помогаем развиваться поколению, которое будет жить в сфере «человек – человек». И даже в техническом вузе, и любого другого профиля вот эта гуманитарная составляющая, она, в конечном итоге, ему поможет работать ведь не только с машинами, но и с широким кругом людей, которые есть вокруг.

Евгения Назарец: В педагогическом университете ощущается повышение популярности этого образования?

Надежда Чикалева: Знаете, как ни странно, да. Хотя надо сказать, что демографическая ситуация сегодня... меньше приток студентов, но, тем не менее, конкурс большой. И к гуманитарному образованию, а у нас много гуманитарных вузов в городе, по-прежнему очень большое внимание и интерес.

Евгения Назарец: Существует точка зрения преимущественно сторонников технического образования, знаете, этот вечный конфликт физики и лирики, так вот они говорят, что гуманитарное образование так популярно потому, что это не образование даже вовсе, а так, эрудиция. Вы с этим согласны?

Надежда Чикалева: Нет, конечно. Это широкое, фундаментальное образование. Формируется ведь не только мировоззрение, как сказали мои коллеги из Екатеринбурга, оно формирует убеждения, оно формирует позицию жизненную, оно формирует активность человека, оно формирует понимание вообще смысла жизни, философские основы нашего бытия. И я думаю, что это не мода, это состояние души, которое сегодня, наверное, характерно для нашего человека.

Евгения Назарец: Наталья, скажите, такая уж прямая связь между полученным образованием и тем, насколько человек успешно найдет работу и насколько эта работа будет высокооплачиваемой?

Наталья Богданова: На сегодняшний момент, наверное, я могу все-таки констатировать, что такой прямой связи и зависимости нет. Молодые специалисты, которые заканчивают вузы, независимо от того, техническая это специальность или гуманитарная, на самом деле выходя на рынок труда, сталкиваются с большой сложностью – они просто-напросто не могут найти себе работу. При этом большое количество газет работных пестрят объявлениями, но каждое из них содержит необходимые требования уже к опыту работы, чего молодые специалисты на сегодняшний момент просто-напросто не имеют. Хотя, наверное, если оценивать связь образования и последующей специальности, наверное, такая связь больше и теснее именно в техническом направлении. Гуманитарии, столкнувшись вообще с вопросом как бы поиска работы, достаточно широко подходят к этой ситуации и ищут работу не обязательно по профилю. И в принципе, вопрос стоит именно таким образом: найти работу. Поэтому основная масса их идет, как это ни странно и ни забавно, в область продаж.

Евгения Назарец: Может быть, это и не забавно, все-таки потребительский рынок развивается, наверное, не медленнее, чем рынок труда. И все-таки вопрос о популярности гуманитарного образования в настоящий момент остается. У вас есть своя версия ответа на него? Почему действительно гуманитарное образование так популярно в последнее время?

Наталья Богданова: На мой взгляд, гуманитарное образование действительно дает человеку широту восприятия окружающего мира, помогает сформировать свой собственный взгляд на ситуацию и, по большому счету, воспитывает какие-то определенные качества, которые на сегодняшний момент на рынке достаточно актуальны для специалистов. Поскольку мы уже обращали внимание, что продажи развиваются у нас достаточно быстро и активно, качества такие, как коммуникабельность, умение общаться с людьми, умение получать какой-то результат от своей работы, используя при этом область коммуникации, оно достаточно, в общем-то, актуально. На мой взгляд, гуманитарное образование помогает развивать как раз вот эту сторону личности.

Евгения Назарец: В связи с темой разговора сегодняшнего о взаимосвязи образования и успеха мы хотим знать мнения слушателей. С каким образованием, по вашему мнению, легче всего можно найти выгодную работу и добиться успеха в современной России?

Надежда, скажите, пожалуйста, есть ли конкуренция между гуманитарными вузами за абитуриента или популярность образования настолько высока, что, в принципе, хватает всем студентов?

Надежда Чикалева: Вы знаете, конкуренция есть. Я думаю, это совершенно нормальное дело. Потому что оно дает необходимость развития самим университетом и понимание, что надо создавать новые программы, развивать и новые специальности для того, чтобы к нам шел студент. И это здоровая конкуренция, которая идет на пользу и студенту, и университету. И я думаю, что сегодня те специальности, которые есть в нашем городе, они дублируются, наверное, в вузах. Но и в то же время профессорско-преподавательский состав, условия, которые существуют в вузах, они дают возможность студенту выбрать и получить то качественное образование, которое он желает.

Евгения Назарец: Педагогическое образование, на мой взгляд (возможно, я ошибаюсь, вы меня опровергните), достаточно консервативное все-таки. И в то же время выпускник педагогического вуза в современной России не всегда может найти работу, которая бы устраивала его по размеру заработной платы. Известно ли вам, выпускники вашего вуза, кроме педагогики, где еще работают, где они могут себя проявить?

Надежда Чикалева: Я ваш вопрос, конечно, разделю на несколько частей. Потому что, с одной стороны, вы правы, что наше образование консервативно, и это хорошо. И если образование, извините, будет вот так шарахаться, как у нас многие процессы в нашей стране осуществляются, то, наверное, наше общество давно бы уже раскачалось, и может быть, не в нужную сторону. С другой стороны, оно не консервативно, потому что мы работаем с детьми, мы работаем с молодежью, и, следовательно, мы должны все время чувствовать, что происходит, чем живет сегодня молодежь, каковы ее ориентиры.

И второе. Конечно, наши сегодняшние выпускники – это очень широкая сфера работы. Это ведь не только учитель в школе, но и широкая сфера образования, куда включается и общее, и профессиональное образование. И что еще характерно, наши выпускники очень конкурентоспособны в социальной сфере. Очень много выпускников работают и идут в социальную сферу. Может быть, нам это инкриминируют и говорят, что «вот учитель, если он в школе, это уже хорошо, а если он ушел в социальную сферу, значит, вы подготовили не такого специалиста». Мы, наверное, можем с этим частично согласиться. Потому что если наш выпускник идет - и его берут на работу в другой сфере, значит, мы можем сказать, что мы работаем хорошо.

Евгения Назарец: О том, какие тенденции типичны для Омска, рассказывает журналист Омской телерадиокомпании «Антенна-7» Вячеслав Суриков.

Вячеслав Суриков: Факультет гуманитарного образования появился в Политехническом институте еще 12 лет назад. Спустя еще три года на нем открылась первая специальность. Институт стал готовить к профессиональной деятельности не только инженеров, но и социальных работников. С тех пор технический вуз получил статус университета, а факультет гуманитарного образования стал самым крупным по количеству студентов и преподавателей. Говорит декан факультета Михаил Машкарин.

Михаил Машкарин: Спрос на гуманитариев был связан с тем, что многие специальности вообще в нашей стране не готовились. Например, «связь с общественностью». Где-то на Западе были эти специальности, а у нас никто этим не занимался. Занимались парткомы, профкомы и так далее. А специалистов по работе с персоналом, например, не было.

Вячеслав Суриков: Сейчас на гуманитарном факультете учится около 1800 студентов. Из них только половина - за счет бюджетных средств. Остальным приходиться платить или искать тех, кто готов инвестировать средства в их обучение. Его стоимость может достигать 25 тысяч рублей за семестр. По словам Михаила Машкарина, на коммерческие места тоже есть конкурс.

Михаил Машкарин: Парадокс в том (здесь я могу точно сказать, даже «технари» уже с нами не спорят по этому вопросу, хотя раньше скептически подходили), что на нашем факультете самый большой конкурс. Нам буквально вчера дали окончательные итоги по прошедшему набору, и получается так, что на нашем факультете самый большой конкурс был – это в среднем девять человек на место. И еще довольно высокий конкурс на факультете «Экономика управления» - 5,5. Ну и технари, тоже надо отдать должное, - 3-6 человек на место.

Вячеслав Суриков: Такой высокий конкурс позволяет гуманитариям отбирать себе лучших студентов. В этом году в группе, которая будет учиться «Связям с общественностью», на бюджетных местах только медалисты.

Виталий Доля входит в число тех, кто первыми обучился этой специальности в Техническом университете. Он считает, что не ошибся в выборе вуза.

Виталий Доля: Специальность очень востребованная. И сегодня на рынке мои услуги как PR-технолога востребованы. Я консультирую несколько крупных организаций. Что касается уровня образования, то мне очень повезло с преподавателями.

Вячеслав Суриков: В этом году впервые в России на факультете в дополнение ко всем остальным открыли две новейшие специальности. Теперь здесь будут готовить специалистов по электронным СМИ, а также тех, кто будет заниматься медиадизайном.

Евгения Назарец: И вот несмотря на растущую популярность гуманитарного образования, руководители таких вузов и факультетов, по крайней мере в Екатеринбурге, заявляют о потенциальных проблемах, дескать, российский рынок труда уже не раз доказывал, что может наказать молодых выпускников за приверженность только лишь моде в образовании.

Наталья, вам я хочу зачитать вопрос, поступивший нам на пейджер. Радиослушатель Вадим пишет: «По-моему, для того, чтобы найти выгодную работу, нужна хорошая образованность специалиста, а не то, какое именно образование он получил». Согласны ли с этим суждением работодатели, вы ведь имеете большой опыт общения с ними?

Наталья Богданова: В определенной степени я могу сказать, наверное, следующее на сегодняшний момент. Связь между образованием и реальной работой на сегодняшний момент не такая явная, к сожалению, на нашем рынке. Я еще раз говорю, что это связано, с одной стороны, с какими-то определенными тенденциями на нашем непосредственно рынке, с нашим развитием.

Евгения Назарец: Хорошо. Поставим вопрос так, чтобы, может быть, более конкретно можно было ответить. В тех требованиях, которые работодатель перечисляет, когда обращается к вам в агентство, он пишет прямо так «техническое высшее образование», «высшее гуманитарное образование», или, например, «нам нужен инженер по коммуникациям, с таким-то уровнем», может быть, даже такой-то вуз должен закончить?

Наталья Богданова: Вообще такие требования на сегодняшний момент появляются. Какая-то тенденция в области специализации рынка, она на сегодняшний момент есть. Но на мой взгляд, все-таки на сегодняшний момент требования жестче сформулированы в плане уже имеющихся навыков человека на каком-то определенном рынке. Потому что практические знания и умения, они могут в определенной степени перекрывать значимость теоретических знаний, полученных в вузе.

Евгения Назарец: Надежда, скажите, пожалуйста, мы отметили сейчас в эфире, что связь между полученным образованием и работой не такая уж прямая. Но, вместе с тем, я знаю, что это не устраивает российские власти, которые говорят, что получают образование одно, а потом по специальности не работают, это, дескать, трата сил, денег и вообще неразумно. Вы все-таки за какой подход – за то, чтобы государство регулировало и заставляло, как в советские времена, отрабатывать специалистов по полученной специальности хотя бы несколько лет, или все-таки образование отдельно, а работа отдельно, и пусть так остается?

Надежда Чикалева: Нет, наверное, здесь должен быть подход все-таки государственный. Потому что если ты учишься на бюджете и тратит государство на тебя деньги, то ты обязан сделать так, чтобы потом поработать по своей специальности. Другой вопрос – как государство готово тебя принять в сферу той деятельности, к которой ты подготовлен.

И я не согласна с моей собеседницей из Екатеринбурга, которая утверждает, что нет такой связи между образованностью и работой. Мы сегодня сталкиваемся уже в больших случаях с тем, что работодатели смотрят и приложение к диплому, и смотрят то качество образования, которое ты получил. И потом, сегодня конкурентоспособность, которая проявляется еще в таком совершенно замечательном действии, которое называется «портфолио», иначе говоря, это те достижения, которые ты можешь предъявить работодателю. И мы сегодня видим, что приходит на работу человек, который приносит вот этот портфолио. У него не только грамоты, не только какого-то рода награды, но он пишет о себе очень хорошее резюме, где указывает, где, какое образование он получил, какие курсы прошел, что еще дополнительно изучил. То есть сегодня молодой человек достаточно четко ориентирован, что у него должно быть, какой уровень образования, чтобы устроиться на хорошую работу.

И все-таки я возвращаюсь к первой позиции, что если ты на бюджетной основе, ты обязан отработать, потому что государство на тебя потратило деньги, значит, ты их возвращай.

Евгения Назарец: Спасибо.

Наталья, если у вас есть желание тоже вступить в такую дистанционную полемику с нашей собеседницей в Омской студии, то вы это можете сделать. Но у меня тоже к вам есть вопрос. Он касается значимости диплома, грамот и всего прочего. Для работодателя это важно? Сейчас, например, претендующий на одну должность самоучка, даже очень талантливый, самородок, и человек с дипломом, ну, тоже талантливый, в общем, и подходящий вполне, они в равных условиях или все-таки обладатель диплома, он большие шансы имеет?

Наталья Богданова: Вы знаете, есть на сегодняшний момент такие направления деятельности, где действительно эта связь наметилась. Да, основная масса маркетологов, они все-таки имеют профильное образование. Основная масса специалистов, работающих в области связи с общественностью, в рекламе, в журналистике, они имеют такие связи. И, безусловно, как бы здесь есть определенная значимость полученного базового образования. Но все-таки как бы процентное соотношение таких людей по отношению к выпускникам, я имею в виду людей, которые работают по специальности, на сегодняшний момент оно не настолько, собственно говоря, велико. И на самом деле какие-то конкретные успехи и какие-то результаты, которых человек добивается, прикладывая свои усилия уже на конкретном рабочем месте, они на сегодняшний момент все-таки ценятся выше, чем определенные грамоты и достижения, которые может человек получить, обучаясь где-то.

Евгения Назарец: Мы неоднократно обращали внимание на то, что существует такой период в жизни обучившегося, получившего образование специалиста, когда он не имеет еще опыта, и поэтому мало оценен, несмотря на то, что, может быть, ценно его образование. Мы, наверное, обсудим все-таки, что с этим делать. Существуют ли какие-то алгоритмы для того, чтобы преодолеть вот эту проблему, с точки зрения кадровика?

Наталья Богданова: С точки зрения, наверное, нашей специальности мы, работая со студентами, тоже занимаемся этой работой, очень часто выходим в вузы и общаемся с потенциальными выпускниками, то есть с теми людьми, которые в очень скором времени выйдут на рынок труда. Мы рекомендуем уже на последних курсах – и такая возможность на самом деле у многих есть – уже как-то приобретать какие-то определенные навыки, уже выходить на рынок труда и уже работать непосредственно как бы с работодателем и выполнять определенные функции, тем самым нарабатывать свой профессиональный багаж.

И собственно говоря, наверное, есть еще одно большое преимущество молодого специалиста по сравнению с другими специалистами – это большое желание проявить себя на рынке труда, это огромная как бы мотивация в приобретении опыта. Вот эти вещи, они в определенных моментах могут перекрывать.

Но, по большому счету, нашими, скажем так, потенциальными кандидатами молодые специалисты на сегодняшний момент не являются. Со стороны работодателей, работающих с кадровыми агентствами, спрос на молодых специалистов, не имеющих большого опыта работы, на сегодняшний момент очень небольшой.

Евгения Назарец: И зачитаю вопрос с пейджера. Один из наших слушателей пишет: «У Генри Форда не была высшего образования, однако он создал мощную фирму. Почему?». Надежда, у вас есть ответ на этот вопрос? Так уж получилось, что все наши слушатели, которые пишут сегодня, они не очень высоко ценят высшее образование.

Надежда Чикалева: Я думаю, что и у нас всегда были, есть и будут в России тоже самородки, которые, не имея высшего образования, достигали больших высот. Но сегодня, наверное, настало то время, когда мы понимаем, что без качественного образования, я бы сказала так, любого уровня – начального профессионального, среднего профессионального, высшего профессионального – ты не будешь успешен. И, следовательно, если ты хочешь сделать свою жизнь, жизнь своей семьи, жизнь своей страны более интересной, богатой, красочной, хорошей, то ты должен стремиться к тому, чтобы получить образование, а это уже задача и каждого человека отдельно, и государства в целом.

Евгения Назарец: Спасибо нашим собеседникам.

XS
SM
MD
LG