Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Перезахоронение праха Деникина и поиски в России национального согласия


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие священник Яков Кротов.

Андрей Шарый: Генерала Антона Деникина и историка Ивана Ильина принято относить к числу настоящих российских патриотов. Их фигуры принято считать трагическими. Насколько способствует перезахоронение праха Деникина и Ильина поискам в России национального согласия? У микрофона историк, автор и ведущий программы Радио Свобода "С христианской точки зрения", священник Яков Кротов.

Яков Кротов: Были раньше серийные убийства, теперь еще присоединились серийные перезахоронения. Тоже могут быть опасны для здоровья. Ведь в случае с Деникиным и Ильиным связь похорон и смерти даже очевиднее, чем в случае с Николаем Романовым и его многочисленными родственниками. Семейство Романовых правило без рефлексии, как повелось от века, и если оно вешало, расстреливало, губило, то делало это также бездумно, как школьник, который раскачивается на стуле, бездумно, но неуклонно приводит казенную собственность в негодность. А Антон Иванович Деникин имел выбор. Он видел, что алчность, бесовщина и душегубство торжествуют и в стане "красных", и в стане "белых", видел и предпочел закрыть на это глаза.

Иван Ильин, "знаменитый" православный мыслитель, видел, к чему ведет насильственная борьба с большевизмом, а она вела к укреплению большевизма, она вела к тому, что борцы заражались главными большевистскими пороками - неуважению к законам, привычкам создавать кровавые кризисы, чтобы потопить в крови собственные неудачи, лень, грех, и тем не менее Ильин видел, к чему приводит насилие, и остался технологом насилия, военным технологом, но ведь различие между политтехнологом и военным технологом меньше, чем различие между пальцем на спусковом крючке и самим крючком. А Иван Ильин остался политтехнологом, написал книгу о сопротивлении злу силою, и эта книга в современной России пользуется бешеной популярностью, ведь она благословляет то, что остается от большевизма, когда идейки высыхают: веру в силу, преклонение перед силой. А что сила, перед которой преклонились, это зло, до сих пор многие не понимают.

Так что перенести в Москву прах Шаляпина - это одно, а перенести в Москву останки одного практика насилия и одного теоретика насилия - совсем другое. Это не символ примирения русских людей, это даже не примирение "красных" и "белых", это стирание красного и белого, и обнажается то черное, что вдохновляло и Деникина, и Троцкого, и Ильина, и Ленина.

XS
SM
MD
LG