Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ксенофобия в Петербурге


Программу ведет Дмитрий Казнин. Принимают участие член рабочей группы по правам национальных меньшинств Александр Винников и корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.

Дмитрий Казнин: В России все чаще случаются нападения на иностранных студентов и преступления, совершенные на расовой почве. Среди самых неблагополучных в этом отношении городов можно назвать Воронеж, где нападения на иностранцев стали обычным делом, и Петербург, который негласно считается столицей скинхедов.

Татьяна Вольтская: В Петербурге действует сразу несколько экстремистских группировок. Самым громким преступлением на националистической почве было убийство 9-летней девочки из Таджикистана Хуршеды Султановой в феврале 2004 года. В октябре того же года группа неизвестных расправилась с первокурсником Политехнического института вьетнамцем Ву Ань Туаном, его убийство вызвало митинги иностранных студентов, протестовавших под лозунгами «Приехали учиться - уезжаем в гробах» и «Долой скинхедов!». Между тем, власти и правоохранительные органы в подавляющем большинстве случаев пытаются приписать преступлениям против иностранцев бытовые мотивы, расценивают их как хулиганство. Не удивительно, что, чувствуя свою безнаказанность, экстремисты вербуют все новых сторонников, практически беспрепятственно разворачивают свою пропаганду. Например, с 2002 года в продажу то и дело просачиваются школьные тетрадки с изображением скинхедов и кратким словарем их сленга. Избиения и убийства иностранных студентов в Петербурге продолжаются. 14 сентября в Елизаветинской больнице скончался студент из Конго Ролан Эпосака, избитый неизвестными 9 сентября. Начальник криминальной милиции города Владислав Пиотровский на встрече с африканскими студентами заявил, что студент был убит на бытовой почве.

Слова Владислава Пиотровского комментирует вице-президент общественной организации «Африканское единство» Дезире Деффо…

Дезире Деффо: Если это так, то, к сожалению, а если это не так, то это беда. Мы все видим, что студенты, которые живут ближе, они же другое говорят, студенты, которые живут там, считают, что это на почве расовой дискриминации.

Татьяна Вольтская: Мрачная статистика все учащающихся нападений на иностранцев порождает у студентов чувство опасности и постоянной тревоги.

Дезире Деффо: Кому приятно, что, когда ты приезжаешь учиться, и потом - обратно. Мы считаем, что студенты не чувствуют себя безопасно. Очень часто приписывают нам хулиганство.

Татьяна Вольтская: Главное, чего ждут иностранные студенты, это правдивое расследование таких преступлений. Правда нужна и российскому обществу, потому что без нее националисты смелеют и уже начинают угрожать правозащитникам-антифашистам.

Дмитрий Казнин: Сегодня у нас в гостях Александр Винников, член рабочей группы по правам национальных меньшинств. Мы поговорим о ксенофобии в Петербурге.

Александр Яковлевич, вы слушали репортаж нашего корреспондента. Добавлю, что два дня назад был избит еще один иностранный студент из Иордании. Получил он два удара ножом от неизвестных, которые скрылись. Ваш комментарий по поводу репортажа и по поводу всей этой ситуации.

Александр Винников: Это на Гражданском проспекте произошло. Ну, вообще говоря, с моей точки зрения, сейчас наступил некий новый этап институализации фашистского движения в России. Те группы, которые воспитывались и обучались в течение многих лет и за возникновение которых несут прямую ответственность идеологи русского фашизма, они уже оторвались от своих учителей и начинают действовать в соответствии с теми идеалами, которые были внушены им в детстве. Количество этих групп плодится просто день ото дня, причем именно в последние годы. Сейчас в суде Петербурга идет уже разбирательство по делу группы "Бешеная толпа", затем известна "Шульц-88", недавно "вышел на сцену" "Белый патруль". Речь идет о последовательном возникновении различных организованных группировок, которые осуществляют совершенно определенную функцию: они приучают общество к тому, что оно должно воспринимать, как нечто естественное и само собой разумеющееся, убийства иностранцев, насилие на национальной почве, расовую нетерпимость. Можно, конечно, говорить о том, что власти действуют не всегда адекватно, что правоохранительные органы, с одной стороны, недостаточно вооружены и законом и практически для борьбы с этим явлением, а с другой стороны, не очень-то и хотят с ним связываться. Но, с моей точки зрения, за все происходящее уже несет ответственность общество в целом.

Слушатель: Это из Томска Виктор Николаевич. Мне хочется заострить ваше внимание на взаимной ответственности за происходящие события в аспекте этих национальных и националистических особенностей. Потому что кто был недоволен теми порядками, которые привели к нашему краху, развалу? Это та же нация. Кто сейчас вырвался в миллиардеры, миллионеры? Они же. И они же понимают, что страна опять не туда, и они опять же недовольны. Вот как-то это укладывается в сознании у этих людей или они непогрешимы, считают, что навязали нам, русскому народу, свою религию и вроде как они уже россияне стали. Удачи вам!

Александр Винников: Замечательно, что первым звонком был именно этот. Должен сказать, что я не первый раз выступаю на Радио Свобода, на других радио. Существует определенная закономерность. Первые звонки всегда бывают такого рода. То есть люди готовятся. И эти звонки, безусловно, являются частью этой пропагандистской кампании, которую ведут русские фашисты. В действительности та система взглядов, которая прозвучала в словах выступающего, она имеет такую укорененность в нашем обществе и имеет достаточно давнюю традицию. Ее неоднократно и я охарактеризовывал, и другие выступающие. Я хочу здесь только заметить, что всегда в те периоды, когда в нашем изначально многонациональном, полиэтническом, мультикультурном государстве начинала доминировать вот такая, как говорят ученые, этноцентрическая точка зрения, которая связывает все происходящее со взаимоотношениями наций, этносов, положительными, отрицательными, всегда это нарушало устойчивость, стабильность страны и вело к ее развалу.

Дмитрий Казнин: Я все-таки вернусь к теме, с которой мы начали, к репортажу об убийстве студента из Конго. Есть две стороны даже с первого взгляда у этой медали. С одной стороны, произошло страшное преступление и нельзя молчать о нем, тем более в свете растущих настроений ксенофобских, с другой стороны, не все ясно, можно просто, может быть, навредить следствию, обмануть общественность, в конце концов. Вот что выбрать?

Александр Винников: Дело в том, что сентябрь месяц, к сожалению, уже традиционно ознаменовывается такого рода событиями. С началом учебного года происходит одна из таких акций. Я думаю, что есть веские основания предполагать, что это не случайно, что убийства иностранных студентов входят просто в программную часть деятельности экстремистских организаций. Меня-то больше всего волнует то, что деятельности экстремистов ничего не противостоит со стороны общества. Экстремистам противостоит государство, общество иногда в лице правозащитников, которые апеллируют к органам государственной власти с требованием довести то или иное расследование до конца, мы принимаем участие к экспертизах, но при этом народ безмолвствует. И вот это плохо. В прошлом году мы провели общественную акцию. Это был марш, который мы провели в день рождения Николая Михайловича Геренко, "Марш против ненависти". Цель этой акции была в том, чтобы объединить людей, которые не приемлют расизма, фашизма и ксенофобии, чтобы они увидели, что их немало, что они не одни, нас гораздо большею. И с моей точки зрения, вот это сейчас является одной из задач, потому что по поводу чего консолидируются политики? По поводу выборов, вхождения во власть. А вот тут убили человека, и протестуют одни его земляки. Где горожане? Почему вместе со студентами не вышло в 10-15 раз больше горожан на улицы? Это очень плохой симптом.

Слушатель: Георгий, Санкт-Петербург. Ну, 50 лет назад тоже были отдельные случаи, но тогда никаких организаций не было. Дело в том, что они отбивали у русских парней русских девушек, так как девушки считали, что негры более экзотичные в этом отношении. Но когда мы наблюдаем сейчас и у нас в Питере эти организации, это настолько выглядит опасным, что я никак не могу понять, почему власти так вяло реагируют на это?

Дмитрий Казнин: Риторический немного вопрос, но тем не менее.

Александр Винников: Но тема-то тоже как бы для националистов традиционная. Я уж не знаю сколько лет насчитывает точка зрения, что чужой, там, особенно африканец - это потенциальный сексуальный агрессор и так далее. Суды Линча в Америке, у нас тоже. Это как бы традиционный националистический мотив. Что я могу добавить? Относительно того, есть ли для него основания, ну, на эту тему тоже написана огромная литература, оснований, конечно, ноль. Но замечательно, что эти люди звонят и выступают. А где другие?

Дмитрий Казнин: Но все-таки еще там было дополнение, что человека тревожит то, что сейчас появляются организации.

Александр Винников: Какие? Он же не упомянул. Может быть, его тревожит организация «Африканское единство»? Нет, я еще раз обращаю внимание на то, что больно общество в целом. Только если каждый из нас спросит себя, что он сделал для того, чтобы у нас в стране человек чувствовал себя спокойно, уверенно, независимо от цвета кожи, размера глаз, только в этом случае мы как-то можем надеяться на лучшее будущее. Ведь через это проходили в том числе и другие страны. И Америка проходила через это, и Европа проходила неоднократно. Если мы не начнем обращать внимания на свою собственную позицию, предъявлять требования к себе, то нас, конечно, ждет много неприятностей.

Слушатель: Александр, Санкт-Петербург. 13-го числа по Науке, 10 был задержан молодой человек, работающий в магазине по этому адресу, чеченец по национальности Сайдануров Вахид. Ему вменяют вот это преступление. Он до сих пор находится в органах милиции. Место его нахождения нам пока не известно, мы его разыскиваем, но налицо попытка обвинить в этом чеченцев.

Дмитрий Казнин: Речь идет, я поясню, об убийстве студента из Конго.

Слушатель: Да.

Дмитрий Казнин: Кстати, это еще одна сторона проблемы, наверное.

Александр Винников: Вы знаете, сейчас комментировать результаты следствия, которое незакончено, просто невозможно. Надо подождать так или иначе, что представят правоохранительные органы для суда. Когда эти аргументы, доказательства будут опубликованы, можно будет говорить что-то достаточно определенное. Сейчас я не могу никак комментировать этот факт.

Дмитрий Казнин: Александр Яковлевич, дело об убийстве Николая Геренко, вашего коллеги... Прошло уже достаточно времени с момента преступления, у вас есть какая-то новая информация, может быть, что-то вам известно, о чем можно рассказать сейчас?

Александр Винников: Уже прошло больше года после убийства. На настоящий момент обвинение в убийстве никому не предъявлено. Насколько мне известно, следствие по делу приостановлено и перешло в фазу, когда ведется оперативная работа. Группа, насколько мен известно, не распущена, она продолжает работать. Мы в постоянном контакте с этой группой. Никаких препятствий в получении информации о ее деятельности нет. Ну, и потом прокуратура постоянно обращается к нашей группе с просьбой о проведении различных экспертиз, так что я не думаю, чтобы с их стороны была попытка дело об убийстве Николая Михайловича Геренко спустить на тормозах или не довести расследование до конца.

Слушатель: У меня такое впечатление, что ноги растут не от молодежи, а от пенсионеров не в плане, конечно, этого конкретного убийства, а, вот, национализм. Пока живо то поколение стариков, которым 80... Так получается, что я с ними очень часто общаюсь, вы не представляете, до какой степени они ксенофобией заражены, вплоть до того: "А, так что вы хотите, она же хохлуха, ну о чем тут говорить!". А уж про черных - там просто лютая ненависть, вплоть до того, что богобоязненная старушка говорит: "Мало их арматурой бьют". Можете себе представить? А молодежь… Вот у меня дочка - студентка, они на форумах обсуждают эти темы, так там все просто наоборот безумно жалеют этих бедных африканцев, просто видно, что люди искренне сочувствуют. Отморозки, конечно, понятное дело, что есть. Но в основном, мне кажется, когда выйдет на сцену уже это поколение молодых, этого не будет. Но нужно как-то искоренять это среди взрослых людей.

Александр Винников: Спасибо за звонок. Проблема только в том, чтобы этот яд не передавался дальше в процессе обучения в детском саду, в школах, в университете и так далее. Я убежден, что крайние такие проявления национализма, нацистская идеология не могут захватить наше общество настолько, чтобы мы скатились до настоящего фашизма, как страна. Я надеюсь, что этого не произойдет. Но, к сожалению, целый ряд таких серьезных симптомов мы наблюдаем. Ведь я помню, каким событием был выход в свет дайджеста, сделанного господином Безверховым из "Майн кампф". Как мы тут же подали на него в суд, суд его, конечно, оправдал, но все равно это было единичное событие. То, что происходит сейчас, это совсем другой уровень. Издательство "Белые альфы" публикует просто выдержки из нацистской пропагандистской литературы времен третьего рейха, просто переводы, тома идут в этом издательстве. На последней книжной ярмарке целый ряд изданий, не буду сейчас все перечислять, потому что времени мало, демонстрировал совершенно омерзительные образцы ксенофобии. Администрация ярмарки это допустила. Это уже все произошло и состоялась. В эфире постоянно выпускаются программы, в которых националистические мотивы утверждаются с невероятной агрессией, я имею в виду хотя бы такую известную программу нашего Ленинградского областного телевидения, как "Два против одного", и целый ряд других фактов. К сожалению, деятельность людей, которые не только исповедуют сами, но активно пропагандируют нацизм, расизм, ненависть расовую, становится все более масштабной с каждым годом. Вот что меня беспокоит. Если говорить о старшем поколении, то нельзя забывать, в какой стране они прожили свою основную жизнь, это была страна, в которой официальным принципом, вдалбливаемым с детского сада, был следующий: если враг не сдается, его уничтожают. Любимым поэтом был Владимир Маяковский, который написал "Ваше слово, товарищ Маузер", и так далее. Это люди, которые в действительности находились под облучение коммунистической пропаганды, являющейся на самом деле вариантом идеологии достаточно близкой к расизму и нацизму, хотя использующей другие несколько не принципы, другие культурные стереотипы. Поэтому они, конечно, скорее жертвы, чем источник опасности. Источник опасности - это политики, которые стремятся организовать приход к власти, разжигая межнациональную рознь. И надо сказать, что делается это достаточно профессионально. На выборах идут вовсю попытки расколоть электорат по национальному признаку, использовать это. Недавно мы имели дело с аналогичным судебным делом по поводу выборов в одной из наших республик. Молодежь, естественно, выросшая уже в демократической стране, даже в относительно демократической стране, ориентирована на будущее, в котором каждый человек имеет некий набор прав, независимо от того, где он родился, какой он национальности и кто его родители, поражены были в правах или нет. И на нее нужно делать ставку, я с вами согласен.

Слушатель: Я, к сожалению, хочу присоединиться к тому, что сказала вот эта слушательница, которая позвонила. Особенно было заметно на сплошных юбилеях - Победы и прочих - вот эти пожилые люди, которые приходили в школы с лекциями… Я более зараженных ксенофобией людей даже не встречал ранее. У нас ушло поколение, которое выиграло войну, они все погибли, а сейчас в классы допустили людей, которые были или в заградотрядах, или ряженые какие-то. И вот эти люди допущены до молодежи сейчас. У нас чуть ниже по частоте, чем Радио Свобода, вещает откровенно фашистская радиостанция, причем она практически круглые сутки работает. И такие вот вещи: в салонах красоты можно заказать себе десяток вариантов татуировок со свастикой, причем это все открыто.

Слушатель: Это Нина из Петербурга. Вы знаете, два дня назад у метро "Приморское" внизу эскалатора молодой человек в киоске газетном при мне оскорбил негра, я два дня не могу прийти в себя. Я, конечно, отругала. Негр возвратил то, что он купил, вежливо, взял обратно деньги и ушел. Но я отругала этого продавца. Я говорю: "Как мне стыдно, что я в Петербурге живу с таким, как вы". Я два дня не могу прийти в себя. Я всем рассказываю, но все просто удивляются. Я понимаю, что многим нравится это. Я просто поделиться решила. Спасибо.

Александр Винников: Вы знаете, сцены, когда молодые люди, такие накаченные, явно спортивного вида, привязываются в транспорте и в других общественных местах к иностранцам, не обязательно африканского происхождения, но вообще к людям другого цвета кожи, другой расы, я наблюдал неоднократно. Надо сказать, что публика всегда ведет себя при этом, не замечая происходящего, так что я просто благодарю вас за то, что вы не побоялись заявить свою гражданскую позицию. Теперь по поводу предыдущего звонка. Для меня поколение наших отцов ассоциируется с людьми, которые воевали, и с людьми, которые отстояли нашу свободу. Когда они воевали, они не разбирали, кто сидит рядом с ними в окопе. Я помню прекрасных людей. Ну, например, было такое общество, наверное, оно существует и сейчас, "Ветераны за демократию". Это тоже есть. Об этом нельзя забывать. Я не хочу ни в коем случае высказывать каких-то огульных обвинений. Поколение наших отцов прожило сложную очень жизнь. Я думаю, что наше движение вперед, к свободе было бы невозможно без них. Поэтому говорить о том, что мы преодолеваем то наследие, которое они нам оставили, это верно только отчасти. Преодолевать его помогли нам в том числе и они своими усилиями, своей самоотверженностью, своей борьбой с фашизмом. Когда я вижу в подъезде нашего петербургского дома свастику и рядом нарисован лозунг "Юрий Беляев - русская победа", то я, естественно, думаю, как это могло произойти в городе, где моя мать с двумя моими братьями пережила блокаду. Когда эти люди со свастиками на нарукавниках стояли вокруг нашего города и ждали, пока перемрет все население, независимо от того, какой национальности там был народ, их это мало интересовало. У меня это в голове не умещается. И если будем ждать, пока кто-то другой вместо нас будет решать эту проблему, мы этого не скоро дождемся. Мы должны все осознать свою личную ответственность, точно также как осознает ее вот та замечательная женщина, которая только что звонила.

Слушатель: Это Сергей, город Москва. Я бы хотел отметить такой момент. Смотрите, в нашей стране сейчас происходит очень серьезная демографическая катастрофа. А представители элиты говорят примерно следующее: ну что, нет рабочих, мы завезем мигрантов. Но ведь коренное население понимает, что это в будущем создаст очень серьезные национальные проблемы. И вот такой подход нашей элиты к этому вопросу, что просто механически завезем и все, вместо того чтобы повысить доплаты по рождаемости, хотя бы как на Украине, тысячу долларов, они отметаются - инфляция будет и так далее. То есть социальные вопросы не решаются, а наоборот обостряются. Отсюда будут обостряться и национальные.

Александр Винников: Позвольте я скажу по поводу этого очень важного вопроса. Я не люблю слово "катастрофа", но демографические процессы снижения рождаемости, снижения численности идут не только в России, они идут в Европе, они идут в Северной Америке. Это общая черта всех стран, которые вышли на высокий уровень урбанизации. Я не хотел бы сейчас останавливаться на вопросе о том, какие задачи ставит эта проблема перед обществом, но вот эту ситуацию действительно очень активно используют националисты. Я хотел бы предостеречь от каких-то поспешных выводов в этом направлении. И тот факт, что у нас снижается рождаемость основного населения страны, отнюдь не означает, что мы должны закрыть ворота для всех людей, которые хотят сюда приехать, жить здесь, работать и разделить с нами нашу общую судьбу.

XS
SM
MD
LG