Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гастарбайтеры в странах Западной Европы


Программу ведет Никита Татарский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Копенгагене Сергей Джанян.

Никита Татарский: Гастарбайтеры из стран мусульманского Востока были когда-то желанными гостями в странах Западной Европы. Политику «открытых дверей» послевоенных лет диктовали реалии - распад колониальных империй и убыль населения после двух мировых войн, подстёгиваемая снижением рождаемости.

Сергей Джанян: История Дании насчитывает не одну волну эмиграции, - начиная со Средневековья, на скандинавских берегах находили убежище голландцы, немцы, цыгане, французы-гугеноты, а уже в современную эпоху здесь обрели кров бежавшие от российских погромов евреи и позже - жертвы венгерских событий 1956 года. Всерьез, однако, об иностранцах заговорили, когда в послевоенную Европу начали завозить дешёвую рабочую силу из Турции, Пакистана и Северной Африки.

В результате первой волны гастарбайтеров в Дании осело до 10 тысяч мусульманских семей. Второй значительный поток эмигрантов сюда пришёлся уже на 80-е. И как-то так всегда получалось, что в стране, чей флаг украшен христианским символом, прибежище всё чаще находили носители иной культуры - ислама.

По большому счёту конфессиональная принадлежность "новых датчан" не вызывала бы тревоги. Если бы не одно важное обстоятельство. Выяснилось, что "практикующий", как его здесь называют, мусульманин - это не швед, не поляк, и даже не гугенот. Склонности к ассимиляции эмигранты не выказывали ни малейшей, совершенно не желая смешиваться с местными. И претензий к ним - во всяком случае, к тем, кто работал, - у общества быть не могло, ибо налоги в датскую казну поступали исправно.

Хозяева растерялись. Для скандинавов интеграция означала встроенность в общество и активный контакт. Мусульманство же имело своим стержнем семью и авторитет духовенства. Естественно, что разговор шёл на разных языках.

Об уровне общества принято судить по его отношению к женщине. Мусульманская мораль недвусмысленно определила смысл женского существования и в Скандинавии - верность, покорность, вскармливание детей, ведение хозяйства, уважение к родителям мужа. Понятно, что на продвинутых скандинавских феминисток подобное действует как тряпка на быка. И в Дании немало бюджетных денег уходит на бесчисленные проекты с целью вовлечь "гюльчатай" в жизнь общества. Но эти попытки, порою комичные, нередко пропадают втуне - западный опыт бессилен тягаться с Кораном.

Здесь возлагали большие надежды на детей иммигрантов, полагая, что процесс интеграции пройдёт для них безболезненней, чем для родителей. И опять просчитались. Второе поколение оказалось ещё неприступнее первого. Уличные подростковые банды стали печальной приметой многих крупных городов, а сообщения о стычках с участием "второго поколения иммигрантов" в датских СМИ встречаются не реже сводок погоды.

Следует признать: жить в либеральной Дании - это действительно проблема для "практикующих". Известны случаи, когда родители-мусульмане уносят с собой кабель телевизионной антенны, если оставляют детей дома одних. Поход же семейством на датский пляж превратится в сущее испытание: наверное, таким представляется ад правоверному ортодоксу…

Логика подсказывает - если западный мир полон вещей, неприемлемых для истинного мусульманина, то у него есть три выхода - вернуться обратно, сменить конфессию, либо переделать это мир по своим понятиям. И датские ревнители чистоты ислама избрали последний путь, ведя войну с шайтаном на его, шайтанской территории.

Так, руководство школы имамов в городе Орхус обязует учеников вырывать из учебников датского языка страницы с изображением поросят или ангелов. А запрет администрации супермаркетов "Brugsen" на ношение персоналом мусульманских платков-хиджабов вызвал шквал обвинений в дискриминации. И напрасно фирма оправдывалась, что точно так же она против того, чтобы на кассе сидели с кольцом в носу или ирокезом на голове.

В демократическом обществе принято проговаривать проблему вслух в поисках ключа к её решению. Однако в Дании дебаты об иностранцах проходят без видимого результата, порождая взамен удивительные неологизмы типа «демократический ислам» и «мусульманин - light», а иногда и просто выливаются в брань с экрана, как это произошло на ток-шоу с участием члена националистической Народной партии Моэнса Камре и копенгагенского имама Фатиха Алева…

Моэнс Камре: Ты приехал в нашу страну и смеешь ещё обвинять в чём-то нас, датчан? Почему бы тебе не уехать в свою Турцию, там в тебе явно больше нужды!

Фатих Алев: Я гражданин Дании, и ты не смеешь так со мной разговаривать, Моэнс! Ты обязан уважать меня как своего соотечественника!..

Сергей Джанян: Опасения датчан мусульманским присутствием разделяют и иерархи датской лютеранской церкви. По мнению епископа Нильса Хенрика Арендта, распространение ислама несёт в себе прямую угрозу христианским ценностям. "Наша религия, - предупреждает Арендт, - может настолько ослабить свои позиции в соединении с прибывающим потоком мусульман, что однажды придётся задаться вопросом - живём ли мы, собственно говоря, в христианской стране?"

Теологический аспект проблемы, тем не менее не заслоняет главного. И противники, и сторонники иммиграции сходятся в том, что рабочие руки быстро стареющей Дании необходимы. Вопрос только - чьи? Согласно статистике, без дела сидит каждый второй датский турок, и только четыре из сотни сомалийских или ливанских женщин имеют в Дании работу.

При этом исход из страны трудоспособного мусульманского населения с высшим и средним специальным образованием приобретает в последние годы необратимый характер. «Парадоксально, но мусульмане, которые не читают датскую прессу и не смотрят телевизор, чувствуют себя в Дании наиболее комфортно. Те же из их земляков, кто успешно интегрирован и понимает о чём речь, ощущают себя наиболее дискриминированными происходящим», - утверждают датские правозащитные организации.

Это как раз тот уникальный случай, когда рациональность приносится в жертву эмоциям и рачительная во многих других вопросах Дания просто сорит готовыми специалистами. «С точки зрения экономики - это чистый идиотизм», - признаёт один из датских исследователей рынка труда. - «И следует уже сейчас иметь в виду, что неприязнь к мусульманам будет нам в буквальном смысле слова дорого стоить».

XS
SM
MD
LG