Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экологи оспаривают план строительства второй очереди Балаковской АЭС


Программу ведет Виктор Нехезин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марина Катыс.

Виктор Нехезин: В Саратовской области Общественная экологическая экспертиза одобрила план строительства второй очереди Балаковской АЭС. Местные экологи называют экспертизу заказной и уверены, что эксперты действовали по заказу атомщиков.

Марина Катыс: По мнению саратовских экологов, в Общественной экологической экспертизе строительства второй очереди Балаковской АЭС участвовали ученые, которые давно сотрудничают с атомной электростанцией. Но особенно интересно, что от общественности в экспертную группу вошла некая Надежда Гришнова, представленная как руководитель Балаковской организации "Экозащита".

Дело в том, что в России уже более 10 лет работает международная общественная экологическая группа "Экозащита", но к балаковскому двойнику эта "Экозащита" не имеет никакого отношения. О том, почему в России стали возникать двойники экологических организаций и к чему это может привести, я беседую с руководителем хорошо известной "Экозащиты" Владимиром Сливяком.

В последнее время часто так случается, что у общественных организаций возникают двойники. Не избежала этой участи и ваша организация "Экозащита" и двойник у "Экозащиты" возник в городе Балакове. Как это могло случиться? Что вы думаете по поводу этой тенденции удвоения независимых общественных организаций?

Владимир Сливяк: Случиться это могло очень просто. Надо сказать, мы бы удивились, если бы этого не случилось, потому что "Экозащита" довольно часто и громко критикует атомную промышленность вследствие того, что эта индустрия создает огромное количество экологических проблем. У такой организации, как наша, неизбежно должен был появиться двойник с похожим названием, создание этого двойника было бы инициировано в любом случае атомной промышленностью, прежде всего.

Так произошло в городе Балакове, где находится Балаковская атомная станция. Тамошняя "Экозащита" была создана как общественная организация при непосредственном участии Балаковской атомной станции. Собственно говоря, организация просто брала регулярно деньги у Балаковской атомной станции, насколько нам известно, осуществляла какие-то милые, привычные в общественном понимании, для общественных организаций вещи, вроде чистки прудов, уборки мусора в каком-то близлежащем сосновом бору и так далее, естественно, в городе Балакове. Потом Балаковская атомная станция решила расшириться, то есть встал вопрос о том, чтобы построить новый блок, и по закону должны были проходить общественные обсуждения, экологическая экспертиза. На этом этапе организация, которую создали балаковские атомщики, сыграла свою роль. То есть она поучаствовала во всех общественных одобрениях, сделала, как ей сказали, и это в конечном итоге дало возможность атомной промышленности сказать, что это не мнимая, а даже самая настоящая общественность одобряет план строительства атомных реакторов, в частности новый реактор на Балаковской атомной станции.

В действительности эта организация не имеет никакого отношения к нам. Это, наверное, не очень просто заметить, но слегка разные даже написания. Но, тем не менее, слово "экозащита" и у нас, и у них присутствует.

К сожалению, в российском законодательстве нет никакой ровным счетом возможности предъявить претензии, если организация с похожим именем была зарегистрирована. Иначе мы бы, конечно, начали добиваться закрытия той организации, потому что она занимается тем, что на Западе называется "гринвошинг" (в России, наверное, нет адекватного термина), но, в общем-то, это называется промывкой мозгов. В данном случае промывкой мозгов по экологическим вопросам в том виде, в котором это нужно атомной промышленности.

Марина Катыс: Руководитель этой балаковской организации "Экозащита" некая Надежда Гришнова. Вы что-то о ней знаете?

Владимир Сливяк: Нет, никогда ничего слышал. С тех пор как стал известен факт с одобрением балаковской организацией "Экозащита" строительства нового атомного реактора, с тех пор я впервые услышал имя руководителя этой организации. В общем-то, никогда до этого, за более чем 15 лет своей деятельности я такое имя не слышал.

Марина Катыс: Сейчас, уже после того, как были закончены общественные слушания по строительству четвертого энергоблока, создается впечатление, что эта балаковская организация "Экозащита" или псевдо-"Экозащита" оказалась не у дел. То есть она выполнила свою функцию и, видимо, в дальнейшем спонсоры не будут так заинтересованы в ее существовании, как это было до начала общественных слушаний.

Владимир Сливяк: Давать какие-то прогнозы довольно трудно. Нам, во всяком случае, было бы хорошо, если бы такая организация перестала существовать. Но, я думаю, что, наверное, рано еще ставить крест на этом, потому что у атомной промышленности нередко возникают заказы в области "гринвошинг", то есть в области промывки мозгов населения. Только когда она официально будет закрыта и будет объявлено о том, что ее не существует, мы успокоимся.

Марина Катыс: Получали ли вы какие-то сигналы от своих коллег, в частности из города Балаково, о том, что возникла новая организация? Какова была реакция людей?

Владимир Сливяк: Нам уже некоторое время об этом известно. То есть коллеги из Саратовской области и из города Балаково, там есть тоже довольно прогрессивная, с нашей точки зрения, организация "Общество охраны природы", нам сообщали о том, что такая организация есть, несколько раз обсуждали эту ситуацию. Но, как я и говорил, каких-то серьезных, по крайней мере, законодательных рычагов воздействия на эту ситуацию у нас нет, поэтому, собственно говоря, сделать по сути ничего нельзя.

Марина Катыс: Вы не пытались войти в контакт с Надеждой Гришновой, в частности как-то выяснить ситуацию?

Владимир Сливяк: А какой смысл? Я знаю, что есть организация с таким же названием, как у меня, которая создана с определенной целью - с целью промывки мозгов атомной промышленностью. Я понимаю и вижу по информационным сообщениям, что эта организация четко выполняет свою функцию и понятно, откуда она берет на это деньги. Какой смысл разговаривать с этими людьми, я, честно говоря, мало понимаю. В надежде на то, что они какие-то очень легкомысленные, и я смогу им объяснить, а они после этого что-то поймут, думаю, это невозможно. Я думаю, что люди довольно хорошо понимают, что они делают.

Марина Катыс: Напомню, что на Балаковской АЭС, распложенной в Саратовской области, действуют четыре энергоблока с реакторами типа ВВР-1000.

Строительство второй очереди пятой и шестой энергоблоки началось в конце 80-х годов, но было приостановлено в начале 90-х постановлением правительства. На референдуме в Балаково 25 апреля 1993 года более 70 процентов населения высказалось против строительства новых энергоблоков.

XS
SM
MD
LG