Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Германия отмечает 15-ю годовщину объединения страны


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Андрей Шароградский, Ефим Фиштейн.

Кирилл Кобрин: Германия сегодня отмечает 15-ю годовщину объединения страны. В официальных торжествах, которые проходят в Потсдаме под Берлином, принимают участие сотни тысяч человек.

Об итогах 15-летних усилий выравнить Западную Германию и Восточную в рамках одного государства мой коллега Андрей Шароградский побеседовал с обозревателем Радио Свобода Ефимом Фиштейном.

Андрей Шароградский: С момента объединения Германии, прошли 15 лет. В экономику восточных регионов вложены сотни миллиардов долларов, я бы даже сказал, многие сотни миллиардов долларов. Можно ли считать вот этот процесс объединения страны успешным в целом?

Ефим Фиштейн: Успешность, наверное, видится с более продолжительной дистанции, чем 15 лет. Нужно сказать сразу, что не объединиться в тот момент было невозможно, яблоко, что называется, созрело и упало фактически само собой, поскольку восточные немцы дальше жить так не могли. Так что объединение считаю естественным, это было действительно окно возможностей, открывшееся в 1989 году. И тогдашний канцлер Германии Гельмут Коль поступил единственно правильно, и это было единственно возможное решение.

Другое дело, видя сейчас с расстояния, с дистанции временной, мы можем ясно сказать, что в процессе объединения были допущены очень существенные ошибки, в первую очередь в экономической и социальной области. В целом можно сказать, что сами восточные немцы до сих пор ощущают себя значительно обделенными по сравнению со своими западными согражданами. И общий уровень благосостояния по-прежнему, несмотря на эти невероятные вложения (в год вкладывалось примерно по сотне миллиардов тогдашних марок)... Нужно, видимо, подчеркнуть, что канцлер Коль, обещая благосостояние после объединения, говорил, что это ничего не будет стоить. Он буквально произнес: "Это будет даром". Даром, к сожалению, не получилось. До сих пор западные немцы платят значительный налог на солидарность или налог солидарности в пользу Восточной Германии. Тем не менее, несмотря на эти чудовищные вложения, Восточная Германия по-прежнему далека от того цветущего ландшафта, который обещал канцлер Коль.

Андрей Шароградский: Можно ли было хоть каким-то образом избежать этих ошибок?

Ефим Фиштейн: Очень трудно было быть умным в тот момент, как это всегда бывает. Хорошая мысль приходит со временем. И сегодня очевидно, что ошибки были допущены, прежде всего, в экономической и социальной области. Видимо, не следовало единовременно повышать уровень зарплат в Восточной Германии до уровня 80 процентов от западного уровня зарплат, а потом его заморозить примерно в течение последующих 15 лет на этом недостойном уровне, потому что 15 лет все-таки определенный исторический срок.

Что же касается возможности выбиться в люди и сравнять шаг с Западной Германией, то надо сказать, что такая возможность, несомненно, была. Ведь не случайно сама по себе Западная Германия в послевоенные годы в гораздо более сжатый исторический срок, в какие-нибудь 7-9 лет, произвела экономическое чудо и стала одной из ведущих экономик Европы в целом. Вопрос сейчас заключается в следующем: как на следующем этапе добиться того, чтобы не через 15 лет мы могли говорить о выравнивании уровня жизни на востоке и на западе, а, скажем, через четыре года или через пять лет, каков примерно срок правления очередного правительства Германии.

Андрей Шароградский: Один из претендентов на пост федерального канцлера Германии - это представительница восточных земель. Можно ли сам этот факт считать символом того, что большой шаг в реальном объединении Германии за 15 лет все-таки сделан?

Ефим Фиштейн: Несомненно. В том смысле, что восточные немцы получили совершенно равные политические, да и прочее права с западными, не может быть никакого сомнения. Восточным немцем является, возможно, будущий канцлер Германии Ангела Меркель. Восточным немцем является и нынешний председатель бундестага Тирзе. Можно привести массу других примеров. На западе Германии совершенно не чувствуется этого отторжения от Восточной Германии.

Что касается Восточной Германии, то там все-таки ощущение некоторой недооцененности, несомненно, велико. Оно связано именно с тем, что по всем экономическим показателям мы по-прежнему как бы присутствуем в ситуации двух различных государств, а не одного единого государства. Потому что если проходит невидимая черта между зоной, где 11-процентная безработица, и зоной, где 18-процентная безработица, значит, не удалось все-таки пока унифицировать всю систему жизни - экономическую, социальную, политическую.

XS
SM
MD
LG