Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Свердловской области создается Гражданский Комитет по борьбе с преступностью и правовой защите населения


Программу ведет Олег Вахрушев. В программе принимает участие Михаил Павлов, председатель Объединенного профсоюза сотрудников органов внутренних дел ГУВД Свердловской области.

Олег Вахрушев: В Свердловской области создается еще одна общественная организация – Гражданский Комитет по борьбе с преступностью и правовой защите населения. Один из его организаторов - Объединенный профсоюз сотрудников органов внутренних дел ГУВД Свердловской области.

Сегодня рядом со мной в студии Радио Свобода – председатель Объединенного профсоюза сотрудников органов внутренних дел ГУВД Свердловской области Михаил Павлов.

Здравствуйте, Михаил Геннадьевич.

Михаил Павлов: Здравствуйте.

Олег Вахрушев: Нашим слушателям мы предлагаем ответить на вопрос: кто, по вашему мнению, в состоянии защитить сотрудников правоохранительных органов?

Михаил Геннадьевич, почему именно сегодня так остро встал вопрос о правовой незащищенности работников милиции?

Михаил Павлов: Вопрос с правовой незащищенностью работников милиции всегда стоял остро. Но особенно остро он стоит в последнее время, когда, скажем так, объявлена война с «оборотнями в погонах» в милиции.

Но как обычно у нас бывает, под эту скрупулезную работу по выявлению, изобличению вот этих преступников, которые работают в органах внутренних дел, попадают и честные работники милиции, которые добросовестно исполняют свои служебные обязанности, задерживают преступников. А преступники, когда они совершают преступления, - и этот метод старый и древний, - они оговаривают работников милиции, чтобы уйти от ответственности за совершенное преступление. И сейчас вот эти лица, зная, что идет такая война с «оборотнями», они очень активизировались.

И поэтому это очень ярко проявилось в Полевском отделе милиции, когда по заявлению граждан, совершивших преступления, три сотрудника милиции осуждены на большие сроки лишения свободы – 7-8 лет лишения свободы, и на четырех сотрудников дело передано уже в суд.

Олег Вахрушев: Сейчас мы с вами поговорим как раз о деле в Полевском. Репортаж подготовила моя коллега Евгения Назарец.

Небольшая преамбула. Сотрудники отдела внутренних дел города Полевского, Свердловской области, обратились с письмом к президенту России. Они обвинили органы прокуратуры в «охоте на ведьм» и выразили свое возмущение судебными приговорами, согласно которым трое уполномоченных Уголовного розыска Полевского УВД, как уже сказал Михаил Геннадьевич, были приговорены к длительным срокам тюремного заключения.

С подробностями корреспондент Екатеринбургского бюро Радио Свобода Евгения Назарец.

Евгения Назарец: К восьми годам лишения свободы приговорил суд города Полевского оперуполномоченного Уголовного розыска Григория Романюту. Его коллег Игоря Чередниченко и Андрея Пирогова - к 7 и 3,5 годам, соответственно. Двое задержанных по подозрению в совершении квартирных краж обвинили милиционеров в избиении. Прокурорская проверка эти показания подтвердила. Однако адвокат Григория Романюты Глеб Софронов настаивает – милиционеров оклеветали, медицинского подтверждения фактов насилия нет

Глеб Софронов: Осуждены сотрудники милиции, которые находятся на хорошем счету. Потерпевшие по этому делу, в интересах которых, по сути дела, состоялся приговор - это неоднократно судимые, наркоманы. В итоге, сейчас этот потерпевший ходит по Полевскому, так же продает краденое, так же колется, а к нему просто боятся подступиться. Потому что сотрудники органов внутренних дел боятся выполнять свой профессиональный долг. Я считаю, что это говорит о явной несправедливости приговора и о необходимости его пересмотреть.

Евгения Назарец: За этот год возбуждено восемь уголовных дел против сотрудников Полевского ОВД. Действия городской прокуратуры вызвали возмущение милиционеров. Они даже послали письмо Владимиру Путину, где обвинили прокурорских работников в том, что те слишком увлеклись поиском «оборотней в погонах».

Майор Алексей Скачков – один из тех, кто подписал письмо к президенту. Он тоже находится под следствием – ему предъявлено обвинение в превышении должностных полномочий.

Алексей Скачков: В частном разговоре со следователями прокуратуры они пояснили, что существует некая установка Генеральной прокураты возбуждать уголовные дела в отношении милиционеров. В основном такие модные статьи сейчас, как 286-ая «Превышение должностных полномочий» и «Сокрытие преступлений».

Евгения Назарец: В Полевском Отделе внутренних дел сейчас завершается служебная проверка Министерства внутренних дел. Свое расследование ведет и ГУВД Свердловской области. Накануне областной прокурор Павел Кукушкин заявил, что оснований для возмущения у милиционеров нет – его подчиненные действовали в рамках закона.

Павел Кукушкин: Позиция моя однозначна: если такие эпизоды и моменты будут существовать, естественно будем жестко разбираться в отношении тех работников милиции, которые нарушают права граждан.

Евгения Назарец: Тем временем сотрудники Полевского Отдела внутренних дел и родственники осужденных офицеров собираются провести 7 октября пикет в центре Екатеринбурга. Они будут требовать справедливого суда в отношении коллег и защиты прав милиционеров.

Олег Вахрушев: Михаил Геннадьевич, ваши комментарии к услышанному?

Михаил Павлов: Я хотел бы просто один пример привести очень яркий о действиях прокуратуры. Вот сейчас говорил майор милиции Скачков, в отношении которого возбуждено уголовное дело, и дело уже передано в суд. Так вот, ему гражданка, у которой хранились в квартире похищенные вещи, и хозяин, которому нанесли побои, что чуть не закончилось его смертью, так вот, гражданка укусила Скачкова за два плеча в ярости. И сотрудник прокуратуры вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, якобы эти укусы нанесены случайно. То есть для юристов это нонсенс, такого не должно быть в практике, а такое есть.

Олег Вахрушев: Эти укусы зафиксированы медиками?

Михаил Павлов: Естественно, в травмпункте.

То есть требования профсоюза мы изучали. И к нам обратились работники милиции тогда, когда после обращения в органы власти они не получили там никакой поддержки.

Поэтому мы сейчас занялись правовой защитой – это задача профсоюза. И мы обратились в областную прокуратуру, чтобы выехал высокопрофессиональный специалист областной прокуратуры и просто проверил вот эти уголовные дела, насколько они полно, объективно и всесторонне расследовались. Вот единственное требование. Но пока этого не происходит. Все, что в Полевском отделе происходит, называют провокацией. Как можно это назвать провокацией, когда трое сотрудников уже сидят, в отношении четырех хороших сотрудников дела возбуждены и переданы в суд уже?

Олег Вахрушев: Михаил Геннадьевич, скажите, пожалуйста, а может ли, в принципе, система МВД сама защитить своих сотрудников?

Михаил Павлов: К сожалению, нет.

Олег Вахрушев: Почему? Казалось бы, милицейское братство достаточно крепко. И наверняка должен быть какой-то нормативный документ, который, по крайней мере, регламентирует защиту своих сотрудников.

Михаил Павлов: О милицейском братстве сложно говорить. До избрания председателем профсоюза я работал начальником отделения социально-правовой защиты Главного управления внутренних дел. Существует как бы в государстве защита такой категории сотрудников, которые честно исполняют свой служебный долг, но подвергаются незаконному уголовно-правовому преследованию. Существует, допустим, в МВД рекомендация организации правовой защиты именно такой категории сотрудников, а в ГУВД существует приказ номер 765 от 8 июня 1998 года. Согласно которому по материалам служебной проверки... а я скажу, что служебная проверка по линии ГУВД Полевского была проведена, действия сотрудников признаны правомерными, в таком случае работает механизм правовой защиты сотрудников. Что он включает. Создается рабочая группа из опытных юристов – адвокатов и других людей, которые могут принимать меры по защите сотрудников, выделяются деньги на организацию правовой защиты, на оплату адвокатов, и определяется план правозащитных мероприятий.

К сожалению, мы неоднократно обращали внимание руководства ГУВД, что приказ «мертвый», он не работает. И мы предлагали изменить, усовершенствовать вот этот приказ уже с участием профсоюза. Раз закон о милиции 1991 года разрешил создание профсоюза, значит, профсоюз должен в полной мере совместно с руководителями защищать интересы сотрудников. Но пока этого не произошло.

Кстати, нарушение по Полевскому отделу. Я знаю, руководители и сотрудники обращались в ГУВД с такой просьбой. Такой группы не создано, и план правозащитных мероприятий тоже отсутствует. Сотрудники практически борются одни за свои судьбы. Но это неэффективно, скажем так.

Олег Вахрушев: Пришло сообщение на наш пейджер от Александра из Санкт-Петербурга: «О законе наша власть вспоминает только тогда, когда хочет ущемить права гражданина. А если гражданин хочет защитить свои права, то в этом случае законов как будто не существует». В принципе, это то, о чем мы с вами и говорим.

Получается такая ситуация, Михаил Геннадьевич, что сотрудники милиции после того, как на них начала охоту прокуратура, просто боятся заниматься охраной правопорядка?

Михаил Павлов: Вот в обращении к президенту, - а это впервые, скажем так, в официальном документе Офицерское собрание подняло вот эту проблему, - говорится, что, действительно, сотрудники не боятся преступников, они пришли в органы внутренних дел по призванию, но они боятся органов прокуратуры. Когда вот эти граждане, которых они задерживают, они после допросов у работников милиции сразу идут в органы прокуратуры для того, чтобы нейтрализовать вот этих работников милиции. И органы прокуратуры - а я скажу, что не все, мы говорим об одном факте, хотя фактов таких достаточно много, - они берут на веру именно показания так называемых потерпевших, задержанных.

То есть мы призываем и ставим проблему одну – чтобы органы прокуратуры проводили свое прокурорское расследование полностью, всесторонне и объективно, чтобы не отказывали в возбуждении уголовных дел в отношении граждан, которые совершают преступления в отношении работников милиции.

Сейчас в отношении работников милиции совершены преступления, и по всем было отказано в возбуждении уголовного дела в отношении вот этих граждан, которые совершали преступления.

Олег Вахрушев: А может быть, в Полевском какие-то человеческие факторы вмешиваются в разбирательство, то, что прокуратура так настойчиво все-таки, несмотря ни на какие внутренние проверки со стороны ГУВД области и так далее, но настойчиво хочет кого-то посадить из числа милиционеров?

Михаил Павлов: Конечно, это нуждается в проверке. Но профсоюзу сообщали, что два года назад попал в поле зрения оперативных служб один из сотрудников городской прокуратуры за получение взятки.

Олег Вахрушев: Вот!

Михаил Павлов: В отношении него не было возбуждено уголовное дело, а он был просто отстранен, уволен из органов прокуратуры. Хотя в его действиях есть состав преступления. То есть, возможно, и этот фактор субъективно, каким-то образом влияет на все те процессы, которые происходят в Полевском.

Кстати, я скажу, что есть еще одна проблема, и это есть в официальных данных ГУВД. С 2000 по 2004 год было возбуждено незаконно 272 уголовных дела в отношении работников милиции. А потом, через несколько месяцев они были прекращены за отсутствием в действиях сотрудников состава преступления. Но ни один из сотрудников прокуратуры, которые незаконно возбуждали уголовные дела, а ряд сотрудников были арестованы, ни один из сотрудников прокуратуры не понес никакой ответственности.

Олег Вахрушев: Михаил Геннадьевич, теперь я хочу перейти к созданию новой общественной организации, которая носит название Гражданский Комитет по борьбе с преступностью и правовой защите населения. Какие цели будет преследовать эта организация? Кто ее организаторы, помимо вашего профсоюза?

Михаил Павлов: Послужила причиной создания Гражданского Комитета по борьбе с преступностью и правовой защите населения очень высокая преступность в Свердловской области. Практически с преступностью борется только милиция. Многих общественных формирований, которые раньше были, их сейчас нет, например, Добровольная народная дружина и так далее. Вообще здоровых сил в обществе гораздо больше, в сотни, в тысячи раз, чем вот этих преступных сообществ, преступников, которые совершают преступления. Но эти здоровые силы разъединены. Мы не знаем друг друга, у нас разные возможности материальные, интеллектуальные, организационные и так далее.

Поэтому в профсоюзе собрались все профессионалы, это активные люди с активной гражданской позицией. Поэтому то, что наш профсоюз уже работает 13 лет, и мы не смогли бы защитить 73 сотрудника от незаконных увольнений, незаконных возбуждений уголовных дел, незаконных приговоров суда, если бы нас не поддерживали руководители предприятий, не поддерживали журналисты, юристы, то есть просто граждане, которым небезразлично, в каком обществе мы живем. Мы хотим жить в безопасных, хороших, красивых городах, и в безопасных городах. Поэтому мы сейчас выходим... чтобы придать вот этой работе организационную форму. Цели – это, естественно, правовая защита членов Гражданского комитета, это внесение предложений в органы власти по совершенствованию работы органов внутренних дел, всех правоохранительных органов, и по принятию тех решений, которые позволят более эффективно бороться с преступностью на территории Свердловской области. Вот это основные цели Гражданского комитета.

Все здоровые силы в обществе должны объединяться. Когда мы будем организацией, мы тогда и сами себя защитим более эффективно, и защитим всех граждан, которые не могут себя защитить, то есть стариков, детей и просто всех тех, которые не имеют такой возможности.

Я особенно призываю вступать в Гражданский комитет мужчин, которые знают, что такое жизнь, имеют организационные, финансовые возможности, интеллектуальные – всех граждан, которые могут повлиять на те негативные процессы, которые происходят в Свердловской области.

Олег Вахрушев: Скажите, пожалуйста, Михаил Геннадьевич, руководство ГУВД Свердловской области поддерживает идею создания вот этого Гражданского комитета? И вообще, какие отношения у профсоюза вашего?

Михаил Павлов: Начну, наверное, со второго вопроса. В 1995 году у нас заключен коллективный договор с руководством ГУВД, где и определены права и обязанности той и другой стороны. Сейчас трудно ведется работа над новым коллективным соглашением, которое дает новые льготы и гарантии сотрудникам милиции, не предусмотренные законом. Но пока этот договор со стороны ГУВД не подписывается.

Я всегда говорю, да, отношения у нас натянутые, напряженные. Но они, в принципе, и должны, наверное, быть такими, хотя закон говорит, что должно быть, в принципе, социальное партнерство и взаимодействие. Они увольняют сотрудников, мы проверяем, насколько это законно. И если незаконно, мы восстанавливаем этих сотрудников в органы внутренних дел. Конечно, наша позиция раздражает того руководителя, который уволил сотрудника, и мы говорим, что «вы его уволили незаконно».

Допустим, по Полевскому отделу сейчас руководство ГУВД заявляет, что там имеет место провокация. Мы выезжали, проверяли. И к профсоюзу обратились сотрудники с просьбой помочь, организовать в первую очередь информационную поддержку. То есть у нас получается несколько разная оценка одной и той же ситуации. Мы хотим реально защитить данных сотрудников.

И я скажу, что по нашему обращению через телекомпанию НТВ выезжала комиссия МВД. К сожалению, результат работы этой комиссии нас просто удивляет, предварительный результат. Проверили работу всех служб Полевского отдела. Насколько мы поняли, готовится приказ о наказании руководящего состава за недостатки в организации работы. А вот сотрудникам, которые, на наш взгляд, незаконно привлечены к уголовной ответственности, никто не задавал никаких вопросов: а насколько обоснованно и законно сотрудники привлечены к уголовной ответственности. То есть приехали, наказали, уехали, доложили. Мы хотим, чтобы совершенно по-другому была организована работа, чтобы занялись все-таки вот этой проблемой – правовой защищенностью сотрудников.

И наша цель сейчас не просто защитить, но мы просто обязаны не только на территории Свердловской области, но и на территории всей России выработать механизм эффективной правовой защищенности работников милиции, которых оговаривают преступники.

Олег Вахрушев: По-моему, замечательный случай выдался – вчера и сегодня министр внутренних дел России Рашид Нургалиев в Екатеринбурге гостит. Не пробовали встретиться с ним?

Михаил Павлов: Мы направили телеграмму, когда узнали, что приезжает министр внутренних дел. Но пока на нашу телеграмму о встрече с нами по обсуждению вопросов социально-правовой защищенности никакой реакции от министра не поступило.

Олег Вахрушев: По-моему, было бы логично же, когда профсоюз сотрудников ГУВД Свердловской области будет разговаривать с начальником ГУВД Свердловской области в присутствии еще министра внутренних дел России.

Михаил Павлов: Да, у нас были такие встречи. Был разговор с первым заместителем министра, мы обсуждали эти проблемы, когда он был в командировке.

Но на сегодняшний день, наверное, такой встречи не получится. Решаются вопросы более глобального характера – макрополитика, допустим, Министерства внутренних дел, что связано с обеспечением безопасности. А мы говорим о конкретных людях, о конкретных оперативниках. Это несколько уже другие вопросы. Наверное, они менее важные, чем те вопросы, по которым приехал министр.

Олег Вахрушев: Понятно. Профсоюзы, в принципе, на мой взгляд, должны заниматься не только защитой прав и обязанностей в данном случае сотрудников ГУВД Свердловской области, но и какой-то что ли человеческой работой по поводу того, чтобы человеку было более интересно остаться здесь работать, и работать здесь хорошо, с отдачей и так далее. Можно много разных эпитетов привести. Что-то получается у вас в этой области?

Михаил Павлов: Я скажу, что ведь профсоюзы органов внутренних дел в России – это не открытие. Профсоюзы во всех странах мира давно работают. Они созданы после Второй мировой войны, у них 50-летний опыт. И когда мы сейчас переписываемся с полицейскими профактивистами Германии, они удивляются, как у нас построена работа.

Функций достаточно много у профсоюзов. Когда рухнули все общественные организации, которые занимались воспитанием сотрудников – я имею в виду партийные организации, комсомольские организации, Суды чести и так далее, – как бы законодатель ввел профсоюзы, чтобы мы занимались организацией воспитательной работы, организацией улучшения условий для несения службы, организацией досуга, отдыха сотрудников и так далее. То есть мы должны заниматься в комплексе, и это заложено в нашем Уставе. Но, к сожалению, мы на 90 процентов занимаемся организацией правовой защиты сотрудников. Потому что по правовой защите сотрудников вообще в органах внутренних дел существует целый провал, белое пятно.

Я еще раз подниму такую проблему. Почему не защищают сотрудников органов внутренних дел руководители, тех сотрудников, которые привлекаются незаконно к уголовной ответственности? Просто я называл приказ. А причина одна, субъективный фактор – руководители органов внутренних дел не хотят ссориться и портить отношения с руководителями органов прокуратуры, надзирающей структурой за системой УВД.

Олег Вахрушев: Но порядок-то охраняют не руководители. Порядок-то охраняют простые парни, простые мужчины, которые на улице стоят, а не в кабинетах сидят. А они действительно видят, что их коллегу, точно такого же мужчину, взяли и уволили, причем без видимых причин. «И зачем я дальше буду нести эту службу, если меня, может быть, то же самое ждет?».

Михаил Павлов: Давайте вернемся к ситуации в Полевском ГУВД. Ситуация действительно там запущенная, когда, скажем так, три сотрудника осуждены, и решением областного суда приговоры оставлены в силе, в отношении других людей тоже привлекался суд. Мы ставим вопрос все-таки выработать механизм правовой защиты сотрудников. Он должен быть выработан на государственном уровне. Потому что все-таки за защиту прав граждан, за защиту и самих работников милиции, которые исполняют функции государства, несет ответственность государство. Мы все, в том числе и работники милиции, платим налоги, и поэтому государство должно защитить достойно, эффективно и права любого гражданина, и права такого же трудящегося, который осуществляет функции работника милиции, то есть простого милиционера. Он тоже наемное рабочее лицо, которое тоже нуждается в защите, и даже более, наверное, чем гражданин, потому что он осуществляет функции по защите государства от преступников. А преступники у нас сейчас становятся более профессиональными с каждым годом.

Олег Вахрушев: Михаил Геннадьевич, расскажите, пожалуйста, о той акции, которую 7 ноября вы и ваши коллеги намерены провести в Екатеринбурге. И уже, кажется, есть какие-то проблемы с этим.

Михаил Павлов: Цель этой акции 7 октября – привлечение внимания общественности и органов власти к проблеме правовой незащищенности работников милиции. Эта проблема стоит не только для сотрудников Полевского, но и для многих сотрудников милиции всей Свердловской области, ну и всей Российской Федерации.

Мы предварительно дали заявку в администрацию города Екатеринбурга, как этого требует закон о проведении митингов. 23 сентября мы получили разрешение на проведение митинга.

Олег Вахрушев: Я поясню, что в центре Екатеринбурга планируется митинг.

Михаил Павлов: То есть сейчас уже готовы плакаты. В митинге будут принимать участие сотрудники милиции, ветераны МВД, родственники сотрудников осужденных, привлеченных к уголовной ответственности.

Вчера мы были приглашены в администрацию города Екатеринбурга, и один из сотрудников нам сказал, что «по просьбе руководства ГУВД мы вам запрещаем проведение вот этого митинга». То есть как бы состоялось обсуждение – или закон о проведении митингов, или обращение руководства ГУВД. Ну, вот такое решение нами принято. И поставлено было условие: если вы все-таки выйдете на площадь со своими требованиями, то силами екатеринбургской милиции вот этот митинг будет разогнан, то есть будет применена сила, так скажем.

Поэтому здесь как юристы мы видим, что это полное нарушение прав, полное нарушение законодательства Российской Федерации. И, конечно, мы будем это опротестовывать. Но все эти требования, которые нами выработаны, мы, естественно, все доведем до общественности и органов власти. В любом случае, мероприятие будет проведено.

Олег Вахрушев: Даже если ваши коллеги из рядов милиции пойдут на вас со щитами?

Михаил Павлов: Сотрудники милиции, они должны руководствоваться законодательством, а не незаконными приказами. Все-таки сотрудники милиции принимали присягу, они должны служить закону. То есть служа народу, служи закону, так скажем.

Поэтому посмотрим, как будут развиваться события. Но я скажу, что мы пригласили на вот эту акцию протеста все органы средств массовой информации – и федеральные, и областные. И если это произойдет, пусть мир посмотрит, как утверждается демократия в отдельном регионе Российской Федерации, в центре России.

Олег Вахрушев: Радио Свобода, естественно, будет следить за ходом событий.

Я благодарю вас, Михаил Геннадьевич, за участие в программе «Время Свободы».

XS
SM
MD
LG