Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Телемост «Москва-Беслан»


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.

Кирилл Кобрин: В ходе антитеррористического форума “Будущее без терроризма, терроризм без будущего», прошедшего на днях в российской столице, состоялся телемост «Москва-Беслан». В нем приняли участие политики, общественные деятели и журналисты. Участники телевизионной акции обсудили роль и задачи средств массовой информации в борьбе с терроризмом. Рассказывает наш корреспондент Олег Кусов.

Олег Кусов: Москва и Беслан, как подчеркивали организаторы акции, - это два наиболее пострадавших от террористов города. В Северной Осетии на вопросы участников телемоста отвечал глава республиканской комиссии по расследованию обстоятельств теракта, первый вице-спикер парламента Станислав Кесаев. Он напомнил, что первые же информационные сообщения о захвате школы определили поведение террористов в отношении заложников.

Станислав Кесаев: Террористы смотрели телевидение и слышали о том, что в заложниках только 200 с чем-то человек, 300 с чем-то человек. Во-первых, они стали понимать ту вещь, что на них в данный момент пока никто не обратит внимания. Во-вторых, они всячески стали привлекать к себе внимание. Информация о количестве заложников была одним из раздражающих факторов для террористов.

Леонид Млечин: Иначе говоря, из ваших слов следует, что журналист должен исполнять свой профессиональный долг, говорить правду, ни в коем случае не врать, даже если его к этому подталкивают. Потому что если он соврет, он рискует жизнями заложников. Правильный вывод мы делаем?

Станислав Кесаев: Абсолютно.

Олег Кусов: В московской студии роль ведущего телемоста выполнял тележурналист Леонид Млечин. Среди участников акции был и военный обозреватель «Новой газеты» Вячеслав Измаилов. Он считает, что российским журналистам при освещении терактов необходимо использовать израильский опыт.

Вячеслав Измаилов: Пожалуй, никто не прошел путь борьбы с терроризмом более долгий, чем израильтяне. Руководитель пресс-службы посольства выступил и сказал, для меня это было, например, откровением, что "у нас разрешается говорить и показывать все, кроме одного, журналисты не имеют права называть имена погибших во время теракта". Потому что это должны делать специальные люди, специальные психологи, которые должны подготовить родителей. Вот только это запрещено, все остальное - дело журналистской этики. Вот эта позиция мне импонирует.

Олег Кусов: Руководитель программ Института развития прессы Владимир Авдеев убежден, что журналисты должны самостоятельно выработать принципы освещения событий, в том числе и террористических актов.

Владимир Авдеев: Есть совершенно различный опыт разных стран. Высокая политическая культура населения, высокая политическая и профессиональная культура журналистов, которые смешно так формулируют, но, тем не менее, знают, что писать и как писать, с тем, чтобы давать большую и глубокую информацию обществу, в то же время не преступая закон, не создавая конфликтных ситуаций.

Что касается нашего законодательства, как вы помните, была принята антитеррористическая конвенция российских журналистов, я ее не считаю идеальным документом. Но, считаю, что это шаг вперед. Мне гораздо больше нравится не законы, а внутрицеховые документы, которые исходят от самих журналистов. Но я, например, не готов сейчас ответить на вопрос, насколько нужно это все регламентировать. Дело в том, что общество болеет, вместе с обществом болеет пресса. Не может сейчас пресса в России быть здоровой. Представьте себе детский сад, заболевают два ребенка, через два дня детский сад закрывается на карантин. У нас страна не детский сад, но такая же общность, ростки болезни поражают всех. Я бы не стал запирать в рамки закона журналистов, даже при освещении терактов, даже при освещении войны и ядерной угрозы.

Третья стадия, к которой мы наверняка придем, но только позже, - это отсутствие регламентирующих актов, но для этого нужна более высокая культура общества и культура СМИ в целом.

Олег Кусов: В адрес журналистов в ходе телемоста прозвучало и обвинение в преднамеренной героизации террористов. Вспомнили, что о Шамиле Басаеве впервые узнали во время захвата больницы в Буденновске. В дальнейшем, по словам некоторых участников телемоста, некоторые журналисты вольно или невольно часто оказывали Басаеву пиар-услуги. Вячеслав Измайлов считает подобные обвинения несостоятельными. Он вспомнил об участии Шамиля Басаева в марте 1998 года в инаугурации тогдашнего президента Ингушетии Руслана Аушева.

Вячеслав Измайлов: Басаев уже три года находился в федеральном розыске и присутствует открыто на инаугурации, именно открыто. Я тогда там был, я посчитал, как он приехал на 20 машин. Я каждую машину пересчитал, каждого боевика, с ним приехавшего, пересчитал. Там находился Дзасохов, находился представитель президента, руководители местного ФСБ, командующий тогда Северо-Кавказским военным округом Казанцев. В марте 998 года в Назрани. Потом, после торжественного мероприятия все сели за один стол, причем чеченская делегация, как непьющая, сидела в отдельном зале, а Басаев сидел вместе с пьющими, вместе с Казанцевым, вместе с другими, именно в общем зале, и вместе поднимали бокалы. К этому относились спокойно, никто не уехал.

Кто создает переговоров? Переговоры тогда, в июне месяце, с Басаевым вел Черномырдин. Тогда его надо обвинять, тогда власть надо обвинять, а не журналистов.

Были моменты в период первой кампании, когда власть просто вела переговоры с террористами, они в этот момент были доступны.

Олег Кусов: Руководитель программ Института развития прессы - одного из основных организаторов форума - Владимир Авдеев считает, что решение проблемы борьбы с терроризмом зависит от совместных усилий законодателей, чиновников и журналистов.

Владимир Авдеев: У нас была попытка собрать это все воедино и посмотреть под разным углом зрения на проблему терроризма. Конечно, все вопросы мы не решим ни теоретически, ни практически, это невозможно. Но, наверное, мы начинаем задумываться вот о чем: во всех общностях, которые называют себя законодательной властью, исполнительной, общественными организациями, бизнесом и так далее, как и везде, есть консерваторы, либералы, новаторы. Мне кажется, что нельзя говорить о том, что вперед поведут все общественные организации, вся исполнительная власть, вся законодательная. Видимо, среди них будет создаваться какой-то авангард.

XS
SM
MD
LG