Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выходит в свет первая книга Папы Римского Бенедикта XVI


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие журналист Алексей Букалов.

Андрей Шарый: В 18 странах мира выходит в свет первая книга Папы Римского Бенедикта XVI под названием "Революция Бога". Об этом сообщил на презентации книги в Ватикане папский викарий Рима, кардинал Камилло Руини, который написал к этой книге предисловие. Насколько можно понять из слов Руини, эта книга является собранием выступлений понтифика во время XX Всемирного католического Дня молодежи, который состоялся минувшим августом в Кельне. Сейчас на линии прямого эфира римский журналист Алексей Букалов, специалист по истории и современности Ватикана.

Алексей, добрый вечер.

Алексей Букалов: Добрый вечер. Я очень подробно знаю, о чем эта книга, поскольку имел честь сопровождать Папу в его поезде в Кельн и выслушать все эти речи одну за другой, которые теперь собраны в отдельном томе. Сам Ратцингер, который был одним из ведущих католических богословов до своего избрания на трон Святого Петра, выпускал и другие книги, конечно. Но вот в новом качестве это, действительно, первая книга.

Главная мысль, почему она так называется "Революция Бога", видимо, отталкивается от содержания и от выражения в одном из его выступлений, где Папа сказал в Кельне: "В минувшем веке мир стал свидетелем революций, программой которых было не ждать божественного вмешательства, а взять в собственные руки судьбы мира". По мнению же Бенедикта XVI, истинная революция заключается именно в обращении современного мира к вере в Бога.

Андрей Шарый: Алексей, но, тем не менее, название концептуальное, прямо такое постмодернистское. Скажите, пожалуйста, оправдались ли надежды тех обозревателей, тех ватиканологов, кто говорил о Папе Римском, как о консерваторе? Его консервативное направление мыслей в этой книге прослеживается или нет?

Алексей Букалов: Может быть, в книгу внесены какие-то коррективы, что я допускают, но по этой встрече с католической молодежью в Кельне нельзя сделать вывод о каких-то особых консервативных позициях Бенедикта XVI. Наоборот, он демонстративно провел эту встречу в русле как бы по следам своего предшественника, все время напоминая о том, что именно он был у истоков этого движения молодежного, именно он задумал эту встречу, а он как бы является только исполнителем его воли.

В отличие от первых публикаций Папы Войтылы, скажем, включавших в себя старые театральные и поэтические тексты, первая книга Папы Ратцингера сразу же погружает читателя в актуальные размышления о сущности бытия. Но весь крещенный мир ждет следующее произведение римского Первосвященника. Речь идет о Папской энциклике - первой в новом понтификате. Известно, что Бенедикт XVI работал над ней все лето. Как говорят в осведомленных кругах, почти ее закончил.

Андрей Шарый: А известно о том, чему будет посвящена эта энциклика?

Алексей Букалов: Нет. Это та самая страшная тайна, в которую пока не удается проникнуть.

Андрей Шарый: Это первая книга Папы Римского, но далеко не первый научный труд Йозефа Ратцингера. Каковы сейчас самые актуальные вопросы католической полемики - бедность Христа, отношение церкви к современному миру или еще что-то? О чем сейчас главные споры?

Алексей Букалов: Сейчас очень легко отследить эти споры, потому что именно в эти дни в Ватикане проходит Синод - Генеральная ассамблея Синода епископов Римско-Католической Церкви. Те вопросы, которые выплескиваются на обсуждение, вызывают полемику, их можно считать как раз животрепещущими для жизни церкви. Что это за вопросы? Это вопросы семейных отношений, скажем. Отношение церкви к разведенным людям, допускать их или не допускать до причастия, кто второй раз женился. Это тема обета безбрачия для священников католических. Это отношения с сектами. Защита тех позиций, на которых находилась церковь при Иоанне Павле II, но все-таки попытки наметить какие-то новые ответы на требования сегодняшнего дня

Андрей Шарый: Вы не упомянули среди этих тем межрелигиозные отношения в контексте нынешней борьбы с терроризмом.

Алексей Букалов: Сам факт, что на Синоде вдвое увеличено число приглашенных представителей других христианских конфессий (на Синоде в 2001 году их было 6 делегаций, а сейчас 12, в том числе и делегация Московского Патриархата), в этом плане, я думаю, что Папа Ратцингер будет продолжать эту линию. Просто здесь нужно быть очень острожным. Он старается здесь, особенно в терминах. Ни в коем случае нельзя представить это объединение христиан желаемое или ожидаемое (очень трудное объединение) как какой-то ответ на мусульманские акции, на реакцию мусульманского мира. Потому что тогда это сразу переведет весь разговор в плоскость крестового похода, в плоскость столкновения цивилизаций. А Папа Ратцингер и руководство Римско-Католической Церкви хотят как раз избежать такой интерпретации.

Андрей Шарый: Папа Римский - это церковный пастырь. Каждая его книга, очевидно, это пастырское послание. В практике Первосвященников насколько важное место уделяется их умению хорошо, ясно, точно и красиво писать?

Алексей Букалов: Не хочу быть циником, но я думаю, что в принципе для истории церкви это показывает, что для Папы вообще не обязательно хорошо уметь писать. Есть кому написать за него. Но вот второй понтификат подряд я вижу, что мы имеем дело с заядлыми писателями, которые любят класть текст на бумагу. В этом отношении, я думаю, что нас еще Ратцингер удивит тем, что будет обращаться все чаще и чаще к такому способу общения с паствой.

XS
SM
MD
LG