Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Нальчике сохраняются два очага боестолкновений: в центре города и ближе к северной окраине


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Михаил Саленков и Юрий Багров.

Андрей Шароградский: Эксперты по проблемам Кавказа считают, что нападение на столицу Кабардино-Балкарии Нальчик было ожидаемым. Среди причин тому называют напряженную межнациональную и религиозную обстановку в республике.

Михаил Саленков: Депутат Государственной Думы от Кабардино-Балкарии Заурби Нахушев с первых минут нападения на Нальчик находился на связи с аппаратом президента республики. По его словам главной целью вооруженных людей, захватывавших административные учреждения города – дестабилизировать обстановку на всем Северном Кавказе. Действия правоохранительных органов республики он расценил как неудовлетворительные.

Заурби Нахушев: Для меня, рядового гражданина России, непонятно: если готовится где-то армейская операция, и чтобы наши органы не знали - это очень плохо. Это симптом очень плохой именно в этом вопросе. Мне непонятно, что происходит сейчас в республике.

Михаил Саленков: Какие меры нужно принять в таком случае? Или ничего невозможно сделать, это так будет всегда?

Заурби Нахушев: Так не будет. Надо учиться в обязательном порядке. Но, к глубокому сожалению, пока мы будем думать, каким образом действовать в этой ситуации, потеряем очень много жизней законопослушных наших граждан, не только в Кабардино-Балкарии, я еще раз повторяю. Просто-напросто силовики должны более целеустремленно, более продуктивно предупреждать не каждый день, что что-то будет, - это расхолаживает людей, а конкретно знать, когда что будет. Если будем знать, тогда это у нас хорошие спецслужбы. К глубокому сожалению, я не имею в виду одну организацию ФСБ, я имею в виду вообще всю структуру, это плохо.

Мы считали нашу республику наиболее благополучной среди северокавказских. К глубокому сожалению, оказалось, что заложники мы все. Противостоять на сегодняшний день, к глубокому сожалению, мы не умеем. Убежденно говорю: все это кончится, экстремизм закончится, религиозный, национальный, не имеет значения. Должна быть борьба беспощадная и с религиозным так называемым экстремизмом, и с национальным. Для того чтобы сделать, чтобы весь Кавказ горел, уже 10 лет над этим "работают", и, к глубокому сожалению, только за последний год чуть-чуть научились бороться с такой "работой".

Михаил Саленков: В правозащитном центре «Мемориал» отметили, что поступающие из Нальчика сведения противоречивы. Главы различных силовых ведомств и представители официальных властей приводят различные данные о количестве нападавших, раненых, убитых, о том, как развивалась ситуация.

Эксперт по Северному Кавказу Александр Черкасов в интервью Радио Свобода напомнил, что это не первое нападение боевиков на государственные учреждения Кабардино-Балкарии.

Алексей Черкасов: В Нальчике ведь это уже не первое событие. 24 августа 2003 года в Баксане случился бой, несколько человек убиты с той и с другой стороны. Потом выяснилось, что там из-под носа у силовиков ушел Басаев, отдыхавший в тех местах. 14 декабря 2004 года было нападение на офис наркоконтроля в Нальчике, было похищено около 250 стволов оружия и большое количество боеприпасов. И уже с тех пор ждали какого-то выступления.

Ваххабитское подполье, на самом деле, сейчас действует на всем Северном Кавказе, от Дагестана до Карачаево-Черкесии, и мы можем лишь сказать, что контртеррористическая операция так называемая, ведущаяся на Кавказе уже седьмой год, имела последствия обратные. Сейчас чеченский конфликт мало-помалу распространился за пределы республики. И террористический интернационал там действует.

Михаил Саленков: Бывший полномочный представитель Чечни при президенте России, возглавляющий «Фонд поддержки демократии и социального прогресса» политолог Шамиль Бено говорит, что одной из причин случившегося стала социальная напряженность в республике. Нападение на Нальчик он назвал предсказуемым.

Шамиль Бено: Это действительно было ожидаемое событие с точки зрения общей напряженности в республике. Мы по этому поводу неоднократно встречались с разными представителями властных структур и с президентом Кабардино-Балкарии, говорили о том, что это проблема очень острая, необходимо обратить на нее внимание. А почему именно Кабардино-Балкария? Я думаю, что это чисто тактически - нужен был какой-то крупный город. На днях были слухи о том, что в Грозный могут войти боевики, - это, оказывается, был отвлекающий маневр. По предварительной информации, участие принимала многоэтническая группа, то есть там были и чеченцы, и кабардинцы, и балкарцы, и ингуши, и осетины, и карачаевцы, разные.

Михаил Саленков: Шамиль, а кто может стоять за этим нападением?

Шамиль Бено: Я думаю, что это джамааты, именно боевые джамааты. Это подразделения боевиков, которые уже давно переросли чеченские этнические границы, подразделения северокавказских боевиков, ведомые, в том числе, и арабами, представителями международных экстремистских организаций.

Михаил Саленков: А можете сказать, почему был выбран именно этот день - 13 октября? В республике или на Кавказе это какая-то особая дата?

Шамиль Бено: Я не думаю, что это особая дата. Я думаю, что это просто целесообразно. Сейчас месяц Рамадан еще, который, в принципе, запрещает ведение каких-то боевых действий в этот месяц. Но вместе с тем, гибель в месяц Рамадан, стать шахидом в месяц Рамадан - это очень почетно, по их мнению. Хотя я не думаю, что это играло какую-то роль. Я думаю, что все было из целесообразности. Если вы заметили, происходит подобное с периодичностью в год - это могло быть и в сентябре, и в августе. В прошлом году - Беслан, до этого - Назрань, сейчас - здесь. Если вы заметили, постепенно продвигаются как бы на Запад, захватывая все новые и новые регионы.

Михаил Саленков: Шамиль, как вы думаете, не осложнит ли случившееся межнациональные и религиозные отношения в Кабардино-Балкарии?

Шамиль Бено: То, что случилось, стало возможным благодаря тому, что они уже сложные были. Просто Коков очень сильно это все прикрывал и отчитывался перед Москвой, что у него все нормально, что Нальчик и Кабардино-Балкария - самый спокойный регион, что там все нормально. На самом деле, на всем Северном Кавказе такое дерьмо, извините за выражение, что это аукнется еще не раз. Самая острая проблема - это, конечно, проблема доверия к власти со стороны населения.

Михаил Саленков: Шамиль, а каков религиозный и национальный состав республики и самой столицы, Нальчика?

Шамиль Бено: Нальчик - смешанный город, там и русские, и кабардинцы, и балкарцы фактически в равных количествах, хотя больше кабардинцев. Он находится на границе с балкарскими землями, и то, что произошло, не приведет к напряжению межэтнических отношений, а это является следствием этой напряженности. Экстремисты нашли социальную базу, они где-то скрывались, откуда-то заходили, где-то жили, что-то делали, то есть людей, вовлеченных в этот процесс, было на самом деле намного больше, чем участвовали в боевых действия. Это очень тревожный сигнал. Очевидно, что люди, которые участвуют в этих действиях на Северном Кавказе, не родились экстремистами, а они стали ими в силу тех или иных обстоятельств. Вот в этих обстоятельствах и причинах мы должны прежде всего разобраться и создать условия, при которых следующее поколение молодежи сочтет для себя более целесообразным заниматься созидательной деятельностью. А это будет только тогда, когда мы им создадим соответствующие условия для этого.

Михаил Саленков: Какова могла быть цель нападавших? Просто дестабилизировать ситуацию в республике?

Шамиль Бено: Я думаю, что это заявление. Заявление о том, что "мы есть, мы здесь, мы существуем, и существует проблема". Они предлагают решать эту проблему освобождением Кавказа от влияния России.

Михаил Саленков: Так комментируют ситуацию в Кабардино-Балкарии российские эксперты по Северному Кавказу.

Андрей Шароградский: На линии прямого эфира наш корреспондент на Северном Кавказе Юрий Багров. Вот эксперты говорили, что сегодняшнее нападение было ожидаемым. Скажите, по вашим впечатлениям, личным наблюдениям, может быть, наблюдениям коллег, насколько ожидаемым оно было?

Юрий Багров: О том, что что-то подобное, не обязательно в Нальчике, но должно произойти, разговоры были давно. Все почему-то ожидали, что после теракта в Беслане будет какой-то повтор, наподобие ингушского сценария 22 июня прошлого года. Вчера я наблюдал на улицах Владикавказа усиленные милицейские патрули, причем в самых неожиданных местах стояли милиционеры с автоматами, по двое-трое, чего раньше не было. То есть это не были какие-то стационарные посты, это не были милицейские машины, а просто милиционеры с оружием. И это смотрелось немножко удивительно.

Андрей Шароградский: Какова сейчас обстановка в Нальчике? В некоторых средствах массовой информации появлялись сообщения о том, что обстановка успокоилась, но есть и противоречащие этому сообщения, что бои еще продолжаются.

Юрий Багров: Насколько мне удалось выяснить, я связывался со своими коллегами, перестрелки в Нальчике продолжаются и сохраняются по-прежнему два очага боестолкновений: один из них - в центре города, другой - ближе к северной окраине. Часть нападавших захватила первый этаж 3-го ОВД города Нальчика, ориентировочно там человек десять, они держат круговую оборону и пока отражают атаки милиционеров и силовиков. Основные милицейские силы сейчас брошены на блокирование Нальчика с северной части - именно туда отходят группы нападавших, и эта часть курортная, там много санаториев, лесные массивы, и опасаются, что нападавшие могут уйти именно таким путем. Сейчас уже на Кавказе смеркается, и поиск будет крайне затруднительно в таких условиях.

Андрей Шароградский: Отвечая на мой первый вопрос, вы упомянули нападение на Ингушетию, теракт в Беслане. К сожалению, сравнение с этими нападениями, с этими терактами напрашивается. В связи с этим напрашивается и вопрос: есть ли заложники среди мирного населения? И были ли захвачены во время нападения школы или, может быть, детские сады в Нальчике?

Юрий Багров: Информацию о заложниках озвучил еще днем полномочный представитель на Северном Кавказе Дмитрий Козак. Вероятно, имелись в виду милиционеры, которые находятся в здании 3-го ОВД. Но в самом начале сегодняшнего дня, примерно часов в 10 была информация о захвате школы, о захвате детского сада… Дело в том, что одна из школ, школа номер 5 прямо примыкает к зданию отдела по борьбе с организованной преступностью, которое подверглось нападению, оно было обстреляно, в том числе, из гранатометов, и часть его сгорела. Милиционеры забежали в школу, чтобы эвакуировать детей, и это было воспринято как попытка захвата. Но перестрелки на улицах продолжались, и учителя в некоторых школах держали детей, чтобы не выпускать их на улицу.

XS
SM
MD
LG