Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Изменения в законе "Об обязательном страховании гражданской ответственности"


Программу ведет Ольга Писпанен. Принимает участие начальник управления ОСАГО страховой компании "Русский мир" Андрей Знаменский.

Ольга Писпанен: Сегодня у нас в студии начальник управления ОСАГО страховой компании "Русский мир" Андрей Знаменский. Вначале давайте послушаем репортаж на тему, которую будем сегодня обсуждать в прямом эфире Радио Свобода.

Один из самых спорных законов "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев автотранспортных средств", возможно, в скором времени изменится. МЧС подготовило поправки к нему. Этим изменениям и новым аспектам ОСАГО был посвящен круглый стол, прошедший в петербургском информационном агентстве "Росбалт".

Татьяна Вольтская: Закон "Об обязательном страховании гражданской ответственности" - один из самых скандальных российских законов последнего времени, вызывающий очень много нареканий и у автомобилистов, и у самих страховщиков. Поправки призваны устранить неточности и противоречия, ведущие, в частности, к ущемлению прав страхователей. Поэтому Минфин предлагает, во-первых, уточнить порядок досрочного расторжения договора ОСАГО в случае замены автомобиля, смены владельца или при неплатежеспособности страховщика. А во-вторых, увеличить размер возмещения вреда здоровью потерпевших в ДТП по 160 тысяч рублей на каждого. В течение 2005 года несколько страховых компаний стали банкротами. Кто же будет выполнять обязательства по договорам компаний, лишившихся лицензии? Этому вопросу на круглом столе было уделено особое внимание. Говорит директор управления маркетинговых коммуникаций Дмитрий Синишев...

Дмитрий Синишев: Те люди, которые пострадали в дорожно-транспортных происшествиях от автовладельцев, застраховавших свою ответственность в компаниях-банкротах, могут обращаться в центры урегулирования "Росгосстраха" по всей России с тем, чтобы в конечном счете получить причитающуюся им сумму страхового возмещения. При получении информации, что действительно имело место ДТП с участием страхователя, который имели договорные отношения с компанией-банкротом, "Росгосстраху" дается подтверждение данной информации, после чего страховая компания собирает необходимый пакет документов, формирует выплатное дело и передает его в РСА, после чего пострадавший получает причитающуюся ему сумму страхового возмещения.

Татьяна Вольтская: Участники круглого стола говорили и о том, что важнейший критерий надежности страховой компании - разноплановость страхового портфеля. Важно, чтобы компания занималась и не столь убыточными, как ОСАГО, видами страхования: страхованием имущества, недвижимости, страхованием от несчастных случаев. Сейчас на рынке действует около 160 страховых компаний, но предъявляемым к ним требованиям соответствуют далеко не все. По расчетам специалистов, число компаний должно сократиться в 3-4 раза.

Ольга Писпанен: Андрей, вы знакомы с этими поправками, которые предложило МЧС?

Андрей Знаменский: И МЧС, и Минфин. Да. Это два разных законопроекта.

Ольга Писпанен: Вы согласны в принципе? Страховые компании готовы принять такие новые поправки?

Андрей Знаменский: Ну, мое личное мнение, и его разделяют страховщики, с которыми мы общались, это то, что поправки Минфина еще достаточно "сырые", то есть та инициатива, которая в них присутствует, она правильная и закон должен развиваться именно в этом направлении, но, к сожалению, для того, чтобы реализовать те задумки, которые сейчас озвучены, требуется немножко больше работы, и в этом отношении этот закон надо дорабатывать.

Ольга Писпанен: То есть все равно "сырой" точно такой же он и будет?

Андрей Знаменский: Вы поймите, просто написать о том, что появляются какие-то новые возможности у страхователя или у страховщика, как-то изменить механизм - это пока просто общие слова. Должны быть разработаны именно конкретные механизмы, в том числе приняты какие-то постановления правительства, которые это регулируют, решают эти вопросы. Например, самый больной вопрос - с оценщиками, которые у нас существуют. Все говорят, что несправедливые оценки.

Ольга Писпанен: Но очень часто упрекают именно страховые компании, что у них свои оценщики, которые зачастую занижают стоимость ущерба.

Андрей Знаменский: Совершенно верно. Если послушать страховщиков, то они говорят, что точно также люди стремятся сами идти к своим оценщикам, там проплачивают проценты, и им выплачивают больше. Поэтому здесь на самом деле все решается простым решением: правительство принимает общую методику для всех оценщиков, так, чтобы любой оценщик считал одинаково. Вот, собственно говоря, и все, сразу решаются все эти проблемы.

Ольга Писпанен: Всегда есть лазейка, все равно к этому оценщику можно прийти, и он будет считать не одинаково. Возможно ли вообще продумать такие рычаги, чтобы не было никаких махинаций?

Андрей Знаменский: На самом деле совсем никаких - это было бы действительно слишком сложно.

Ольга Писпанен: Было бы идеальное общество.

Андрей Знаменский: Да, идеальное ОСАГО в нашем обществе, конечно, невозможно, но тем не менее снять такую основную массу противоречий вполне возможно, это реально, это сделано на Западе. Почему бы это не сделать у нас?

Ольга Писпанен: Давайте послушаем звонок.

Слушатель: Андрей, не кажется ли вам, что автостраховка - не что иное, как один из способов отбора денег у населения?

Ольга Писпанен: Один из самых распространенных вопросов, кстати.

Андрей Знаменский: На самом деле, естественно, не кажется, просто по той простой причине, что я с этим работаю и я вижу, сколько мы выплачиваем, сколько каждый день приходит к нам людей потерпевших за выплатами. И не только к нам, я знаю, что это происходит по всей стране, во всех наших филиалах, во всех филиалах других страховых компаний.

Ольга Писпанен: И во всем мире это нормальная система страхования.

Андрей Знаменский: Поэтому говорить, что это просто какой-то отъем денег, конечно, совсем неправильно.

Ольга Писпанен: Еще очень многих волнует, скажутся ли эти новые поправки на стоимости страховок.

Андрей Знаменский: Вопрос со стоимостью страховки уже достаточно давно наболел. В некоторых регионах, как вы знаете, ОСАГО настолько убыточно, что сейчас компании просто оттуда уходят, мы беспокоимся, что люди просто не будут иметь возможности скоро там что-то застраховать. Поэтому какие-то поправки к тарифам должны быть, конечно, внесены. Мне кажется, очень правильная позиция правительства, которое взяло такой тайм-аут до 3 лет, насколько я помню, с момента введения ОСАГО, чтобы все-таки понять те болевые точки, те необходимые изменения, которые будут. Если будет меняться объем обязательств у страховой компании, наверное, в какой-то мере, будут меняться и тарифы. Но я прекрасно понимаю, что здесь вопрос не только экономический, но и политический. Поэтому правительство будет, конечно, с большой осторожностью относиться к тем инициативам по повышению тарифов, которые сейчас есть, или по понижению. Я думаю, что тарифы останутся приблизительно на том уровне, на котором они сейчас есть.

Слушатель: Меня зовут Ольга, город Москва. Скажите, пожалуйста, все эти страховки - это, конечно, очень замечательно, но в конечном итоге страдает именно потерпевший. Произошло ДТП, тот человек, который виноват в ДТП, он застрахован, он может не явиться даже на разбор полетов в ГАИ. А потерпевший бежит в ГАИ, бежит в страховую компанию, ждет оценщика, ждет выплаты. Мало того, до оценки автомобиля он не имеет права даже заниматься его ремонтом, то есть месяц, или не знаю, сколько это все тянется, я сама была в такой ситуации, автомобиль стоит под окном. В результате - да, я получила компенсацию, безусловно, мне ее хватило на ремонт автомобиля, слава богу. Но два месяца я была без машины, я бегала, теряла свое рабочее время, то есть свой заработок.

Ольга Писпанен: Понятен вопрос. Почему такая долгая процедура?

Андрей Знаменский: Здесь на самом деле сразу несколько вопросов прозвучало. На самом деле не обязательно ждать сбора всех этих документов для того, чтобы отремонтировать автомобиль. Как правило, если вы чувствуете себя потерпевшей стороной и вы знаете для себя, что вы не виноваты, вы по согласию со страховой компанией виновника, практически всегда компании на это идут, я не слышал о таких отказах, вы делаете экспертизу за свой счет, и после экспертизы, после осмотра эксперта хоть на следующий день можно ремонтировать машину. Вопрос только в том, что вы здесь рискуете теми деньгами, которые вы тратите на экспертизу, если впоследствии решение ГАИ будет принято не в вашу пользу, вдруг каким-то образом окажется, что вы виновны. Очень много спорных случаев. В этом отношении вы рискуете деньгами. Что касается сроков, которые существуют сейчас для вынесения решения ГАИ, это два месяца, они так определены. К сожалению, это тоже касается не нас. Вы прекрасно понимаете, что если здесь задействовать механизм не ГАИ, а, скажем, судебный, который тоже имеет право определять виновность, то это будет еще дольше, это будет тянуться полтора года.

Ольга Писпанен: В некоторых западных странах существует такая ситуация: когда ущерб не превышает примерно 10 тысяч рублей на глаз, то ГАИ даже не привлекается.

Андрей Знаменский: Это как раз одно из изменений в закон, которое введено. Но здесь сразу очень больной вопрос, который возникнет, ну да, сказано, что до 15 тысяч можно оформлять без ГАИ. Здесь ситуация такая: вы или кто-то считаете себя настолько хорошим экспертом, чтобы понять - повреждения здесь до 15 или больше 15? Вы же тоже понимаете, что если вы определили на глаз, что это меньше 15, а в дальнейшем выяснились какие-то скрытые повреждения или что-то еще, и выплата должна быть гораздо больше, страховая компания просто откажет, заплатит только 15 тысяч, все, что свыше - это, соответственно, уже надо было вызывать ГАИ. Но это тоже условие договора. Поэтому на самом деле, конечно, надо в таком отношении двигаться, но, наверное, говорить о 15 или о какой-то другой границе... Может быть, должны быть какие-то понятные рядовому гражданину критерии.

Ольга Писпанен: Ну, то есть, как у меня, помятое крыло или царапина на бампере…

Андрей Знаменский: Для разных машин это разная оценка.

Ольга Писпанен: Понятно. А если, например, составить вот такой прейскурант и выдавать вместе со страховым полисом? Смотрите, вот у вас разбита одна фара именно "Вольво", это столько-то будет стоить.

Андрей Знаменский: Вот об этом-то механизме я и говорю. Сейчас в законопроекте прописано: 15 тысяч. До 15 тысяч вроде как ГАИ не надо вызывать. С моей точки зрения, как раз и надо прописать более четко этот механизм и понимать, чем рискуют люди. Если у него есть хоть какое-то сомнение, что это больше 15, лучше вызвать ГАИ.

Слушатель: Валентина Николаевна, Подмосковье. Я застраховалась и в течение года ни одного ДТП у меня не было. Деньги мне не возвращают. Так нельзя ли пролонгировать эту страховку за те же деньги на следующий год?

Андрей Знаменский: Нет, это, к сожалению, ошибочное мнение о том, что вы один раз заплатили и это на всю жизнь, до тех пор, пока не попадете в ДТП. Естественно, вы сами понимаете, что многие платят, но не попадают в ДТП, кто-то попадает, за них компания платит гораздо большую сумму, чем сумма страхового взноса, страховой премии. Поэтому здесь экономика такая: вы платите за год, на следующий год вы платите снова. За каждый безаварийный год, согласно нашему закону, вы получаете пятипроцентную скидку на тариф.

Ольга Писпанен: То есть это единственный бонус, который позволяет придерживаться именно вашей компании, не уходить к конкурентам и быть хорошим водителем?

Андрей Знаменский: Нет, не совсем так. Я имею в виду только цены, тарифы, которые на сегодняшний момент не являются предметом конкуренции на этом рынке, поскольку они установлены постановлением правительства и являются фиксированными. Другое дело, дополнительный сервис, который страховые компании могут предложить своим клиентам, он, естественно, в разных компаниях различный. Мы в Санкт-Петербурге предлагаем выезд аварийного комиссара бесплатный, техническую помощь, эвакуатор. Плюс к этому сейчас еще и собираем в ГИБДД документы, если наш клиент является потерпевшим. Это достаточно серьезный сервис, который и помогает нам привлекать клиентов.

Слушатель: Михаил из Москвы. Я хотел высказаться в пользу продолжения страхования ОСАГО, потому что я попадал в ситуации, когда компания мне выплатила, когда я был виновен. А еще я попадал в ситуации "подставы" пресловутой, и эти головорезы, когда услышали, что у меня есть страховка, тут же уехали. Я думаю, что это снимает очень многое проблем, которые были до того, как было введено ОСАГО. А по поводу того, что много проблем со сбором документов, очень много компаний, которые исчезают со страхового рынка, я недавно столкнулся с такой компанией, как "Эй-ай-джи" ("Американ интернешнл групп"), это западная компания, которая работает по западным стандартам. Даже ваш гость высказал мнение о том, что наш ориентир должен быть на Запад, как там работают компании. Я думаю, что стоит даже обратиться в "Эй-ай-джи", очень многие проблемы снимутся сами собой.

Андрей Знаменский: Спасибо за поддержку страхования. Наверное, стоит отметить, что обязательное автострахование, автогражданка - это элемент цивилизации на наших дорогах. Конечно, снижение количества "подстав", более цивилизованное разбирательство между водителями - без махания кулаками, битами и всем остальным, это происходит уже сейчас. Но на самом деле не так много компаний ушло с рынка. Из 170 компаний у нас ушло только 5 на сегодняшний момент. И все их обязательства взяли на себя другие страховщики, в том числе наша компания. Застрахованные в этих компаниях могут обратиться в компанию "Русский мир", в любой филиал и точно также получить это возмещение через РСА (Российский союз автостраховщиков). Что касается перехода на западные стандарты или использования "Эй-ай-джи", вы должны понимать, что на самом деле в России обязательная автогражданка - очень рискованный вид страхования, с точки зрения иностранных страховщиков. Та же "Эй-ай-джи", работающая на территории России, лицензию на ОСАГО не получает, не собирается, насколько я понимаю, получать, и не собирается ввязываться в этот слишком рискованный, с их точки зрения, бизнес. Поэтому здесь, наверное, у российских страховщиков будет немного своя дорога, хотя, естественно, мы пытаемся взять все лучшее с Запада.

Ольга Писпанен: Очень многие страховщики сейчас заявляют о достаточно серьезных финансовых проблемах в этой сфере бизнеса. Почему? Куда уходят деньги?

Андрей Знаменский: Деньги уходят на выплаты, в первую очередь, естественно.

Ольга Писпанен: То есть это убыточный бизнес? Все же не каждый человек, который выплачивает страховку, попадает в какое-то ДТП.

Андрей Знаменский: Конечно, не каждый, но на самом деле та аварийность, которая у нас есть на дорогах, все равно достаточно часто приводит к ДТП и, соответственно, к обязательству страховой компании платить. Поэтому таких выплат достаточно много. На сегодняшний день, конечно, убыточность еще не является критичной, в среднем по рынку это порядка 60%. Собираем, 60% мы сейчас сразу выплачиваем. Надо понимать, что вид очень затратный, с точки зрения накладных расходов. Иметь каждой компании филиал в каждом субъекте федерации для того, чтобы всю нашу территорию России покрывать, потому что ДТП может происходить в любой точке страны, и компания должна иметь возможность там урегулировать этот убыток, это все требует достаточно серьезных денег. Поэтому вид непростой. К тому же эта убыточность растет. Количество выплат по сравнению с теми премиями, которые собираются, растет каждый месяц, каждый квартал, каждый год. Мы планируем, что, конечно, через полтора года это будет уже достаточно серьезной проблемой для компаний, когда они начнут серьезно подумывать о том, чтобы уходить с рынка. Возможно, это произойдет и раньше, потому что уральский пояс, Сибирь - там эта проблема уже встала в первую очередь.

Слушатель: Меня зовут Сергей. Почему так тяжело прививается страхование в Санкт-Петербурге? 160 км на запад, пожалуйста, Эстония - там вообще нет проблем никаких. Почему так тяжело у нас это идет?

Андрей Знаменский: Я бы на самом деле не сказал, что у нас так уж тяжело идет страхование.

Ольга Писпанен: Подождите, если говорим "обязательное", и начали штрафовать сотрудники ГИБДД за то, что нет этого обязательного страхования, значит, все-таки тяжело, потому что в принципе, как только объявлялось об этом, тут же все должны были тихо-мирно пойти, купить эту страховку и ездить спокойно. Но надо было всех запугать еще штрафами за отсутствие.

Андрей Знаменский: Обязательное страхование оно на то и обязательное, что оно имеет силу закона. Поэтому штрафные санкции здесь предусмотрены во всех странах мира, как мы уже здесь говорили. И, соответственно, они предусмотрены и у нас. Причем, по сравнению с западными они у нас гораздо более гуманные. Я на самом деле, может быть, немного не так понял этот вопрос. Мне показалось, что в целом те проблемы, которые есть в российском обязательном автостраховании, немножко больше, чем в той же Эстонии и Финляндии. Эстония тоже не так давно у себя ввела обязательную автогражданку, на сегодняшний момент внедрены уже все те передовые какие-то инициативы, те, которые были в других странах. Естественно, Россия пока еще только в начале этого пути. Это связано, во-первых, с очень большой страной, как я уже говорил, с географическими проблемами, которые у нас есть. Очень тяжело наладить быстрый информационный обмен, создать единые базы для наших объемов, для нашей территории, для многих городов, где еще нет интернета и так далее. На сегодняшний момент это все еще присутствует, и проблемы эти есть по сравнению, опять же, с небольшими странами Прибалтики. Ну, и конечно, надо все-таки обратить внимание на то, что все, кто был когда-либо за рулем за границей прекрасно знают, как отличается уровень вождения в тех странах и у нас. То есть это тоже накладывается. Очень часто приходится слышать - почему в Эстонии автогражданка стоит 60 долларов на год, а у нас дороже получатся? Один раз стоит съездить тем, кто это говорит, чтобы увидеть.

Ольга Писпанен: Научиться этике вождения, культуре вождения. МЧС считает, что страховщики должны финансировать не только ущерб, но и спасательные работы, и даже, может быть, лечение пострадавших при ДТП. Каково ваше мнение, как страховщика?

Андрей Знаменский: Лечение на сегодняшний момент частично и так финансируется через ОСАГО. То есть у нас, как вы знаете, согласно Конституции, медицинское обслуживание бесплатное, поэтому у нас существует такой вид страхования, как обязательное медицинское страхование, в рамках его оказываются базовые услуги, все сверх него, которые необходимо указать в случае ДТП, оплачиваются по ОСАГО. Это то, что касается лечения. То, что касается предложения МЧС... К сожалению, сам этот законопроект я не видел, я видел очень много комментариев в информационных агентствах. Часть из них звучит просто, что ОСАГО должно оплачивать выезд МЧС...

Ольга Писпанен: Спасательной бригады.

Андрей Знаменский: Да. А в других говорится, что это просто использование так называемых превентивных средств, в данном случае в ОСАГО есть такой фонд "Человек-Автомобиль-Дорога", куда каждый страховщик обязан отчислять ряд средств, и эти средства уже само ГИБДД использует на обеспечение безопасности дорожного движения. Вот часть этих средств используют для покупки в том числе какой-то техники для МЧС. Я считаю, что это разумно, вполне приемлемо и может быть использовано.

Ольга Писпанен: А вот этот закон об ОСАГО, который сейчас действует, по оценкам экспертов, бьет все рекорды по количеству махинаций, которые вокруг него выстроены. Как вы считаете, возможно ли вообще в принципе урегулировать эту проблему?

Андрей Знаменский: Смотря что имеется в виду под махинациями.

Ольга Писпанен: Ну, вот вы говорили об одном способе - оценка... Можно просто взять газету и почитать: ""Газель" под ОСАГО"... Специально подстроенные какие-то ДТП для того, чтобы снимать со страховых компаний вот эти деньги.

Андрей Знаменский: Что касается оценки, мы с вами говорили. Этот процесс решается простым постановлением правительства, которое устанавливает четкие инструкции, как это делать, все люди считают одинаково - и проблема снимается. Второй момент, связанный с «подставами» на дорогах и инсценированием ДТП с целью получить страховое возмещение, эта проблема присутствует во всех странах мира, во всех странах мира в той или иной степени с ней борются.

Ольга Писпанен: Существуют какие-то свои специальные внутренние меры безопасности?

Андрей Знаменский: Безусловно, это существует в каждой страховой компании серьезной. Конечно, мы с этим боремся, стараемся это делать. Но тем не менее какой-то определенный процент все равно проходит через любое сито. Условно говоря, он, наверное, просто заложен уже в этих тарифах, которые есть, во всяком случае, это так выглядит на Западе.

XS
SM
MD
LG