Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Петербург отмечает Международный день бедности выставкой в Доме журналистов


Программу ведет Ольга Писпанен. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гость студии – президент благотворительного фонда «Ночлежка» Валерий Соколов.

Ольга Писпанен: Сегодня, 17 октября, Международный день бедности. В России 20 процентов населения живет за чертой бедности. Петербург отмечает этот день выставкой в Доме журналистов, открытой благотворительным фондом «Ночлежка».

Татьяна Вольтская: Собственно говоря, выставки ко Дню бедности открываются две. Одна из них – это картины художника Геннадия Манжаева, на пастелях которого изображены петербургские святые, блаженные, юродивые, чей путь, так или иначе, похож на путь Ксении Петербуржской, от самой Ксении Петербуржской до современной Любушки Сусанинской. Говорит Геннадий Манжаев.

Геннадий Манжаев: Любушка Сусанинская – это одна из сподвижниц-юродивых Христа ради, скорее всего, почила в 1999 году. Ее сподвижничество заключалось в том, что она в свое время отказалась от каких-то благ, которые у нее были, приняла мученический крест, ходила по улицам. В основном у нее была часовня, куда она постоянно приходила, молилась богу. Почему я увлекся именно этим, потому что заметил, что каждый регион, начиная с Дальнего Востока, Сибири до Петербурга, наполнен какими-то святыми, блаженными, юродивыми, но на данный момент получилось так, что больше всего их оказывается в Петербурге и в Ленинградской области.

Татьяна Вольтская: Среди изображений, написанных Геннадием Манжаевым, есть Иоанн Кронштадтский, основавший в Кронштадте Дом трудолюбия, где бедняки могли не только переночевать, но и заработать себе на пропитание.

Вторая выставка, открывшаяся в Доме журналистов, - «Из истории Петербурга благотворящего» - как раз посвящена Дому трудолюбия, а также истории благотворительности в России. Это – краткий обзор того, что делалось в Петербурге в конце XIX – начале XX века в отношении самых разных категорий нуждающихся: помощь детям, бездомным, больным туберкулезом, заключенным, рассказы о филантропах, о светских мероприятиях, вроде лотерей и благотворительных балов.

Цель обеих выставок – показать, что идея Иоанна Кронштадтского актуальна и сегодня, потому что, кроме ночлежек, бедным нужно дать еще и работу. Сегодня, по данным Всемирного банка, каждый пятый житель России живет за чертой бедности, имея месячный доход менее тысячи рублей. Самое удивительное, что большинство бедных – это работающие семьи, взрослые граждане со средним и профессионально-техническим образованием, а также семьи с детьми. Пока они готовы работать где угодно, чтобы свести концы с концами, но если ситуация не изменится, то возникнет система воспроизводства настоящих бедных, пауперов – людей, смирившихся со своим положением, не имеющих ни желания, ни возможностей трудиться и зарабатывать себе на жизнь.

Ольга Писпанен: Сегодня у нас в студии президент благотворительного фонда «Ночлежка» Валерий Соколов.

Валерий, уже не первый год отмечается День бедности в России, в частности в Петербурге. Какие еще мероприятия пройдут сегодня?

Валерий Соколов: Нашим фондом организованы вот эти две выставки, потому что сейчас мы начинаем вот этот новый проект возрождения Дома трудолюбия имени Отца Иоанна Кронштадтского, благословение на который мы получили от митрополита Владимира в конце прошлого года. Эти выставки призваны привлечь внимание к тому, что действительно мало дать бездомному человеку жилье, необходимо каким-то образом заниматься его социальной адаптацией, следовательно, следующий этап – это должна быть какая-то работа. Причем работа эта должна быть не только в области низкоквалифицированного труда, как уборка улиц или общественные работы, но и возможно предоставление профессионального обучения новой специальности, которая может быть конкурентоспособна на рынке. Одна из идей, которую мы собираемся в Доме трудолюбия в будущем развивать, - это минитипография, в которой бездомные будут обучаться полиграфическому делу.

Ольга Писпанен: Но благословения недостаточно для того, чтобы построить дом, к сожалению, нужно еще и финансирование.

Валерий Соколов: Перед нами все-таки есть исторический пример – пример Иоанна Кронштадтского и Дома трудолюбия в Кронштадте. Со дня обращения Иоанна Кронштадского к жителям через газету «Гражданский вестник» в 1872 году и до открытия Дома трудолюбия в 1882 году прошло 10 лет. С учетом того, что мы имеем уже и исторический опыт, и какие-то результаты, и определенную позицию со стороны существующей исполнительной власти, потому что нас поддержали и в комитете по труду и социальной защите, и депутаты Законодательного собрания, я думаю, с момента декларации о начале этой программы до непосредственного его воплощения пройдет 2-3 года от силы.

Ольга Писпанен: Так вы все-таки надеетесь на помощь из бюджета или на помощь каких-то благотворителей?

Валерий Соколов: Вне всякого сомнения, здание под этот дом трудолюбия городская власть должна предоставить. На каких условиях, возмездно, безвозмездно, это уже другой вопрос. Что касается финансирования Дома трудолюбия, то, как структура, которая будет строиться на самоокупаемости, конечно же, мы будем привлекать и средства благотворителей, и в то же время определенные заемные средства. Но, опять же, все зависит от того, на каких условиях мы сможем получить пространство, в котором этот проект будет реализован.

Ольга Писпанен: Вы человек, знакомый с этой проблемой, - и благотворительности, и помощи бедным, и так далее. Улучшается ситуация, пусть даже хотя бы в Петербурге, в одном городе?

Валерий Соколов: Начнем с того, что 15 лет назад, когда наш фонд был создан и мы начали заниматься проблемой бездомности, в городе не было ни одной ночлежки, ни одного дома ночного пребывания, ни одного центра социальной адаптации для бывших осужденных и так далее. На сегодняшний день в городе существует одна негосударственная структура – это наш ночлежный дом, и около 10 государственных структур, которые занимаются и бывшими осужденными, и непосредственно бездомными в разных районах нашего города. Плюс существует тенденция, которая каждый год подкрепляется требованиями губернатора о том, чтобы в каждом районе Санкт-Петербурга был открыт дом ночного пребывания, к чему, собственно говоря, сейчас все и идет. Кроме того, напомню, с 1998 года бездомные, которые потеряли жилье в Санкт-Петербурге, пройдя соответствующую процедуру регистрационного учета в государственном учреждении, могут быть интегрированы во всю социальную инфраструктуру, которая есть в городе.

Ольга Писпанен: Насколько сложна эта процедура прохождения?

Валерий Соколов: Процедура очень простая, это справка формы 9 с последнего места прописки и действующий паспорт, удостоверяющий личность гражданина.

Ольга Писпанен: Если нет паспорта?

Валерий Соколов: Значит, его надо получить в установленном порядке через органы внутренних дел, милиции. На сегодня этот вопрос для Петербурга достаточно отрегулированный, по крайней мере, проблемы с восстановлением документов я, например, не вижу и не сталкивался.

Ольга Писпанен: Почему так много тогда народу остается без документов на улице? Нет желания?

Валерий Соколов: Вероятно, они еще не придают документам такой ценности, как к документу. Но как только они сталкиваются, как только необходимо такой документ восстановить, если есть для этого основания, то задержек никаких не возникает. Я могу рассказать случай из моей последней практики, мы «оживили» одного из бездомных, который долгое время прожил за границей Российской Федерации, за это время его бывшая жена выписала его из квартиры с формулировкой «по причине смерти».

Ольга Писпанен: Это, кстати, тоже очень распространенная история.

Валерий Соколов: Пожалуйста, он приехал из Франции в прошлом году, и мы в течение этого года занимались его судебным делом, в суде была признана не соответствующей действительности запись в форме 9, соответственно, он получил паспорт. Поскольку он имел вид на жительство, он уже получил визу и уехал обратно во Францию. Это, конечно, единичный случай, но, как показывает практика, эти случаи имеют положительное решение в том варианте, если у человека желание восстановить свои документы, привести все в статус-кво присутствует. Если желания такого нет, то помочь невозможно, это известная социальная аксиома. Потому что сегодня наши ресурсы и в социальной сфере, и в общественной, и в государственной, настолько скудны, что, конечно же, в первую очередь они будут направлены именно на тех, кто сам стремится из своей ситуации выпутаться. Мы сейчас не в состоянии пытаться помогать всем.

Ольга Писпанен: Как раз некоторые эксперты говорят об этом, что очень плохая тенденция к тому, что бедными становятся теперь уже не только те, кто в силу каких-то обстоятельств попал на улицу, лишился крова, документов и так далее, но и люди, сознательно уходящие в эту бедность, то есть устающие барахтаться в этом социуме.

Валерий Соколов: Знаете, сейчас скандал очередной в Соединенных Штатах, там один из телеведущих, бывший политик, он возглавлял какое-то министерство в администрации то ли Рейгана, то ли Буша, заявил, что, дескать, для того, чтобы решить проблему с преступностью, нужно всем афроамериканским женщинам делать аборты поголовно, тогда проблема с преступностью будет решена. Это способ «социального» дарвинизма с одной стороны. С другой стороны, в одном репортаже было отмечено, что государство должно оказывать какое-то содействие частной инициативе, предпринимателям и так далее. Давайте посмотрим на современную ситуацию в Петербурге, например. Сокращение малого бизнеса в Метрополитене, на трамвайных, троллейбусных остановках и прочее. То есть десятки тысяч человек остались без работы, без постоянного дохода.

Ольга Писпанен: 40 тысяч приблизительно.

Валерий Соколов: Может быть. Конечно, не факт, что они все работали честно, не факт, что они добросовестные были, но, так или иначе, это система, которая позволяла этим людям не обращать на себя внимания государства именно с точки зрения оказания им помощи. Плюс масса случаев, у меня много знакомых, которые пытаются заниматься бизнесом, в том числе и малым, но… Пытаясь получить какие-то кредиты, они сталкиваются с безумными сложностями.

Ольга Писпанен: У нас есть звонок. Говорите, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Пример: 80 миллионов рублей бюджетных денег в год выплачивается бывшему президенту Борису Ельцину за то, что он вверг страну в нищету и запустил механизм вымирания русского населения. Не кажется ли вам, что он должен быть вашим постоянным жильцом этой ночлежки?

Ольга Писпанен: Дай бог, никто не будет постоянным жильцом.

Валерий Соколов: В отношении того, что жильцом, конечно, не хотелось бы Бориса Николаевича на старости лет ввергать в такую бедность и нищету. С другой стороны, никто не исключает того, что он может стать филантропом и какую-то часть своих доходов бюджетных, этих 80 миллионов, как вы говорите, вкладывать в поддержку либо детского дома, либо какого-то проекта, связанного с бездомными и бедными. Никто этого не запрещает. Я хочу напомнить известную евангельскую истину: верблюду проще пройти сквозь игольное ушко, чем богатому войти в царство божье. Поэтому бедность как раз, мне кажется, дается в назидание всем тем, кто имеет власть, имеет какие-то финансовые ресурсы, для того, чтобы они постоянно помнили о том, что в мире есть еще люди, которые нуждаются в чем-то, они нуждаются в их поддержке в том числе. Это относится и к властьимущим в первую очередь.

Ольга Писпанен: Давайте послушаем звонок. Говорите, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Георгий из Санкт-Петербурга. Раз вы вспомнили Евангелие, то там тоже сказано: нищих всегда имейте при себя, а меня не всегда. Это насчет того, что дорогое масло ему купили для обтирания тела заранее. Я покупал в метро газету…

Ольга Писпанен: К сожалению, оборвался звонок. Но, в принципе, мы, наверное, знаем, что хотел спросить наш слушатель.

Валерий Соколов: Вероятно, про газету. Газета «На дне» скоро опять будет возобновлена в рамках этого проекта Дом трудолюбия.

Ольга Писпанен: Она сейчас прекратилась выпускаться. Почему?

Валерий Соколов: Нет достаточных финансовых ресурсов. Были очень серьезные проблемы у наших продавцов с нашими правоохранительными органами. Сейчас, я думаю, что мы эту проблему сможем уже решать на другом уровне.

Ольга Писпанен: Кстати, объясните тем, кто не знает, что это за газета. Действительно, очень хорошая газета, очень интересно ее было читать. И, покупая ее, понимал, что хоть какой-то вклад ты вносишь в борьбу с бедностью.

Валерий Соколов: Газета «На дне» строилась изначально, как принцип дать возможность бездомным зарабатывать легально средства к существованию, в частности путем продажи своей собственной газеты с таким названием. Из общей стоимости газеты 40 процентов шло в пользу редакции, 60 процентов шло продавцу. Но в какой-то момент в 2003 году получилось так, что объемы продаж очень резко упали. Когда мы начали анализировать причины, то выяснилось, что очень многие наши продавцы, начиная продавать газету, становятся тут же объектом вымогательства, в том числе и со стороны своих коллег по цеху, таких же бездомных или лиц, страдающих алкоголизмом, либо недобросовестными сотрудниками милиции.

Ольга Писпанен: То есть у бедных еще и вымогали деньги?

Валерий Соколов: Это, по-моему, относится не только к бедным, но и ко всем. Ведь это не секрет, что противоправные действия уличной милиции далеки от того образа доброго дяди Степы, который всем помогает. Это серьезная проблема, которая есть в нашем обществе, и эта проблема, как следствие, тотальной бедности и нищеты духа. Милиционеры, которые занимаются таким вымогательством, это тоже ни для кого секрет. Я могу точно сказать, с уличных музыкантов не стесняются брать по 200 рублей.

Ольга Писпанен: Да, у нас была программа такая, когда приходили уличные музыканты, у которых не только отбирали деньги, но еще заодно и побивали.

Валерий Соколов: Еще пытаются возбуждать против них административные дела за незаконное предпринимательство. Хотя, наоборот, если мы говорим, что мы культурная столица, то пусть музыканты работают на улицах и создают имидж культурной столицы, по крайней мере.

Ольга Писпанен: Давайте послушаем звонок. Говорите, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. Не кажется ли вам, что нищета в России исходила от Ельцина? Потому что довести самую богатейшую страну мира до вымирания, это каким надо обладать криминальным талантом. К тому же Ельцин является и глобальным преступником...

Ольга Писпанен: Простите, пожалуйста, это проблема бывшего президента, а не тема сегодняшней передачи.

Валерий Соколов: Я отвечу на этот вопрос таким образом. Не вина Бориса Николаевича Ельцина в том, что мы стали жить бедно. В первую очередь вина в этом всех нас вместе взятых, потому что мы позволяем с собой творить такие социальные эксперименты, по равнозначности абсолютно идентичные эксперименту 1917 года. Вопрос нужно задать сначала себе, почему мы позволяем тем, кто нас охраняет, обирать нас, почему мы позволяем тем, кто нас должен обслуживать, предоставлять некачественные услуги, а потом, когда мы отказываемся платить, они начинают описывать наше имущество и выселять нас из квартир. Почему среднестатистический гражданин, в данном случае пенсионер, не может сегодня себе позволить наравне с пенсионером из Западной Европы поехать на курорт за счет своей пенсии. Это тоже вопрос к нам, ко всем, почему мы соглашались очень долго на какие-то серые зарплаты, зарплаты в конвертах, а теперь, когда пришло время получать пенсию, выясняется, что пенсию нам не с чего платить. Поэтому вся наша бедность, как мне кажется, наполовину результат нашего бездействия, персонально каждого. С другой стороны, мы выбираем этих депутатов, раньше губернаторов, они выбираются из нашей среды. Если бы люди были бы немного другими, то, может быть, депутаты были немного честнее и более подконтрольны обществу, действительно, бедности было бы меньше.

Что конкретно делать сегодня с бедностью? Как мне кажется, государство должно каким-то образом использовать рационально те безумные ресурсы, выражающиеся цифрами с 9 и с 12 нулями, в зависимости от того, в долларах мы считаем или в рублях, для того, чтобы стабилизировать общую экономическую ситуацию в стране. И здесь вопрос даже не в том, что всем бюджетникам увеличить зарплату на 100 процентов или на 120, или на 200. Может быть, даже не надо держать людей в бюджетной сфере. Может быть, действительно, стоит запускать такие механизмы, которые стимулировали бы частную предпринимательскую инициативу, где люди жили бы в реальных рыночных отношениях, а не там, где уничтожается малый торговый бизнес ради того, чтобы жили и богатели крупные торговые монополисты, типа гипермаркетов, супермаркетов и так далее. Вот в чем вопрос. Разукрупнение экономики – это тот самый принцип, который был положен в основу демократических требований конца 80-х, начала 90-х, но это не значит, что надо разукрупнить весь военно-промышленный комплекс, конечно же, нет. Есть просто сфера услуг, которая может быть и должна быть четко совершенно сконцентрирована исключительно в руках мелкого предпринимателя. А то получается, в 1998 году средний класс обанкротили фактически дефолтом, а новый средний класс так и не появился.

Ольга Писпанен: У нас есть звонок. Говорите, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Не кажется ли вам парадоксальным факт, что люди, которые служили раньше идее марксизма, ленинизма, коммунизма, были комсомольскими работниками, как Матвиенко, и вдруг они сейчас служат денежным мешкам, открывают ночлежки в своем городе? Как можно с моральной стороной людей, которые там себя ведут, сопоставить?

Валерий Соколов: Я, например, лично никогда не служил ни в комсомоле, ни в партии.

Слушатель: Я говорю о Матвиенко.

Ольга Писпанен: Так не она же открывала ночлежкам.

Слушатель: Она же к каким идеям призывала народ? А сейчас служит денежному мешку. Это нормально?

Валерий Соколов: Начнем с того, что Валентина Ивановна Матвиенко в данный момент исполняет обязанности губернатора Санкт-Петербурга. Как мне кажется, в обязанности губернатора, независимо от его политических пристрастий, симпатий и антипатий, входит в первую очередь забота обо всех без исключения жителях нашего города, в том числе и бездомных. И если она требует от глав районных администраций исполнения распоряжения губернатора, которое подписал еще предыдущий губернатор Владимир Яковлев об открытии ночлежных домов в каждом районе Санкт-Петербурге, то это можно только приветствовать, независимо от того, какие у нее отношения с «Единой Россией» и с президентом лично. Вопрос, наверное, немножко в другой плоскости. Как, действительно, те люди, которые призывали в свое время к тому, чтобы была социальная справедливость, социальное равноправие, заложенное в ту же самую идеологию марксизма, ленинизма, сегодня действительно, что называется, стоят у финансового руля нашей страны, отгородившись от всей остальной страны заборами на Рублевском шоссе. Вот это действительно вопрос. Почему комсомольские и партийные боссы сегодня стали одними из крупных олигархов в нашей стране.

Ольга Писпанен: Но это уже вопросы богатых, а все-таки мы сегодня говорим о бедных. У нас есть звонок. Говорите, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Вопрос такой. Я поставил железную дверь, но меня обокрали. Я поменял квартиру на более высокий этаж, меня второй раз обокрали. Так вот, по вашей логике получается, что это я виноват. Мы стали нищими, тут Ельцин и его компания не при чем, а мы – народ – якобы виноваты. Что это за логика?

Валерий Соколов: Не совсем правильно вы меня поняли. Логика не в том, что вы поставили дверь, вас обокрали, а потом поменяли квартиру, а вас опять обокрали. В этом не вы виноваты. Просто речь идет о том, что мы сами допускаем над собой такого рода социальные эксперименты. И коль скоро мы их над собой допускаем, то есть очень старая, но непреложная истина: каждый народ достоин своего правителя. И уж если мы позволили себя загнать в такое состояние экономическое в начале 90-х годов, если мы в 1996 году (тогда нам сказали, что либо Ельцин, либо коммунисты, больше никак), опять проголосовали за Ельцина, в итоге от результата этого голосования получили 1998 год, когда еще больше все обеднели. Потому нам опять подсунули в 1999 году еще одного товарища, нынешнего президента, и теперь как бы тоже все удивляются, почему все такие нищие и бедные, хотя у нас такие огромные цены на нефть. Здесь вопрос осознанного выбора, кто и что предлагает. Потому что если за много лет управления страной людям не становится жить лучше, а все становится лучше видно только им, когда им приносят на стол газету «Правда» или в одном экземпляре (сейчас, наверное, «Коммерсант» или «Великая Россия»), из которой руководство страны черпает информацию о том, как хорошо живется в стенах пресловутого Рублевского шоссе, мне кажется, что приходиться вспоминать старую цитату, «страшно далеки они от народа».

Ольга Писпанен: Валерий, раньше в основном люди становились бедными из-за махинаций с квартирами, с жилплощадью, из-за потери документов, прописки и так далее. Сегодня как-то изменилось это положение? Почему люди становятся бедными?

Валерий Соколов: Люди становятся бедными в целом от своей собственной неуверенности. Например, сейчас в Адмиралтейском районе выселяют из квартир за неуплату. Да, конечно, каждый человек должен обладать ответственностью в отношении эксплуатации своей собственности. Но возникает вопрос обратного характера: а где то самое образование, как обращаться со своей собственностью, которая вдруг неожиданно свалилась на всех нас. Потому что при Советском Союзе понятие частной собственности было запрещено и табуировано. Был холодильник, автомобиль, кооперативная квартира или дачный участок, но это предел мечтаний. Сегодня, когда мы получили возможность приватизации жилья, то возникают такого рода конфликты. Как раз государственная ошибка, государственная проблема заключается именно в том, что государство не сделало ничего для того, чтобы дать людям хотя бы элементарное базовое образование, что такое собственность и как с ней управляться. Отсюда как раз и вытекают все проблемы, связанные с бедностью.

Ольга Писпанен: Большое спасибо.

XS
SM
MD
LG